Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Суббота, 25.05.2024, 23:04

Список авторов

Статистика

Онлайн: 3
Гостей: 3
Читатели: 0

Книг на сайте: 3532
Комментарии: 28546
Cообщения в ГК: 239

Глава 1
Дж. Б. Миллер - Как разозлить дракона
Как разозлить дракона - 1
 
Над переводом работали: Наталья Ульянова,
Валерия Плотникова, Ольга Волкова, Алтынай Бекова
Русифицированная обложка: Любава Воронова

 
 
Аннотация:
Думала ли я о том, что, оказавшись по уши в дерьме, пора бы притормозить? Не-а! Так что, даже огромная лопата не откопает меня из ситуации, в которую я умудрилась вляпаться.
Угу, это я. У меня напрочь отсутствует речевой фильтр, и мне лучше бы лишний раз не открывать свой рот. Наверное, я оказалась в этой ситуации именно поэтому. Хотя, это лишь предположение.
Как девушка могла оказаться на вершине горы золота, связанная, распластанная и голая? И кто, черт возьми, устанавливает в этих горах гребаные столбы для привязывания беспомощных женщин? О, я просто упиваюсь жалостью к себе ... На золоте не слишком удобно! заорала я во весь голос.
Грубоватый смешок из глубины тюрьмы был единственным ответом на мое возмущение.
Хотя, я что-то отвлеклась. Вернемся к началу этой маленькой истории. Пусть это будет уроком для вас, люди, там, где-то снаружи. Всё, что я собираюсь рассказать вам чистая правда ...
Привет, меня зовут Лекси, и это история о том, как (очень легко) разозлить рептилию.
Это первая часть рассказа о том, как взбесить самого настоящего дракона. И, знаете, на самом деле это не так уж сложно.

Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8


 
Глава 1  
 
 “Проблема — это не проблема. Проблема — это твое отношение к проблеме”.
 Капитан Джек Воробей
 
Думала ли я о том, что, оказавшись по уши в дерьме, пора бы притормозить? Не-а! Так что, даже огромная лопата не откопает меня из ситуации, в которую я умудрилась вляпаться.
Угу, это я. У меня напрочь отсутствует речевой фильтр, и мне лучше бы лишний раз не открывать свой рот. Наверное, я оказалась в этой ситуации именно поэтому. Хотя, это лишь предположение.
Как девушка могла оказаться на вершине горы золота, связанная, распластанная и голая? И кто, черт возьми, устанавливает в этих горах гребаные столбы для привязывания беспомощных женщин? О, я просто упиваюсь жалостью к себе …
На золоте ни хрена не удобно! заорала я во весь голос.
Грубоватый смешок из глубины тюрьмы был единственным ответом на мое возмущение.
— Ублюдок, — прорычала я.
Я отвлеклась. Вернемся к началу этой истории. Пусть это будет уроком для вас, люди, там, где-то снаружи. Всё, что я собираюсь рассказать вам — чистая правда ...
Привет, меня зовут Лекси, и это история о том, как (очень легко) разозлить дракона.

 
***
 
Шестью месяцами ранее….  
— Пап, ты в этом уверен? — спросила я рассеянно, перебирая несколько пока еще пустых страниц в паспорте. Проклятье, надо было добавить в него несколько страниц, а то он уже похож на книгу. Или придется воспользоваться паспортной карточкой, хотя я это ненавижу. Мне нравится просматривать штампы стран, которые мне удалось посетить за эти годы.
Технически, я была американкой. Именно здесь меня родила мама. Временами я вспоминаю о ней. Думаю, как сложилась бы моя жизнь, если бы она была рядом. Ну, вы знаете, мама, папа, дом с белым забором.
Потом я думаю о нас с папой и отпускаю эти мысли. Она отказалась от нас, так что и мы не нуждаемся в ней. Отец забрал меня к себе и я прожила с ним самые лучшие двадцать лет своей жизни.
Моей школой был весь мир. Я ни разу в жизни не была в реальном классе, не выполняла домашних заданий, и тому подобных мелочей, которые делают люди.
Зато я много путешествую. Мои ноги исходили шесть континентов, больше сотни стран, а из некоторых пришлось даже убегать. Я путешествовала с цирками, цыганами, бедуинами и теми, кого лучше не упоминать.
Нет ничего, что могло бы шокировать меня. Но удивить, заинтриговать, очаровать, вызвать восторг? Да! Каждый день — это новое приключение. Наверное, мой девиз — “Есть многое в небесах и на земле, Горацио” (“Гамлет”, У. Шекспир — прим.пер.).
Потянув за мой локон, папа вырвал меня из мыслей.
— Лютик, я когда-нибудь тебя подводил? — Он плутовато усмехнулся.
— Черт возьми, папа, вот это меня и беспокоит. Помнишь абабде? (прим.пер. — Абабде (также абадис или габаб) — кочевое племя бедуинов, живущее в северо-восточной Африке, в верхнем Египте и Нубии — прим. пер.)
Отец посмотрел на меня немного растерянно.
— Племя абабде, папа? Ты почти продал меня Тахиру, сыну вождя?
— Оу, да. Милый паренек. Он был бы для тебя великолепным мужем, Александрия, — ответил папа с невозмутимым видом.
— Лекси, — поправила я. — Папа, мне было четырнадцать.
— Эххх, — отец пожал плечами. — Для их культуры ты была почти старой девой. К этому времен ты уже могла бы подарить мне несколько крепких пацанят и красавиц внучек. Упрямица. — Он вздохнул, как если бы говорил серьезно. — Не обращай внимания. — Папа беспечно махнул рукой. — Ты стоишь больше предложенных верблюдов и коз. По правде говоря, я даже был оскорблен. Он должен был добавить, по крайней мере, нескольких своих элитных лошадей.
Я закрыла глаза. Иногда даже мне интересно, шутит ли он. Знаю, отец любит меня, но когда он охотится за сокровищами, то готов на все, чтобы заполучить желаемое.
Сделав глубокий вдох, я убираю паспорт обратно в сумку. Мы как раз подошли к концу аллеи, как вдруг что-то заставило меня занервничать.
Мы в Лондоне, одном из самых спокойных мест, которые мы когда-либо посещали. Но все-таки появилось странное покалывание на задней части моей шеи и это означало неприятности.
Я глянула на блеклую надпись на старой потертой вывеске. Под рисунком я смогла разобрать буквы. “Каток”.
— Что мы здесь делаем, папа? Пожалуйста, скажи, что это легально. — Я ненавидела, когда он брался за темные делишки. Это точно гарантировало неприятности. Обычно проблемы подобного рода означали, что придется уносить ноги, сверкая пятками.
— Конечно легально, Лютик. — Верный знак глядеть в оба. Он назвал меня “Лютиком”, уже дважды. А делал он так только тогда, когда что-то недоговаривал.
— Черт возьми, папа, во что мы ввязались?
— Лекси, я очень хотел бы, чтобы ты почаще следила за своим языком. Леди так не выражаются.
— Блять, правда что ли?
Он одарил меня своим фирменным ханженским взглядом.
— Ладно, — я подняла обе руки. — Да, я выражаюсь, как матрос, но это все твоя вина. В детстве ты часто оставлял меня с ними, а дети схватывают на лету все, что видят и слышат.
Мой отец, любящий пофилософствовать, спокойно сказал:
 — Сквернословие — это попытка немощного мозга выразить себя.
Я застонала. Моей отдушиной была нецензурная лексика, но сейчас мне нечего сказать. Когда отец цитирует Кимбалла, лучше промолчать. Папа действительно не переносил сквернословия. Наверное, именно поэтому я и матерюсь. Это что-то вроде моего протеста. (Спенсер В. Кимбалл (1895-1985) был двенадцатым президентом и пророком “Церкви Иисуса Христа Святых последних дней”, более известной как Церковь мормонов — прим.пер.).
За отцом я последовала бы в ад и обратно. Он каждый вечер учил меня видеть мир как неделимое целое. Рассказывал, что не существует ничего невозможного.
Мы здесь именно поэтому — хотим решить еще одну загадку. Понятия не имею, какую именно. Это расстраивало и поэтому я материлась.
— В этот раз мы ищем нечто бесценное, Лекси, — прошептал мой отец. — Черный опал в четыре карата, более известный как "Глаз дракона". Он выпал из короны, которую мы нашли, работая в Азии. Мой покупатель заплатит огромные деньги, чтобы снова заполучить его.
О дьявол, нет. Все может повернуться чертовски плохо. Я знаю, о ком он. Работодатель — лидер триады, с кем бы я не хотела встретиться снова.
“Легально”, вашу мать! Ни хрена это не легально. Уверена, прямо сейчас они подгоняют законы именно для нас.
Снова посмотрев на вывеску, я пожала плечами.
— Какого черта, я же люблю кататься на коньках.
***
 
Я шла за отцом по темной, жуткой аллее, заваленной мусором, пахнущей мочой и… не-а, я даже думать не хочу о том, что тут еще могло быть.
Что-то выбежало из-под одного из мусорных баков, — белка! Нет, подождите, слишком большая. Крыса. Не такая милая и забавная, как белка. Эти засранцы настоящие задиры. Белки, не крысы.
Ага, у меня СДВГ ( синдром дефицита внимания и гиперактивности — прим.пер. ), мой мозг никогда не отдыхает и я всегда на взводе. Но эй… я смотрю на это, как на плюс. Мне никогда не скучно. Столько всего происходит в мире, зачем расслабляться?
Как говорится, отдохнуть успеем и на том свете. Будем надеяться, что этот момент наступит не слишком скоро.
Закончив с крысой, я расправила плечи и поспешила за отцом.
Аллея закончилась дверью, когда-то выкрашенной в желтый цвет. Теперь она выцвела, колер остался лишь местами.
Посмотрев на меня, папа молча кивнул. Правильно, настало мое время вступить в игру. Я внутренне вздохнула. Ненавижу эту часть. Дело было серьезное, надо держать рот на замке. Одно неверное слово и ты мертвец.
Не стучась, папа открыл дверь и осторожно вошел внутрь, переступив через рассыпанную вдоль порога соль.
Окей, я видала и более странные вещи, так что как обычно пошла за ним и переступила порог. Дверь вела в длинный узкий коридор с гладким бетонным полом, уходящим куда-то вниз.
К сожалению, света не было, так что едва за нами закрылась дверь, мы оказались в кромешной тьме. Схватившись за поручень, я последовала на звук папиных шагов и медленно пошла вниз.
Перед нами появилась еще одна дверь. Она была из обычного металла с одним из нажимных стержней. Она застонала, будто в предсмертном хрипе, когда мы открыли ее, так что, я надеялась, папа не планировал незаметно сбежать.
Оказавшись внутри мы увидели лишь тусклый свет. В центре старого катка висел диско-шар. Вдоль стен висели светильники, большинство из которых были разбиты и только несколько из них излучали приглушенный свет. Диско-шар отражал тусклый свет, и, почему-то, мне стало его жалко.
Бедолага. Шар должен отражать яркий свет, мигать, крутиться так, чтобы вызывать у присутствующих восторг.
Как обычно мой мозг ушел в отключку и я даже не заметила огромную гору в виде мужчины, на которую тут же натолкнулась. Впрочем, незаметной она оставалась только до моего столкновения с ним. Я смотрела на бедный, забытый диско-шар, когда он резко появился передо мной.
— Оууууууу, — проворчала я когда он схватил меня за руку, прежде чем я успела упасть на холодный пол. — Внезапная остановка движения от быстрого падения причиняет боль, идиот. — Я толкнула его в грудь свободной рукой.
— Ты должна смотреть куда идешь, девочка.
— Ооооохххх, — вздрогнула я. — Ворчун. Мне нравится. Скажи что-нибудь еще. Я слышу акцент? — Как и говорила, фильтр отсутствует напрочь.
— Я слишком сильно ударил тебя? — он повернулся к моему отцу. — Эндрюс, она дефектная?
Угу, у него акцент и это сексуально, но явно осел.
— Я не дефектная, ты… ты дингл берри на заднице человечества.
— Александрия! — произнес мой отец своим “заткни-свой-рот-сейчас-же” голосом.
— Что? Он оскорбил меня.
— Что такое дингл берри? — спросил сексуальный, ворчливый голос. Я все еще не могла разглядеть его обладателя.
— Ты, — я попыталась вытащить свою руку из хватки.
— Это я уже слышал, — прогрохотал он. — Но я хочу знать определение этого выражения. Я такого раньше не слышал. Звучит не слишком приятно.
— Ну, кхм, — я закатила глаза. — Надеюсь, ты привлекательный, придурок. Потому что тебе явно не получить премии “интеллектуал года”.
— Лекси, — выдавил папа. Он даже сделал шаг нам навстречу и протянул руку, словно собираясь оторвать меня от удерживающего меня мускулистого негодяя.
Грозное шипение остановило его.
— Змей Горыныч, — умоляюще начал отец. — Она безрассудна и не ведает, что творит. Лекси еще ребенок.
— Она не выглядит и не пахнет как дитя, — заурчал тот.
— Эййй, у тебя есть другое имя? — Спросила я. — Я вроде как не могу произнести “Змэй Горьинич”. — Я специально исковеркала произношение. Знаю, что Змей — это дракон. А остальное… Просто пожала плечами. Оно было славянским и труднопроизносимым. — О, и я не ребенок. Я полноценная женщина. — Я зыркнула на отца.
— Это я вижу, — сказал незнакомец. — Не хотел бы слышать, как ты искажаешь мое имя своими жалкими попытками, поэтому можешь обращаться ко мне ”Шейн”. Так я представляюсь смертным.
— “Смертным”? — Ааа, черт, теперь я поняла. Этот парень — чокнутый. Вот почему папа был обеспокоен. Психов легко вывести из себя.
Поэтому я кивнула, словно соглашаясь с ним на все сто процентов.
— Хорошо. — Я подмигнула ему. — Для смертных. Итак, дай угадаю, ты часом не дракон?
— Да, — ответил он. — Я — Змей Горыныч.
— Мне знакомо только “дракон”, не знаю, что остальное означает, — сказала я виновато.
Моя рука все еще была зажата в лапище.
— Точно так же как и я не знаю выражения “дингл берри”. — Он произнес это так старательно, что мне потребовалась минута, чтобы сдержаться. Не нужно смеяться и бесить чокнутых.
— Давай так — ты скажешь мне, что означает твое имя, а я расскажу что значит “дингл берри”?
— Это приемлемо. — Он кивнул и мое тело дернулось в движении. Черт, я бы хотела остаться без синяков.
— Имя Змей Горыныч было дано мне много лет назад. Змей — это мужчина-змея. И, ну, меня называют “трехглавым огнедышащим”.
Он говорил об этом так спокойно, что я не могла устоять. Мне хотелось увидеть хоть небольшое проявление сумасшествия. К тому же, полагаю, что могу пнуть его повыше колена и быстро сбежать.
Папа не обрадуется, но давайте смотреть правде в глаза — парень был явно с приветом и даже не подозревал об этом.
Я сладко улыбнулась, отчего отец тихо выругался себе под нос.
— Знаешь, у животных выходят такие небольшие остатки помета вперемешку с клоками шерсти? — спросила я ласково.
Мужчина сделал шаг ко мне и на его лицо упал свет. Проклятье, я забыла как дышать. Он был горяч, просто обжигающе сексуален. Рыжие вьющиеся волосы до плеч, проницательные зеленые глаза, побуждающие меня закончить мою мысль и волевая челюсть, которая сжалась, сигнализируя о том, что он готов вот-вот выйти из себя.
Да кто я такая, чтобы разочаровывать?
Это и есть дингл берри, — ухмыльнулась я.
Его зрачки превратились в щелочки и пожелтели, в то время как его другая рука потянулась, чтобы обернуться вокруг моего горла. Потом он взревел.

 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх