Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Четверг, 22.02.2024, 00:15

Список авторов

Статистика

Онлайн: 9
Гостей: 9
Читатели: 0

Книг на сайте: 3469
Комментарии: 28538
Cообщения в ГК: 239

Глава 1
Виви Эндрюс
Жара в Серенгети
Оборотни - 1

 
Перевод: Аssolo, с 8 главы Regina
Редактура: 1-7 главы – FairyN, Regina, 8-11 главы - Стася
Обложка: Стася
Перевод сайта http://best-otherside.ru/

 
Аннотация
Эва Майнор старалась быть пай-девочкой. У самой мелкой и слабой в прайде вер-львов, где правят сила и размер, нет иного выбора, кроме как стать одной из последних. А теперь, когда сексуальный и непостоянный альфа Лэндон Кинг встал во главе прайда, ее угораздило влюбиться в него!
Лэндона больше занимала реформа устаревших традиций прайда, а не поиски супруги. Но все его благие намерения испарились в тот момент, когда непослушная Эва перешла ему дорогу.
Эва знает, она не из тех, кого выбирают себе в пару, но она серьезно настроена провести одну незабываемую ночь до того, как ее вновь отошлют на место в конце иерархической лестницы прайда.
Однако Лэндон не намерен позволить смелой, обольстительной львице так просто уйти…

Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11

 
   ГЛАВА 1
 
Эва Майнор напрашивалась на неприятности и, судя по виду бара «Пустячок», именно их она здесь и получит.
Стоя в одиночестве на грязной парковке позади обшарпанной забегаловки, она слушала шелест гравия, пока водитель вонючего такси, завёзшего её сюда — тип с маслянистыми глазками — выруливал на дорогу к более злачным местам. Эва попросила отвезти её в бар, известный тем, что там легче лёгкого найти себе пару на одну ночь. Теперь же она стояла на парковке, парализованная нерешительностью и мыслями из разряда «будь осторожней в своих желаниях». Эва Майнор — трусливая львица.
Пятница, ночь. В последний день рабочей недели даже в их сельской глуши в баре будет полно человеческих мужчин. Людей, которые увидят в Эве не самую маленькую и слабую львицу прайда, а миниатюрную, сексуальную женщину, двигающаяся с явной кошачьей грацией. Они никогда не заподозрят в ней что-то большее, чем просто человека.
Но сегодняшним вечером она хотела быть «чем-то большим». Жаждала хотя бы раз почувствовать себя особенной, а не самой никчемной представительницей львиной стаи. Менее сильной. Менее быстрой. Менее достойной…
Теперь или никогда.
Она тряхнула головой, откидывая длинные белокурые волосы за плечи. Ниспадая, шелковистые локоны коснулись обнаженной спины, дразня чувствительную кожу. Предвкушение пронзило Эву подобно электрическому току, пробуждая все её сверхчеловеческие чувства.
Она не была склонна к драматическим появлениям, но, когда позади захлопнулась тяжёлая дверь, каждый подвыпивший посетитель в баре обернулся к ней, оценивая взглядом. Эва приняла вызывающую позу, положив руку на бедро и прогнув спину.
В ту же секунду на неё навалились духота и вонь. В заведении, которое она выбрала для первой вылазки на тёмную сторону, вентиляция помещения определенно не стояла в приоритете. Запах прокисшего пива и пота терзал ноздри, но под всем этим смрадом дешевого кабака, чувствовался слабый дразнящий мужской аромат, заставивший её задрожать, несмотря на удушающую жару. Львица внутри неё заворочалась и замурлыкала.
Эва провела ладонями по обтянутым джинсами бедрам. И подавила желание прикрыть руками голый живот или одёрнуть топик. Она даже не знала, тянуть ли ей его вверх или вниз; плотно облегающий грудь гранатовый топ оставлял мало возможностей для манипуляций в любом направлении.
Но публике, казалось, понравился её наряд. С того момента как за Эвой захлопнулась дверь, все взгляды были направлены только на неё.
«Нужно выпить», — подумала она, осматривая ряд табуретов у видавшей виды барной стойки, маскирующейся под красное дерево. Свободных мест там оставалось предостаточно. Немного — или много — пива успокоит её нервы.
Эва с гордым видом прошествовала к бару на высоких каблуках, вертя бедрами, как Мэрилин Монро, по крайней мере, она надеялась, что выглядит похоже. За её дефиле следили не менее дюжины взглядов, но, сроднившись с ролью робкой пай-девочки, она не могла заставить себя оглянуться и насладиться всеобщим вниманием. Эва смотрела только на то место, на которое нацелилась, надеясь, что её нервозность сойдёт за сексуальную надменность.
Когда она приблизилась, мужчина у края бара покосился на неё. У этого Ромео во рту недоставало трёх зубов. Эва двинулась дальше, игнорируя его причмокивание в адрес своей задницы.
Через три свободных табурета Холостяк Номер Два окинул её оценивающим взглядом от груди до пят и обратно, прежде чем посмотреть в лицо и одарить ленивой улыбкой, говорящей «ты-же-знаешь-что-хочешь-меня». Улыбка была неплоха. Чертовски нахальна, но Эва привыкла к самонадеянным мужикам. Она справится с этим идиотом. К тому же у него все зубы на месте! Итак, дамы и господа, вот и наш победитель.
Эва запрыгнула на высокий табурет рядом с удачливым холостяком, даже не подозревающим, какое счастье на него свалилось. Казанова с наслаждением проследил за движениями её не обременённой лифчиком груди, пока Эва забиралась на стул, и она подавила желание одёрнуть топик.
— Угостите девушку напитком?
Зрачки Казановы так сильно расширились, что полностью перекрыли радужку глаз. Эва улыбнулась — её уверенность в себе значительно возросла. Она, конечно, хорошая девочка, но голос у неё не как у оператора секса по телефону. Хриплый, эротичный и глубокий. Он стал одной из множества причин, из-за которых её властные братья настаивали, чтобы на ранчо она как можно больше помалкивала рядом с посторонними мужчинами.
Но сейчас-то она не на ранчо…
Казанова подал знак бармену, не отводя от неё глаз.
— Как тебя зовут, крошка?
У него оказался протяжный техасский выговор, и при звуке его голоса Эва чуть выгнула спину. Мысль утянуть парня из бара и претворить в жизнь все свои фантазии утвердилась у неё в голове. Она сможет! Она действительно сумеет ради разнообразия сыграть роль плохой девочкой.
— Эва. А тебя?
Её совсем не волновало его имя. Нервы Эвы были под таким напряжением, словно она — автомобиль, который пытаются угнать, замкнув накоротко провода. Когда бармен бухнул перед ней пиво, она от неожиданности соскочила с табурета. Облокотившись на испещренный бар как на спасательный плот, Эва ополовинила бутылку одним большим глотком.
— Шанс.
Шанс? А, да, его имя. Ура. Эва сделала ещё глоток. Её бедра самопроизвольно выгнулись назад, выставив задницу напоказ. Тело требовало самца, который без промедления сорвал бы с неё джинсы и поимел бы сзади.
Эва со стуком поставила пиво на барную стойку. Алкоголь не помогал.
Она то и дело отбрасывала волосы, которые скользили по гладкой, покрытой испариной коже, вызывая дрожь. Остаётся надеяться, что Шанс не поклонник длительных ухаживаний. И позволит Эве сразу вскарабкаться на него и взять то, что ей нужно. Она не думала, что долго продержится.
— Так… — протянул Шанс, явно намереваясь начать разговор, которого ей совершенно не хотелось.
Интересно, как он отреагирует, если она проведет языком вниз по его шее? Вероятно, чертовски быстро заткнётся.
Эва развернулась к счастливчику-ковбою, как вдруг знакомый запах проник в ноздри, тёмный и горячий, подобный полночи в саванне. Тело отреагировало на находящегося позади мужчину внезапной влагой между ног прежде, чем она осознала, что за спиной кто-то есть. Тяжёлая рука легла на шею, но он не стал трясти её, как непослушного котёнка, коим наверняка считал, а лишь крепко сжал затылок, словно хотел оставить отпечаток своей ладони на коже.
Лэндон!
Эве не нужно было оборачиваться, чтобы догадаться, кто стоит позади, и, без сомнения, возмущенно взирает на неё и ковбоя. На других мужчин она никогда не реагировала так, как на Лэндона Кинга: одновременно тая и возбуждаясь.
Она сжала бедра, пытаясь обуздать своё тело и молясь, чтобы он не почувствовал запаха её желания, в то же время понимая, то мольбы её тщетны. Почему именно он? Любой другой был бы предпочтительнее. Уж лучше бы её поймал за поисками приключений на свой зад один из назойливых братьев, чем альфа её дурацкой стаи!
Эва так старательно его избегала. Из кожи вон лезла, чтобы он не дай бог не узнал о глупом увлечении, бессмысленном желании, которое в ней пробудил. Ясно ведь, что Лэндон не воспылает к ней ответной страстью. Поэтому Эва и оберегала своё достоинство, принимая все меры, чтобы он не догадался о её жгучем влечении. Теперь же все усилия пошли прахом. Он стоял всего в трёх футах позади, и его звериное чутьё ничем не уступало её собственному. Лэндон легко учует возбуждение Эвы. И всё узнает.
Можно попытаться убедить его, что не он служит причиной источаемого ею густого аромата желания.
Глаза Эвы в отчаянии остановились на ковбое в то время как тот, хмурясь, взирал на высоченного светловолосого бога, явившегося забрать её домой.
— Я могу вам чем-то помочь, мистер?
— Уверен, что можешь, — рыкнул Лэндон. — Можешь свалить отсюда.
Его рычание отозвалось в основании её позвоночника и пронеслось вверх, заставляя чувственно выгнуть спину. Она чуть не кончила, только услышав его голос. Да уж, Эва, умеешь ты держать себя в руках, ничего не скажешь.
Ковбой-Казанова поглядел на неё, но она была слишком занята, пытаясь замаскировать своё вожделение, чтобы посылать ему скрытые сигналы глазами. Она даже не знала, какой именно сигнал послала бы. Если ковбой сбежит и оставит её наедине с Лэндоном, ну, тогда у неё появится возможность побыть с Лэндоном тет-а-тет. Но если Казанова останется… Лэндон, судя по голосу, с удовольствием оторвёт ему руки. Эва боялась, что этим оно и закончится.
Если альфа прайда начнёт выдёргивать людям руки прямо посреди местной забегаловки, то на него обрушится гнев линчующей толпы. Необходимо увести отсюда Лэндона, пока он не взорвался.
— И не собираюсь, друг мой, — сказал ковбой, произнося слово «друг», словно хотел сказать «урод».
Встав с табурета, Шанс выпрямился. Он был высок, но Лэндон всё же оказался выше на несколько дюймов. И тяжелее фунтов на пятьдесят чистой мышечной массы. Ковбой был худощав. Лэндон же напоминал танк. В любом обличье.
— Ты не похож на её папочку, и она не носит обручального кольца, так что пока эта маленькая леди не попросит, чтобы я ушёл — я останусь там, где стою.
Лэндон зарычал. Он не сдвинулся с места, и Эва по-прежнему не видела его, но спиной она чувствовала исходящий от него неестественный жар. Ей не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что он готовится к драке. Она по опыту знала, что альфы любого пола имеют склонность к идиотской агрессии, и Лэндом в этом отношении хуже многих. Эва, будучи одной из самых слабых бет в стае, конечно же, считала агрессию в любых её проявлениях глупой.
Пора разруливать ситуацию.
— Думаю, тебе лучше уйти, Шанс, — сказала она.
Лэндон чуть сильнее сжал её шею, а затем ослабил хват и провел рукой вниз. Он что — её ласкает? Дрожь пробежала вниз по позвоночнику Эвы. Теперь уже бесполезно молить бога о том, чтобы Лэндон не догадался о причинах такой реакции. Шанс глянул на неё, потом на ладонь Лэндона, сжимающую её шею.
— Теперь понятно, — протянул ковбой, — но я не могу уйти, не убедившись, что с маленькой леди всё будет в порядке. Этот громила тебя не запугал? А, Эва?
Она заморгала от неожиданности. Или Шанс всё ещё надеялся заполучить её на сегодняшний вечер, или он оказался более достойным человеком, чем она предположила после его оценивающего взгляда.
— Всё хорошо, — заверила она. — Лэндон меня не обидит.
Он дал клятву, что будет защищать её и остальных членов прайда, но Шансу не обязательно это знать. И, конечно, она и не стала указывать ему на то, что, если Лэндон решит ей навредить, Шанс ничем не сможет помочь. В настоящей битве ковбой даже против крохотной пятифутовой Эвы не продержался бы и пяти минут, не говоря уже о мускулистом альфе.
— Уверена, дорогая?
Лэндон издал звук, на который человеческое горло было просто не способно — бессловесное угрожающее ворчание. Он убрал руку с её шеи и угрожающе шагнул к Шансу. Грудью он задел её плечо, и от прикосновения она дёрнулась. Эва опустила глаза, пытаясь совладать с реакцией своего тела, и заметила кисть его руки с изогнутыми ногтями, которые втягивались и вытягивались, то превращаясь в острые когти, то опять становясь нормальными.
Лэндон был близок к полной потере контроля.
— Она уверена, — рыкнул он.
Прислонившись спиной к барной стойке, Эва повернулась к Лэндону и запрокинула голову. Как всегда, от одного только взгляда на него внизу живота заныло, и самообладание её покинуло.
Высокий и широкоплечий, мускулистый и загорелый с головы до ног, он легко мог сойти за киношного гладиатора, решившего посетить бар, накинув на себя чёрный свитер и джинсы. Обычно такие массивные мужчины не отличаются грациозностью, тогда как в Лэндоне, даже в человеческой форме, чувствовалось что-то кошачье. Его волосы едва доходили до бровей, но копна тёмно-медовых и каштановых прядей всё равно навевала мысль о густой гриве африканского льва. А его глаза, Эва всегда удивлялась, как можно принять их за человеческие. Яркие, по-кошачьи золотистые с зелёным отсветом, эти глаза, казалось, видели намного больше, чем должны, проникая прямо в её душу.
— Лэндон, — сказала она, голосом даже более глубоким, чем обычно. — Давай просто уйдём?
Она положила руку на его предплечье, словно барьером отделяя альфу от его добычи — ковбоя. Конечно, этот жест не остановил бы Лэндона, но она больше рассчитывала на психологический эффект своего жеста, а не на физический. Эва мягко сжала его предплечье, и золотисто-зелёные глаза переключились с Шанса на неё.
Эва закусила губу. Она никогда прежде не подходила так близко к Лэндону, и то, как он смотрел на неё… чудо, что Эва тут же не вспыхнула! Но, увы, он перевёл взгляд с неё на Шанса, потом обратно. Его глаза воинственно мерцали.
— Лэндон, — снова промурлыкала она, понижая голос, и придвинулась к нему.
Они стояли совсем близко, так что потребовалось лишь чуть сдвинуться, чтобы прижаться к нему всем телом. Он тотчас сосредоточился на ней, забыв про Шанса. Эва целиком завладела его вниманием.
Осталось только убедить большого плохого котёнка, что не стоит убивать человека, посягнувшего на то, что он считает своим.
Эва потёрлась своим телом о тело Лэндона. Привычнее было бы проделать это, находясь в другом обличье, но она надеялась, что этот жест и так окажет свой успокаивающий эффект. В её поступке не было никакой сексуальной подоплёки. Для львов такое дружеское касание, призванное утешить собрата по прайду, вполне в порядке вещей, но, когда Эва потёрлась щекой о плечо Лэндона и уткнулась лицом в шею, вдыхая его запах, она почувствовала совсем не умиротворение. Её охватило сильнейшее желание, которое дрожью пробежало всему телу, а потом собралось внизу живота, вызвав появление горячей влаги у неё между ног.
Лэндон резко вздохнул и закашлялся, твёрдая выпуклость уперлась ей в живот, свидетельствуя о реакции его тела на её возбуждение. Эва знала, что его эрекция едва ли имеет какое-то отношение к ней лично. Любой лев, ощутив запах жаждущей самки, отреагировал бы так же.
Он обхватил её одной рукой и прижал к себе.
— Я отвезу тебя домой.
Она скорее почувствовала, чем услышала эти слова, отозвавшиеся вибрацией у него в груди. Шанс проявил мудрость и больше не возражал, пока Лэндон выводил Эву из бара. Выйдя в удушающую жару летней ночи, Эва осмотрела парковку, увидела джип Лэндона и без разговоров направилась к его машине. До бара она ехала на такси, надеясь, что братья не смогут проследить за ней, не используя охранную систему LoJack1, установленную на всех автомобилях на ранчо. Однако тщательно продуманный план, очевидно, не сработал.
— Это они послали тебя за мной, да? — довольно резко спросила она, пока Лэндон быстро вёл её к своему джипу, решительно сжимая плечо Эвы.
— Дорогуша, никто меня ни зачем не посылал, — прорычал он. — Я самый главный в прайде.
Её охватил предательский трепет.
Он пришёл за ней! Лэндон Кинг, альфа прайда «Три Скалы», отправился за ничтожной маленькой бетой — Эвой Майнор. Значит, он действительно знал, кто она такая. Она для него не невидимка.
Конечно, это далеко не признание в любви, но жизнь стала казаться Эве гораздо радужнее, чем несколько минут назад.
— Я уже был в баре, когда ты появилась. И ты бы это заметила, если б не виляла задницей перед всем, что шевелится.
И вот её жизнь снова стала тёмной и тоскливой.
Ясное дело, он приехал в бар не ради Эвы. Зачем? Ему дела нет до её существования.
А что касается братьев… Они, вероятно, даже не заметили пропажи. Никто не рыскал в ночи в поисках ничтожной Эвы Майнор. Её маленькое восстание оказалось подавлено, а она не получила и поцелуя, не смогла даже ненадолго почувствовать себя женщиной.
Она что — так много просит? Всего-то — почувствовать себя значимой. Хоть раз сбросить шкуру самого слабого члена стаи. Перестать быть оберегаемой младшей сестричкой, беспомощной маленькой девочкой или крошечной львицей, которую и на охоту-то не брали. Сегодня вечером, первый раз в жизни, она собиралась ощутить себя кем-то более значимым. Но не получилось. Никогда не получалось.
Ни разу в жизни Эва ещё не чувствовала себя более невидимой.

 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх