Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Четверг, 22.02.2024, 01:56

Список авторов

Статистика

Онлайн: 2
Гостей: 2
Читатели: 0

Книг на сайте: 3469
Комментарии: 28538
Cообщения в ГК: 239

Глава 6
Глава 6
 
Хелена выглянула в слегка приоткрытую дверь в спальню и быстро захлопнула её. Проклятье. Ужасающий блондин был все еще там. Также, как и те предыдущие пятнадцать раз что она проверяла.
В конце концов она должна найти еду и что-нибудь существенней чем водопроводная вода из примыкающей ванной комнаты. Прошел уже целый день с тех пор как Никколо бросил ее в шикарном пентхаусе. Где он, черт возьми?
После того как, убедил поехать с ним, он посадил ее на вечерний рейс до Нью Йорка, но сам не зашел на борт.
Пять раздражающе - нервных часов спустя, самолет приземлился, и Никколо ждал сразу за дверью самолета с приветствующей улыбкой на лице. Думаю, что местные правила безопасности не распространяются на вампиров.
- Мы должны поторопиться, - сказал он и подмигнул, - солнце почти встало, а мне понадобятся силы сегодня. - Хех.
Прозвучало сексуально, подумала Хелена, когда он взял и поцеловал ее руку, медленно подводя к блестяще-черному лимузину, который стоял у обочины.
- Ой, нет! - Хелена повернулась чтоб вернуться к терминалу. - Я забыла багаж.
Никколо погладил ее руку.
- Не волнуйся, mio cuore. Твои вещи уже в нашем новом доме.
“Наш“ новый дом? Она не смогла сполна обдумать эту мысль сейчас. Вместо этого спросила у Никколо о его путешествие мистическим образом.
- У нас еще будет время обсудить это, - сказал он.
Но его не будет, как она поняла позже.
У нее отвисла челюсть при виде великолепия роскошного дома, возле Центрального Парка. Уже достаточно ошеломляло просто находится в таком большом городе. Но стало ещё невероятней, когда она увидела шикарное фойе c чрезвычайно современными диванчиками и хрустальной люстрой размером с Volkswagen Käfer.
Дворецкий приподнял шляпу, когда они вошли. Вау, да я прям как "Красотка", только не проститутка.
- Никколо? - Она потянула его за рукав после того как двери лифта закрылись.
Он посмотрел на нее большими темными глазами и блеснул еще одной сногсшибательной улыбкой.
- Sì, любовь моя?
Ее сердце радостно затрепетало.
- Ты сказал, что мы поговорим после поездки. Собираешься что-нибудь рассказать? - спросила она.
Он склонил голову набок.
- Чтобы ты хотела услышать?
Объяснение того почему он был погребен в Мексике, почему спал три столетия, не помешало бы. О или как насчет его происхождения. Почему он и она “пара?“
Как такое случилось? Что это значит? Было ли счастье гарантированной частью всего этого? Как насчет детей? Нужно было ли ей пройти что-то вроде математического теста чтобы доказать, что она достаточно умна чтобы стать его компаньоном до скончания веков? Не то чтобы Хелена волновалась; она была превосходна в математике.
Хелена внезапно почувствовала себя глупым, наивным ребенком, который проситься на ручки. Она выбрала вопрос, который не отражал ее любопытство.
Расправив плечи, она спросила:
- Почему ты выбрал это место для проживания?
Он нахмурился на мгновенье.
- Ты недовольна? Тебе тут не нравиться? Могу, заверить это самый лучший пентхаус на всем Манхеттене.
Она покачала головой.
- Нет. Все … идеально. Но почему Нью Йорк? Ты отсюда родом? - Хелена никогда так не думала из-за его итальянского акцента. 
Он покачал головой.
- Нет, я не отсюда. - Ну конечно. Глупый вопрос.
Лифт издал гудок, и железные двери разъехались в стороны. Они вышли в тихий, ярко освещенный коридор с кремовыми стенами, густым цветочным ковром и скошенными зеркалами по обе стороны от декоративно резных двустворчатых дверей.
- Значит ты работаешь в Нью Йорке? - она не имела понятия как он зарабатывал деньги.
Николло повернулся к ней, его желваки заходили. Он расстроился? Она что-то не так сказала?
- Просто здесь … удобно, - ответил он.
- Почему?
Желваки дергались.
- Buon. Все проясниться в свое время, моя Невеста. - Двери открылись, и он провел ее внутрь. - А пока боюсь тебе придется иметь дело со мной. Мне о многом запрещено рассказывать.
- Но ты же сказал, что я твоя пара. Разве это не означает, что я имею право знать. - Хелена вдруг оказалась прижата к стене. Никколо поцеловал ее с такой силой, что с начала она даже не поняла напал он на нее или просто чувствовал себя также разгоряченно, как и она.
Его губы надавливали и посасывали, в то время как язык вторгался в рот. Толчок прошел через тело Хелены. Восторг был настолько изящным, настолько сильным, можно было подумать, что она или испытает оргазм, или упадет в обморок если он не остановиться. Либо будет просто чуточку не ловко на данном этапе их отношений.
Затем она поняла, что её быстро уносят, наверно в их спальню (да кого это вообще волновало?). Никколо прижимался своим телом к ней, продолжая овладевать ее ртом.
Как же хорошо было чувствовать его, такого твердого на против ее женственности. Пульсирующее, грешное тепло собралось между ее ног в тот момент, когда Никколо обхватил ее задницу и по-хозяйски прижался своим возбуждением. Есть ли место на его теле, которое не было бы твердым? Гланды? Почки? О! Его язык ... маленький бархатный дьявол.
Глубокое грохотание вырвалось из его горла, когда он достиг застежки ее джинсов.
Неужели они сделают это? Так скоро?
К черту, кого она обманывает? Она думала об этом каждую минуту с момента их встречи. Урааа!!
Но знал ли он что у нее не было … опыта? Она видела его голого и знала, что его размер просто так не принять, без подготовки.
Собравшись с силами, Хелена разорвала поцелуй чтобы предупредить Никколо, и уловила проблеск его глаз. Они были как темные пучины, которые отражали ее неуверенность, неистовую жажду и страх.
Она задохнулась.
- Николо. Ты в порядке?
Взгляд разочарования. Нет. Подождите … гнева. Нет … страха. О дьявол. Это был очень, очень плохой взгляд.
- Томас приглядит за тобой, - ответил он хмуро, прежде чем выбежать вихрем из комнаты, закрывая за собой дверь.
После этого Хелена затаила дыхание и плеснула холодной воды - недостаточно холодной - себе в лицо, и попыталась пойти за Никколо. Но вместо него нашла гигантское славянское чудовище - Томас? - у своей двери, с таким холодным взглядом, что он мог заморозить пингвиненка. Это остановило ветер, дувший в ее либидо-парусник.
Остаток дня она провела, распаковывая вещи, смотря телевизор, и пытаясь избежать конфронтации с реальностью ее положения. Но так и не смогла отважиться и выйти за пределы комнаты где неподвижно стоял устрашающий блондин.
Вернётся ли когда-нибудь Никколо обратно? Черт его побери. Почему он оставил ее одну? Может она плохо целовалась, а его глаза были как кольца настроения, которые приобретали черный цвет, когда к нему прикасалась ученая-зануда? Ааа!!
Прекращай, Хелена. Должно быть рациональное объяснение. Он бы не стал привозить тебя сюда, покупать тебе дом, спасать жизнь … а потом просто бросать из-за одного поцелуя.
Хелена открыла свой ежедневник. Да, она будет делать заметки обо всем, отделяя факты от вымысла - вопреки ее разыгравшемуся воображению - и разложит их по полочкам, что приведет ее к рациональному объяснению всего того, что она видела, слышала, и чувствовала. И начнет она с жуткого убийцы, у ее двери.
Он тоже Вампир? Возможно. Навредит ли он ей? Похоже, что нет. Никколо был слишком покровительственным чтобы оставить ее с кем-то кто мог бы причинить ей боль. Ладно, с этим разобрались.
Видишь. Тебе нечего бояться. Просто выйди, представься, и пусть он покажет тебе где кухня.
Она еще раз выглянула за дверь и снова захлопнула ее. Проклятье. Томас был слишком огромным и смертоносным. У него также сверхъестественное чутье. И это пугало ее до костей.
- Мэм, - она услышала низкий голос по другую сторону двери.
Хелена ахнула и прикрыла рот рукой.
- Мисс Штраус? Я слышу, как вы дышите. Я знаю, что вы там.
Дерьмо. Что ей теперь делать? Если она не ответит, будет выглядеть как трусиха. По какой-то странной причине, образы цыплят мелькнули в ее голове.
Всегда ли сильные куры заклевывали слабых до тех пор, пока бедняжки оставались без перьев? Вампиры считали себя сильными курами? Ей нельзя показывать слабость и дать им себя заклевать.
Хелена сделала глубокий вздох и с размаху открыла дверь.
- Что? Какого черта тебе нужно? - рявкнула она.
Томас сделал шаг назад, но выглядел совершено не затронутым ее тоном.
- Никколо сказал мне не беспокоить вас не при каких обстоятельствах. Но я сомневаюсь, что он имел ввиду, что вы целый день, будете сидеть в комнате без еды. Он пообещал оторвать мне голову, если вы будете страдать под моей опекой, и кажется, что я рискую сейчас.
- О.- Хелена осторожно посмотрела на него. - Простите. Я не хотела быть такой … невежливой …- Но ты напугал меня до чёртиков.
Мгновенная радость вспыхнула в глазах Томаса.
- Я вижу, что вам не совсем комфортно покидать комнату, пока, могу я заказать вам какой-нибудь еды? 
Хелена задрала подбородок. Она была решительно настроена побороть свой страх, включая трясущееся коленки, которые словно чувствовали, что она разговаривает с львом, который при нормальных обстоятельствах рассматривал бы ее как аппетитную газель.
- Пиццу с колбасой и … Доктора Пеппера.
Томас разглядывал ее несколько моментов, страх заполнил его глаза.
- Я думаю, что мы сможем найти пиццу, но я не знал, что вы больны и нуждаетесь в докторе. Никколо оторвёт мне голову.
Это будет очень, очень длинный день.
 
***
 
Спустя восемь грустных, долгих недель...
Хелена смотрела из окна непристойно огромного пентхауса сквозь Центральный Парк. В отличии от абсолютно белых стен и современной белой мебели, снаружи все было однообразно дымчато-серым.
Поздний дневной дождь барабанил по тонированному стеклу, и практически скрывал захватывающий двадцати-миллионно-долларовый вид. Не то чтобы ее это волновало.
К сожалению, этот день повторялся чаще чем ей хотелось помнить последние недели: одна, в ожидании, и слишком много времени для раздумий.
Даже ее толстой бежевой водолазки и шерстяных носков не было достаточно, чтобы прогнать холод, пробирающий ее до костей сегодня. Реальность наконец-то обрушилась на Хелену, как огромный колокол, серьёзно, я оставила свой дом и семью ради Никколо.
Она до сих пор не выяснила, что, в конце концов, скажет всем. Сейчас они думали, что она на восточном побережье проводит исследования по морской биологии в Нью Йорке.
Если бы кто-нибудь узнал правду - лучшие подруги Энн и Джесс, е мать, они бы сказали, что Хелена рехнулась. Она сама едва понимала все что происходит, и никакое количество наведённых справок не смогут исправить факты потому-то они и не поддавались логике.
Почти три месяца назад она заблудилась в джунглях и встретила вампира - невозможно сексуального … да! Но, тем не менее, самого настоящего вампира.
После этого у нее появилось непреодолимое желание проводить каждую минуту до скончания жизни и даже после, с ним. Как проклятый щенок!
Ну да, он спас ей жизнь, но интенсивность ее чувств все еще была необъяснимой. И откровенно говоря, попытки объяснить это, её сильно истощали. О остановись. Ты говоришь, как одна из женщин на ток-шоу у Мори Повича. Ааах! Она запала на вампира и это высасывало из нее все силы. Да, он же действительно сосёт, отчасти. Не так ли?
Поддерживание обмана стало ее постоянной работой. А она не могла не отвечать на звонки или игнорировать сообщения. Люди стали бы подозрительными.
Отвечая утром Энн на сообщение, Хелена якобы была в кафе за углом и стояла в очереди за тройным ванильным Латте. На самом же деле она смотрела на Неспрессо в кухне Никколо и ждала, когда огонёк загорится зеленым.
Порыв холодного воздуха промчался сквозь комнату. Хелена заметила возвышавшегося в дверном проеме Никколо. Его великолепное лицо отразило его фирменную улыбку - с ямочками на щеках, высокомерная и озорная.
Хелена вздохнула. Никколо просто чертовски привлекателен, она каждый раз забывала, как дышать, когда смотрена на этого мужчину. И будь все проклято, если она все еще чувствовала эйфорию в его присутствии. Даже сейчас, когда у нее такие болезненные сомнения на счет будущего, грубая мужская энергия которую он излучал была абсолютно захватывающей.
- Mio cuore, я скучал по тебе, - сказал он, его голос чистый грех. Никколо был одет в обычные черные штаны. Иногда они были из кожи или из тонкой шерсти, а иногда льняные.
Но всегда дорогие. Всегда черные. Сегодня, они были обтягивающими, из черной, мягкой джинсовой ткани. Идеально сочетавшиеся с обтягивающим, черным V-образным свитером, который подчеркивал бугорки мускулов, покрывавшие каждый дюйм его величественного тела. Тело воина.
Никколо подлетел к ней и осторожно за руку притянул к себе. Его густые волны черных волос щекотали ее лицо в то время как массивное тело слилось с ней.
Он поднял руки по обе стороны ее головы, погрузил пальцы глубоко в локоны и медленно прижался губами к ее. Его холодному прикосновению всегда удавалось зажечь мощный взрыв бабочек в животе Хелен и намного ниже.
Ага. Никаких сомнений в этом; Никколо идеален во всех отношениях. Не считая того что, он отказался от близости с ней - что далеко от идеала.
Он осторожно отстранился и высвободил свои пальцы из ее волос. Хелена взглянула на него желая, чтобы он продолжал целовать.
Вместо этого он произнес.
- О, Хелена, я чувствую это. Что-то тревожит тебя. Мои люди снова были недружелюбны? Потому что, если так, я дам тебе вырвать их глаза на этот раз.
Хелена вздрогнула от этой мысли и положила руку на его твердую грудь.
- Нет. Никколо.
Удовольствие сверкнуло в его темных глазах.
- Buon. Но они отрастут снова. - Пожал он плечами.
Уф, она когда-нибудь привыкнет к вампирскому юмору? Или может он не шутил. Трудно было сказать, иногда.
- Что, если это я была тем, кто снова плохо себя вел? - Ей было интересно, что он скажет.
- Тогда я наказал бы тебя как в прошлый раз … очень жестоким способом, - смеясь ответил он. Никколо снова осторожно сжал ее руку и затем запечатлел легкий как перышко поцелуй на ее запястье. - Вот так.
Все понятно. Он всегда был таким расчетливым и контролировал себя рядом с ней. Ей хотелось бы увидеть не отредактированную версию Никколо. Ей хотелось, ругаться с ним как настоящая пара.
Но он никогда не терял самообладания. Ни разу. Даже когда она нарушила одно из его правил чтобы его проверить.
- Тебе нужно больше времени, чтобы приспособиться к моему миру, - скажет он. Или, - Мне следует лучше убеждать тебя, что мои правила следует соблюдать. - Потом бы он медленно наклонился к ней и прижался полными губами к ее, затем провел бы языком по ним. Он не остановился бы пока она не стала безумной, слащавой лужицей. А потом бы отошел в сторону. Иногда просто сбегал. Было ли это все из-за правила номер три? Никакого секса до свадьбы тире обращения.
Почему? Ну, это правило номер шесть: никаких ответов до, да, до обращения. Хелена чувствовала, как гнев и разочарование овладевали ей.
Сентин появился в дверях гостиной с присущей ему неосмотрительностью.
- Время покормить нашего человека?
Никколо сорвался с места в неясном очертании.
- Сколько раз я тебе говорил? - закричал он. - Ты должен называть ее Хелена! В следующий раз, ты заплатишь за это своим языком.
Хелена схватила Никколо за руку и сжала.
- Все в порядке, - прошептала она. - Это не беспокоит меня.
Вообще-то беспокоило. Сильно. Даже заставляло чувствовать себя словно домашнее животное. Но вопли и насилие беспокоили сильней.
Сентин вытянул руки.
 - Боже. Как трогательно. Мои извинения.
Никколо отпустил Сентина и провел Хелену в обеденный зал. Никколо сел напротив нее за стол из красного дерева длинною во всю комнату. Он также забыл включить свет. Снова. Она с трудом видела его.
Хелена вздохнула.
- Ты не мог бы сесть поближе, что бы я видела тебя, и мне не пришлось бы кричать?
- Я прекрасно тебя слышу, - ответил Никколо. - И сидеть, таким образом, это знак хорошего воспитания. Я не простолюдин, Хелена.
Ах! 
- Нет. Вообще-то это старомодно и раздражительно, - пробормотала она.
Никколо посмотрел бесстрастно.
- Я всё слышал.
- Прости, конечно, но мне хотелось, чтобы ты был рядом, - спорила она, - и ты можешь быть не простолюдином, но только не я.
Никколо неожиданно оказался около Хелены, взял за руку и поцеловал.
- Ты кто угодно, но не простолюдинка, моя суженая. 
Да я счастливый желудь, упавший с дерева.
С серебряным блюдом в руках, с чем-то похожим на Феттучини альфредо, Сентин вышел из кухни. Хелена понятия не имела откуда вампир умел готовить, но у него определённо талант.
За исключением итальянской кухни. Он готовил без чеснока. Это так иронично ведь он итальянец.
Сентин подал сложенную горкой кремово-масленую пасту, смешанную с кусочками курицы и красными и зелеными овощами - по крайней мере она думала, что они были такого цвета; тяжело разглядеть в темноте.
Никколо сморщил нос и налил себе стакан красного вина из графина, стоящего перед ним.
Хелена наполнила вилку и набила полный рот пасты. Да. Чеснок отсутствовал, но зато съедобно. Она улыбнулась Сентину который очень ждал ее реакции.
- Ням-ням. Очень вкусно, Сентин. Спасибо.
Довольный собой, он практически, выплыл из гостиной.
Хелена набросилась на еду. Боже она оголодала! Она пропустила завтрак этим утром потому что, была слишком занята записями в своём научном журнале.
Она уже настрочила кучу страниц, о вещах, которые узнала за несколько недель, не смотря на попытки вампиров быть скрытными. Например, что они были больше погожи на волков - вьючные животные - нежели хладнокровными одиночками как Дракула. И у них была четкая иерархия, как правило связанная с возрастом, но иногда и с физическими способностями. Она подслушала как Виктор говорил другому мужчине что Сентин проведет вылазку сегодня вечером потому что, не смотря на молодой возраст, "передвигался как перо". Странный навык чтобы быть значимым.
Но что больше всего ее поражало то, как мало на самом деле она знала о своем будущем муже. Он не рассказал ей: откуда он родом, кем были его родители, были ли у него братья и сестры, которых он когда-то любил. Как насчет друзей? Должны же они у него быть, правильно?
Хелена запила пасту глотком вина и заметила, что Никколо наблюдает, как она ест.
Неодобрительный взгляд был на его лице.
- Проголодалась?
Она застенчиво улыбнулась и вытерла лицо салфеткой.
- Никколо, когда ты обратишь меня, могли бы мы устроить званный ужин чтобы я смогла познакомилась с твоими друзьями?
-Ты уже знакома с ними.
- Да?
- Мои люди, - пояснил он. Но она никогда не видела, чтобы они разговаривали или проявляли любые знаки товарищества. - Но как бы то ни было, - продолжил он, - мы не устраиваем званых ужинов. По крайней мере, не такие, как ты думаешь. Я объясню тебе все … после.
Хелене хотелось задохнуться при мысли о куче вампиров, сидящих вокруг и попивающих кровь из хрустальных бокалов. Фу.
- Значит, я никогда не смогу пригласить своих девчонок?
Никколо усмехнулся.
- Нет, если ты не хочешь предложить их в качестве закуски.
- Мог бы просто сказать нет. - Хелена нахмурилась и сделала еще один глоток. Он что шутит? Она на самом деле никогда не увидит своих девчонок? Нет. Она не может этого допустить. И будет навещать их, на рождество.
Может они устроят еще раз вечерние посиделки у костра? Хотя в прошлый раз это не очень хорошо закончилось. Они с Никколо никогда не говорили об этом инциденте, но ей все еще было страшно из-за того, что она видела смерть тех мужчин.
Те дегенераты заслужили то, что получили, но все же видеть, как они умирают было нелегко. Вампиры, напротив, кажется легко справляются с убийствами. Как-то это - неправильно.
- Так что же делают хорошие вампиры в свободное время помимо покупок экстравагантных пентхаусов, охоты на обскурос, и спасения туристов в беде? - спросила она.
Никколо нахмурил тёмные брови.
- Я не могу рассказывать о моем мире. Ты же заешь. Для своего же блага ты и так знаешь уже слишком много.
Хелене хотелось кричать - им нужно говорить и доверять друг другу как настоящие люди! Он должен относится к ней как к равной, а не как животному. Она хотела сказать так, но, когда взглянула глубоко в его глаза цвета экспрессо, гнев испарился.
Выражение лица Никколо также изменилось. Его одолевали похотливые мысли. Непонятно как, но она знала об этом. Так вот что делали вампиры в свободное время? Секс?
Хелена с трудом сглотнула и скрестила ноги, когда ее разум затопили изображения об играх в кровати, играх в душе, коридоре, кухонном столе, и возле камина. Боже она хотела Никколо. Хотела ощутить это огромное количество мускулов. Хотела, чтобы он растянулся на ее обнаженном теле. Терзающий. Задыхающийся. Пульсирующий.
Его фирменный хмурый взгляд застыл на лице.
- Я не могу уложить тебя в постель, Хелена. Это, - он остановился - для твоей же безопасности.
Проклятье. Он хотел ее тоже, и она это чувствовала.
Хелена даже подумать не могла, что Никколо может причинить ей вред в порыве страсти. Она десятки раз была свидетелем того каким нежным он мог быть с этим нерушимым, мощным телом.
Потому, как он двигался рядом с ней, целовал, прикасался к ней, было видно, что-то всегда его сдерживало. И это что-то заставляло его вести себя словно он расплавленная лава в одну секунду и как картонка в другую.
Но благодаря долбаному правилу номер шесть - не рассказывать правду людям о их мире - ей придётся ждать чтобы узнать правду.
- Тут что-то не так. Я хочу знать почему- для моей защиты. Хочу знать больше о тебе, - возразила она.
Жёсткие эмоции промелькнули в его глазах, а лицо похолодело. Он встал, поднял Хелену на ноги и жестко поцеловал. О, да. Это был именно тот способ объяснения, который она хотела: он держит ее, их губы сплетаются вместе.
Это было тем, что она постоянно жаждала - так мучительно, что иногда плакала. Но эти слезы Хелена не могла пролить рядом с ним … Правило номер два … или номер три? Ааа! Это все было так неправильно. Она никогда не была такой нуждающейся или слабой раньше. Ей казалась будто она на какой-то безумной паранормально-гормональной американской горке.
Или возможно это больше было как вампирская «Цена Удачи». С одной стороны, у нее есть нынешняя жизнь - хорошая сделка - но за вампирской дверью под номером три была другая жизнь. Это мог быть старый осел в сомбреро - жизнь, заполненная темнотой, смертью, без надежды на детей, или даже карьеру.
Или спрятанный приз за дверью мог оказаться вечностью с мужчиной, которого она хотела, и бесконечные ночи страсти. На этот приз она бы подписалась .
Никколо унес ее к кровати с умопомрачительной скоростью и неожиданно лег рядом.
Он уже снял свой свитер, чтобы дать ей захватывающий проблеск его больших сильных рук и мощной груди. Как он делает это так быстро? Подлый вампир - ооох .
Никколо задрал ей свитер и начал целовать живот. Боже она так запуталась. В одну минуту он отталкивал ее, наказывая за то, что она желала его. В следующую провоцировал, целовал и заставлял таять.
Это все неправильно. Она должна остановить эту безумную, дисфункциональную игру в которую они играют. Ей нужна правда, и доверие, и …
Никколо открыл верхнюю пуговицу ее джинсов.
- Подожди!
- Sì, любовь моя? - Он посмотрел на нее озорными глазами.
- Нет. Ммм - Она оттолкнула его руки.
- Я решил, что хочу поцеловать тебя в совершенно новых местах. Разве не этого ты хочешь? Ты предлагаешь свою сладкую бессмертную задницу, конечно, я хочу!
- Нет! - Хелена откатилась и поднялась с кровати.
- Ты постоянно работаешь, но я не знаю, чем ты занимаешься. Я не знаю где ты или с кем. Потом ты появляешься на пару часов, а затем снова пропадаешь днями!
- Нам нужно пройти через это, Хелена. Я не могу объяснить тебе эти вещи. Но я обещаю, что все изменится позже. Наша свадьба через неделю. А пока, я надеялся приятно провести с тобой время.
Возможно, он думал, будто этого достаточно? Их отношения испытывали серьезный недостаток в любом случае. Конечно, их дико тянуло друг к другу, но одного влечения мало. Почему бы ему не сказать ей то, что она хочет знать? Она доверилась ему и оставила свою жизнь позади. А взамен он дал ей правила, охранников и материальные вещи до которых ей не было дела. И по большему счету два месяца без него…
- Это не то, мне нужно…-
- Bei vestiti? - прервал он с энтузиазмом.
Хелена бросила на него непонимающий взгляд.
- Больше красивых вещей? - перевел он. - Мои люди могут отвести тебя на шоппинг куда ты пожелаешь. Или ты хочешь, чтобы я прислал дизайнера? Я не так привязан к этому современному стилю, если это то, что тебя беспокоит. Ты можешь изменить обстановку в любом стиле - кроме викторианского. Я очень рад, что проспал этот вычурный беспорядок эпохи. Но пентхаус твой. Мой свадебный подарок тебе.
Хелена нахмурилась. Она никогда не волновалась о материальных вещах. Конечно быть с человеком, который не был грязным бедняком - хорошо. Не волноваться о бюджете или счетах, так как она выросла с работающей овдовевшей матерью, было замечательно. Но Хелена привыкла зарабатывать сама на то, что она хотела. Она даже сама оплатила калифорнийский университет в Санта Круз.
И когда она согласилась жить с Никколо в Нью Йорке и стать его вечной невестой, она и не предполагала, что это значит быть все время без него. Или что она будет под постоянной защитой его элитных охранников, которые больше похожи на жутких Степфордских вампиров.
Они тихо следили за ней днем и ночью, и давали ей выходить, только если разрешал Никколо, но даже тогда, только ночью, потому что солнце ослабляло их.
Она чувствовала себя словно заключенной, раздражение усугублялось только тем что, никто не говорил ей, зачем она вообще нуждалась в охранниках.
Хелена села на кровать и обхватила лицо руками.
- Нет, Никколо, - прошептала она, - это не то. - Она чувствовала его взгляд на затылке. - Я не хочу одежду или новую мебель. - Она медленно развернулась к нему; ее глаза наполнились слезами. Чертово правило номер да: Не плакать. Тупое правило! - Я хочу … тебя. Хочу знать кто ты. И я имею в виду, кто ты на самом деле. Хочу знать, куда ты уходишь на несколько дней, и почему я не могу пойти с тобой. Хочу знать, почему мы не можем заниматься любовью - настоящую причину - до нашей брачной ночи.
Он потер переносицу.
- Mio cuore, я знаю, что ты хочешь ответов, но могу предложить тебе только ложь. Но не буду этого делать потому что, дал клятву, что расскажу тебе правду. И я расскажу. Через семь дней после твоего обращения. Пойми, я давал и другие клятвы тоже. Клятвы, которые если я нарушу, будут стоить мне жизни. Или тебе.
- Но я никому не скажу, - возразила она. - Никто не узнает. Ты не веришь мне?
Хелена внезапно оказалась подмятой под ним. Проблеск гнева танцевал в его глазах. Она наконец-то увидит, как ее непоколебимый вампир теряет свое спокойствие?
- Я буду знать, - сказал он. - И это ты, кто не доверяет мне, Хелена. Ты та, кто простит предать тебя, нарушив мои клятвы потому что, несомненно, заплатишь эту цену также, как и я.
Что?
Это все не имело никакого смысла. Хелена отвернулась от его гипнотического взгляда, зная, всё что потребуется - один поцелуй, и она снова будет потеряна. Потеряна в его твердом теле, его сильных руках, и его шелковистом горячем языке. А потом он снова исчезнет.
Хелена прижата с закрытыми глазами, ощущая его роскошный вес тела на себе. Нет. Проклятье. Будь сильной. Она повернулась к нему и встретила его взгляд.
- Мне плевать на твои клятвы Никколо. Мне нужна правда. Теперь. Или ты находишь способ рассказать мне правду или никакой свадьбы. Никакого навсегда.
Он ударил кулаком по кровати возле нее, и оставил зияющую дыру. Перья из стеганого одеяла падали на них дождем. В мгновение ока он пересек комнату, становясь в углу.
На фоне светлого паркета с белыми стенами и мебелью, Никколо был похож на грозную черную пантеру затаившеюся в тени, чтобы схватить свою добычу.
- Пожалуйста. - Хелена поднялась чтобы подойти к нему, но он вытянул руку, жестом указывая оставаться на месте.
Она внезапно пожалела о своем желании. Видеть, как он теряет контроль, было пугающе. Но она не могла отступать назад; просто, это слишком важно.
Хелена пододвинулась на край кровати.
- Ты несправедлив, Никколо. Ты просишь меня отдать жизнь, чтобы быть с тобой.
-Sì, и я ценю твою жизнь больше, чем ценю справедливость. Ты выйдешь за меня. Мы будем вместе. Я не хочу обсуждать это снова. - Его глаза превратились в бездонные, чёрные ямы. - Capisce[1]? - прорычал он.
Варвар. Или средневековый ублюдок? Проклятье, почему я не уделяла больше внимания Периодизации на уроке истории?
Хелена вздохнула. Не важно, как она его назовет, он не поменяет своего мнения. Не сейчас. Не в течение семи дней, оставшихся до свадьбы. Она слепо последует за ним в темноту его мира или оставит его. Легко и просто.
Так что же она выберет? Она знала, что говорило ее тело: Останься.
Она знала, что говорил ее разум: Уходи.
Но что говорило ее сердце?
Если хорошенько подумать об этом, на самом деле она ничего не знала о Никколо. Практически ненамного больше с той ночи, когда встретила его в Мексике. Не так она хотела начать свой брак, и уж тем более не вечность.
- Ты меня любишь? - спросила она.
- Любишь? - прорычал он. - Вампиры не умеют любить.
- Прости, что?
Он посмотрел на нее, черными, словно заброшенные угольные шахты, глазами.
- Какое, любовь имеет к этому отношение? Мы пара. Наша связь вечна. 
Какое, любовь имеет к этому, отношение?
После того, от чего она отказалась, это был его ответ?
- Любовь ко всему этому имеет отношение, Тина! Ко всему! - Она топнула ногой. - Мы расстаёмся! Ты высокомерный вампир. Я не выйду за тебя. Capisce?
- Какого черта ты назвала меня Тина?! И я думал, что ты хочешь быть со мной, - сказал он с горечью, но явно не предал значению ее словам.
- Больше нет. Да кто к черту захочет жить с тем, кто не может любить. Это… это… просто печально.
В одно сердцебиение он схватил и поднял ее под руки, сердито глядя в ее глаза.
- Я знаю, что ты так не думаешь, Хелена. Потому что ты любишь меня. И для тебя, это все. - О, так и есть.
Возможно, она была человеком. И немного меньше. Хорошо, намного меньше, но она не боялась его, и не позволит себя запугать. Не физически и не эмоционально.
- Если ты не планируешь убить меня, то лучше отпусти, Вампир! Потому что я не выйду за тебя. На самом деле, я иду домой! Назад к моей прежней жизни. Я не хочу того, что за дверью номер три. Я не хочу твоего старого вонючего осла! Я хочу пляжи, солнце, и много настоящей итальянской еды, - Боже, как же я соскучилась по чесноку! -Я хочу начать свою карьеру и видеться с мамой и друзьями тогда, когда пожелаю и…
Она хотела сказать, что-нибудь обидное, чтобы поранить его бессмертное сердце и отплатить за то, что ее не любит, не доверяет, и относиться как к ребенку.
- И мужчину, который не настолько плох в постели, что избегает секса как бубонной чумы. - Иисус, это было так глупо. Вероятнее всего не было ни одного мужчины на земле который был бы опытней чем Никколо. Ей ненужно было спать с ним чтобы понять это.
Она смотрела, как ярость охватила его лицо. Все еще держа ее в воздухе, он прогремел:
- Твоя прежняя жизнь закончилась, женщина! У тебя больше нет ни матери, ни друзей, ни солнца! Отныне ты живешь в моем мире и, если ты хоть раз посмеешь быть с другим мужчиной, я прикую тебя к своей кровати.
- Отпусти меня! Ты древний, устаревший, дряхлый итальянский вампир! И … кто блин не знает о Тине Тернер? - кричала Хелена.
Никколо выругался в потолок.
- Почему я? Нужно было послушать Симил. Она предупреждала, что человеческая невеста принесет мне только неприятности. - Он медленно опустил Хелену на пол и опустил взгляд на нее.
-Maledizione[2]! Гребаное проклятье! Это то, что она сказала. Но мне было плевать! Я все равно хотел этого. Но она оказалась права, Cristo sacro! Это проклятье быть связанным с - с едой!
Хелена ахнула.
- Еда? Ты только что назвал меня едой? - Хелена чувствовала, как ее лицо стало горячо красным.
- А как ты думаешь, что едят вампиры? Печеньки? - он закричал так громко, что загремели окна. - И тебе придется привыкнуть к этому потому что, ты будешь тоже называть людей едой! Нет никакой другой крови, которой бы мы могли питаться. Никакой!
Хелена замерла. 
- Никакой? А как же дикие игры или … зайчики?
- Кровавый ад, женщина! Ты читаешь слишком много глупых книг. Они не смогут поддерживать нашу жизнь. - Точно было подмечено, ад. Хелена никогда на самом деле не думала об этом. Она просто предполагала, что сможет пить кровь животных - невеликое дело; в конце концов она была старым добрым мясоедом.
Но он только что сказал "люди". Если он обратит ее, ей придется пить … людей? Фу! Фу! Фу! И где их брать? Эй, а чью кровь он сосал? Ясно, как день, что не мою, какой же абсурд, пришёл ей в голову. Нет. Это все неправильно. Что она с ним делает?
- Я была полной идиоткой думая, что буду счастлива с тобой! Твой мир темный и несчастный. Ты темный и несчастный. - Она сильно пнула его в пах, и кинулась к двери.
Хелена была схвачена двумя стальными руками. Она почувствовала тяжелое дыхание Никколо возле уха.
- Ты уйдешь когда я скажу, невеста.
- Я не твоя невеста, ты высокомерный засранец! - Хелена выворачивалась в тщетной попытке освободится. - Мне на самом деле нужно выйти за тебя, чтобы ты мог меня так называть, но этого никогда не случиться! О чем я только думала? Я люблю солнце. Я люблю свою маму и друзей. Я люблю пиццу и Твинки! Я не люблю тебя!
Он развернул ее так, что они оказались нос к носу. Ядовитый взгляд Никколо прожигал в ней дыру.
- Buon, у меня есть новости для тебя, человек. Мне нужно только взять твою кровь, чтобы заклеймить, или твоими словами "жениться", потому что ты моя пара. Мы связаны. Я не верил что такие вещи существуют, но сейчас верю. Я думаю о тебе днем и ночью. Чувствую каждое твое сердцебиение и каждый вздох. Чувствую себя долбаным слабовольным подростком! А ты чертовски эмоциональна! Это блядь, когда-нибудь закончится? Иначе я сойду с ума! Безумие! Так что поверь мне, это - мы - не имеет ничего общего с твоим согласием или твоей нелепой человеческой любовью, или с этой … женщиной Тиной!
Он буквально мог чувствовать ее эмоции? Могла ли она тоже чувствовать его? Конечно. С того момента как Хелена встретила Никколо, она чувствовала себя потерянной. Как будто в ней было другое измерение, которое она не могла различить. В его присутствие она определённо чувствовала себя в двойне возбуждённой. Должно быть это и есть связь.
Хелена ахнула, когда поняла, что он склонил голову к ее шее. И впервые мельком увидела его длинные белые клыки.
Она не знала, как обращают вампиров, но видела достаточно фильмов, в которых требовался лишь один укус. Или они были о оборотнях? Проклятье, Хелена. Борись, ты тупица!
Хелена пиналась и кричала, борясь с его нерушимым захватом.
- Нет, Никколо, не делай этого! Я не хочу быть твоей женой!
С дрожью, она почувствовала, как его губы - не клыки - прижались к мягкой плоти у основания ее шеи.
- Но ты уже моя жена, - сказал он с едким шепотом. - Ты моя вампиро-жена. Я пробовал твою изысканную кровь в ночь, когда мы встретились, и теперь мы связаны навечно, неважно нравиться нам это или нет. Церемония, которую мы планировали провести, была просто традицией, символическим жестом перед твоим обращением. - Святые огурчики! Она вышла замуж в древнем здании суда и даже не знала об этом?
 
***
 
Никколо вылетел из пентхауса прямиком к лифту, и ударил черным, кожаным сапогом прямо в стену. Последние пару месяцев он словно ходил по тонкому льду.
Иррациональная женщина! Да что она возомнила о себе…- Он застыл с пальцем у кнопки вызова, внезапно почувствовав, как будто его ударили тупым предметом.
Он действительно наорал на нее? Наорал на Хелену? А затем оставил ее плакать, скорчившись на полу и наорал снова. Также, несколькими отборными ругательствами. Нелицеприятная правда обрушилась на него.
- Какой же я сукин сын! - Я позволил этому случится снова.
Быть связанным с Хеленой - хуже проклятья. Ошибка природы. Пытка!
В течение нескольких недель после их встречи он отторгал свои чувства. Но он изучил все свои симптомы и понял, что был неправ, смертельно неправ, на счет всего этого дела со связью.
Да, между ними была связь с первого дня, но это … смешно. И связь только крепла день ото дня. Жестоко! И желание, которое он испытывал, чтобы взять ее тело было ничем иным как невыносимым.
Мучительные воображения проигрывались в его голове: ее мягкое, извивающиеся тело под ним, пока он вколачивается между ее шелковистых бедер. Чем больше он отказывал себе, тем хуже становился его голод по ней. Да. Голодный. Такой голодный…
Он никогда не был так чертовски голоден. Сейчас он практически не мог питаться. Хотя он усердно пытался. Но все, кого он пробовал, были на вкус как гнилой мусор, включая людей которых он отбирал из королевского бассейна добровольных рабов крови, которые были намного вкусней его обычной пищи из насильников и головорезов с чернейшей аурой.
Этим утром, в полном отчаянье, он решил попробовать кровь из пакетов - холодную, безжизненную, отвратительную. Один из его людей вынужден был удержать его от рвоты.
Ему некуда было деваться. Он хотел Хелену. Еще целая неделя.
Справиться ли он с этим? только если он останется вдалеке от нее. Но если он сделает это, у него никогда не будет шанса завоевать ее. Он терял время. Он должен был обратить ее по ее желанию - это то, что сказала Симил.
Почему сумасшедшая богиня не предупредила его что глазурь на его безразличном несчастном-пироге будет подвергаться эмоциям Хелены - капельница обогащённая иррациональными, человеческими чувствами.
Расстояние притупляло эффект, как и с любой другой связью, но в ее присутствие он не знал где она закончит, а он начнет.
Она разозлилась; он оказался в ярости. Она чувствовала жажду; он превращался в сексуального безумца.
Потом были эмоции, которые он не мог описать словами. ПМС к примеру. Который был у Хелены в его прошлый визит, давая ему сокрушающую нужду, одновременно трахать ее и бесконтрольно плакать.
Часть с трахом он мог бы преодолеть, но плакать? Вампиры не плачут.
Он только надеялся на то что все стабилизируется - потому что ему говорили, что так и будет - после ее обращения.
Его руки опустились, когда он смотрел на открытые двери лифта. Его сердце бешено колотилось в груди. Обида. Печаль. Вина. Хелена чувствовала все эти эмоции.
Он отпустил лифт и развернулся назад чтобы принести свои извинения Хелене. Будет ли этого достаточно? Он все еще не мог рассказать ей правду о своем мире или о том, как он проводит дни. Buon.
К черту все! Я должен извиниться перед ней. Он уже подошел к двери, когда Хелена закричала с другой стороны: 
- Ты лживый кровосос! Если мы вампиро-женаты, то я хочу вампиро-развод! Слышишь меня? Я хочу развод!
Никколо поморщился. Это было плохим знаком.
 
[1] (ит.) Понимаешь?
[2] (ит.) Черт
 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх