Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Суббота, 25.05.2024, 22:47

Список авторов

Статистика

Онлайн: 5
Гостей: 4
Читатели: 1
boriska
Книг на сайте: 3532
Комментарии: 28546
Cообщения в ГК: 239

Глава 13

Глава 13

— Ты уже нашел суженую?
Призрак потер переносицу, держа телефон на некотором расстоянии от уха.
— Нет, мама.
— У тебя не так уж и много времени, знаешь ли.
— Знаю, мама.
— Твой дядя Чук знаком с одной довольно горячей малышкой Они, у которой пока нет пары. А тебе известно, насколько они ненасытные. Им бы только жрать, пить и трахаться. Девочка тебе идеально подходит. Она уж точно предупредит тебя, когда на человечество обрушится очередная эпидемия или стихийное бедствие.
У Призрака начала болеть голова. Хорошо, что он был в больнице и имел неограниченный доступ к обезболивающим.
— Спасибо, но суженую я найду сам.
— Да уж, пожалуйста. Не хочу потерять тебя из-за этого ужасного Изменения. Я не буду стоять и смотреть, как на тебя откроют охоту все самцы Преисподней. Лучше убью тебя собственными руками. Понимаешь?
— Да, мама.
— Приходи в выходные на обед, если получится. Раван приведет домой своего первого поклонника. Мы решили распять и допросить его еще до подачи аперитива.
— Звучит увлекательно. Посмотрю, смогу ли выкроить время.
Призрак захлопнул телефон и убрал в карман докторского халата.
— Мать снова достает тебя насчет жены?
Скрестив руки на груди и прислонившись к стеклянной двери, у входа в приемный покой стоял Фантом. Он собрал светлые волосы на затылке и перевязал их кожаной лентой, подходящей к куртке в стиле Индианы Джонса, которая соответствовала его работе в ЦБП. Он выискивал реликты и магические артефакты, очень часто в довольно опасных местах.
Призрак кивнул.
— Опять угрожала меня убить.
— Ага, моя тоже любила грозить мне смертью. Только она была серьезна в своих намерениях. Даже предпринимала попытки, вот однажды…
Призрак кинул на брата обеспокоенный взгляд, не совсем понимая, как ответить. Фантом часто нес подобную хрень, только для того чтобы посмотреть на реакцию окружающих, но сказать, что именно он ожидал увидеть, было практически невозможно. К счастью, Фантом сменил тему, заговорив о пробирке с зеленой жидкостью, которую держал в руках.
— Ну-ка. — Ухмыльнувшись, он кинул стеклянный сосуд Призраку, совершенно не тяготясь тем, что следующую порцию бесценного снадобья, полученного от кормящей молоком ядовитой феи, можно будет получить только через тысячу лет. — Чуть яиц не лишился, пытаясь это заполучить. Пришлось соблазнить Апостола Смерти и убить трех ее рыцарей, но, черт побери, управился за день.
Двери приемного покоя распахнулись, отодвинув Фантома в сторону. Вошел Тень, одетый в черную военную форму и готовый приступить к своим обязанностям. Он похлопал Фантома по спине.
— Как там в Монголии?
— Холодно. Плохая еда. Монголы на вкус похожи на яков.
— Быстро же ты заполучил Нейронную Ману, — заметил Тень.
— Двадцать четыре часа. Ты был слишком занят этой — как там твою женщину из людей зовут? Руна? — и даже не заметил моего отсутствия.
Призрак изогнул бровь. Отношения Тени с женщинами длились слишком недолго, чтобы он еще и обсуждал их с кем-то, поэтому это замечание было интересным. Также Риза заинтересовал тот факт, что он не был в курсе этой интрижки. Но опять же, Фантом и Тень всегда были более близки друг с другом, чем с Призраком.
— Не-а. Она вошла, когда я забавлялся с Вантой и Айларкой. — Тень пожал плечами. — Я спросил Руну, не хочет ли она присоединиться, но она взбесилась и свалила. Думаю, она больше не захочет со мной встречаться.
— Могу себе представить, — сказал Призрак.
Фантом закатил глаза.
— Ой, только послушай, моральные устои Риза снова проснулись и явились миру.
— Все мы прокляты, так или иначе, — протянул Тень и повернулся к Призраку. — Джем с тобой связывалась?
— От нее ни слова. — И Риз уже начал беспокоиться. Не только потому что двадцать четыре часа, отпущенные ею, подходили к концу, и ему надо было как-то убедить ее дать еще немного времени.
Риз не мог найти ни ее, ни Юрия с тех пор, как они вышли из операционной, где латали Люка. Не было ни слова и от Тэйлы, хотя он ожидал, что девушка с ним свяжется. Со временем ее генетические проблемы только усугубятся. Результаты ее анализов пришли из лаборатории, но не столько дали ответы, сколько выявили новые вопросы. Идентифицировать ДНК не удалось, что взбесило Риза сверх меры. Он годами составлял базу данных больницы, требуя, чтобы каждое существо, неважно, какому виду, расе или роду оно принадлежит, было внесено в каталог. Но в Преисподней существовали тысячи видов, и только часть их проходила через ЦБП. Очевидно, демонов, родственных Тэйле, в больнице не лечили.
Одно можно было сказать наверняка. Гены демона были агрессивными, и если Тэй не станет решать проблему в самом ближайшем будущем, может быть слишком поздно.
— Фантом, — устало произнес Риз, — ты много пропустил. — Он жестом пригласил братьев следовать за собой, и троица скрылась в пустующей комнате отдыха.
Тень достал из кармана рубашки вечную жвачку, а Фантом направился прямиком к кофеварке.
— Что нового? Кто-то из вас трахнул Джем?
— Нет. — Призрак провел рукой по волосам. — Джем считает, что ее родителей схватили люди «Эгиды», но не для того чтобы разделать на куски и продать на черном рынке. Кем бы ни были похитители, они пользуются ими как рычагом давления. Они хотят, чтобы Джем занялась изъятием органов у демонов. Очевидно, они расширяют поле деятельности, и им нужны новые силы.
— Отморозки, — пробормотал Фантом, все еще наливая себе кофе.
На скулах Тени заиграли желваки, а когда он заговорил, его голос был ледяным.
— Они убили Нэнси.
Фантом не особо любил медсестру, но он всегда принимал близко к сердцу то, что причиняло боль Тени.
— Она стала прахом?
— Да.
Не пролив ни капли кофе, Фантом развернулся одним быстрым, хищным движением. Эта его способность до сих пор — спустя все эти годы — удивляла Призрака. Потому что, несмотря на линию поведения в стиле «Да пошли все на хрен, мне плевать» и замашки подростка, Фантом был смертельно опасным сукиным сыном, прекрасно владеющим всеми видами древних и современных единоборств, известных демонам и людям. Никто и никогда больше не сможет причинить ему боль.
— Говорил же, надо прикончить эту сучку из «Эгиды», — прорычал Фантом.
— Она не имеет с этим ничего общего и ничего не знает. — В этом Призрак был уверен. Девушка была шокирована, когда увидела, что сотворили с Нэнси.
С губ Тени сорвался мрачный смешок:
— Похоже, кто-то думает членом.
— Наконец-то. — В раздраженном ворчании Фантома промелькнула искорка веселья. — Хотя чертовски не вовремя.
Это уж точно.
Призрак мог думать только о Тэйле. Несмотря на все усилия выкинуть девушку из головы и стереть ее запах с кожи.
Запищал пейджер Тени, значит, приехала машина скорой помощи. Тень взглянул на сообщение, потом тряхнул головой и прочитал его еще раз.
— Что б меня…
Фантом взглянул через его плечо.
— Нет, другого брата. — Он оскалил зубы в холодной улыбке, предназначенной Призраку. — Похоже, маленькая истребительница сильно по тебе соскучилась. Ее избили, и она просит подвезти ее до больницы.
Тэйла ждала в переулке позади китайской забегаловки и винного магазина. Скотт разбрызгал кругом кровь Дэва, которую Джаггер собрал во время пыток демона за неделю до этого. Теперь девушка сидела, прислонившись к стене и прижав руку к кровоточащей ране на боку. Ее желудок крутило от боли и коктейля запахов крови и дешевого подобия еды на вынос.
Тэй позвонила в больницу из автомата. Странно, но никто конкретно на звонок не ответил. Она услышала щелчок, рык, а потом только звенящую тишину. Нет, правда, она даже не была уверена, что дозвонилась. Если бы Тэй не было так больно, она отправилась бы домой, и к черту это долбаное задание. Но сейчас Тэйла почти не могла двигаться, поэтому, пока она не наберется сил, ей оставалось только сидеть и надеяться, что ее не вырвет от мерзкой вони китайских пельменей из Дэва.
Терпение Тэй было на исходе, когда через пятнадцать минут после звонка появились Тень и самка Амбер-демона, которую он называл Скалк. Тэйла никак не могла решить, радоваться ей тому, что на вызов отправили брата Призрака, или нет. Он явно не состоял в ее фан-клубе, но, опять же, по крайней мере, это был кто-то знакомый. Лучше знать своего врага в лицо и все такое…
Все хранили молчание, пока Тень нес ее — не так уж и аккуратно — к черной машине скорой помощи, которой, похоже, не замечали прохожие. Тэй вспомнила, что Призрак не волновался о судьбе своей «БМВ»… наверное, то же самое заклинание защищало и скорую. Демонам ничто не угрожало: люди их не видели, если демоны сами не хотели быть замеченными. Очень редко монстрам встречался кто-то, наделенный экстрасенсорными талантами или натренированный на обнаружение нечисти.
Например как Тэйла, которая обрела способность видеть этих извергов в день смерти матери.
— Я поеду с ней, — сказал Тень Амбер-демонице, укладывая Тэй на носилки.
Скалк кинула на девушку испепеляющий взгляд и закрыла двери скорой, оставив Тэй наедине с Тенью. Мягкий серо-красный свет, такой же, как и в больнице, освещал внутренности машины. На стенах и потолке были начертаны заклинания. Если не считать этого, перевозка была почти идентична обыкновенной скорой помощи. Человеческая скорая помощь с врачами-демонами.
Когда Тень приподнял затянутыми в перчатки руками край ее рубашки, Тэй с трудом поборола желание ударить его по ладоням. Она также не стала сравнивать его с Призраком, что так и хотелось сделать, учитывая похожую татуировку во всю руку, крепкое накачанное тело, словно высеченные из камня черты лица и роскошные длинные ресницы…
— Разве Призрак не говорил тебе, что надо быть осторожнее? — прорычал Тень, и Тэй закатила глаза.
— И что?
— Глупая, упрямая смертная. — Он обхватил запястье девушки и прижал два пальца, чтобы прослушать пульс. — Ну так. Трахаешься с моим братцем, да?
— А ты не любишь ходить вокруг да около.
— Нет, не люблю.
Ее окутало странное тепло. Сердце, которое, учитывая ситуацию, должно было бы неистово биться, успокоилось. Дыхание стало ровным. Тэй так расслабилась, ей казалось, что ее тело превратилось в желе. Создавалось впечатление, что кровь в венах превратилась в газированные сливки, и шипучие шарики лопались, пронзая сосуды брызгами удовольствия. Тэй не чувствовала себя так хорошо с тех пор, как перестала курить травку со своими приятелями среди уличных бродяг.
— Что ты со мной делаешь? — спросила девушка, надеясь, что Тень не заметит, как заплетается ее язык.
— Замедляю функции твоего тела и провоцирую выброс эндорфинов. Это помогает унять боль. — Он вставил в уши стетоскоп и прижал сверкающий кругляшок к ее груди. — Это также дает тебе обманчивое чувство блаженства, что позволяет мне с легкостью тобой манипулировать.
— Круто. А Хеллбой так может?
— У Призрака другой дар.
— Это точно, — вздохнула Тэй.
Риз заставлял ее чувствовать себя хорошо, но совсем по-другому. Даже при мысли о нем волны тепла прокатились по нижней части ее тела. Интересно, все братья так похожи друг на друга, оставаясь такими разными? Тэйла посмотрела на Тень, который вставлял в ее левую руку катетер для капельницы. Его движения были точными, но расслабленными, словно он мог проделать все это и во сне.
Призрак всегда был сосредоточен, напряжен, ему надо было все контролировать. Тень же казался более отрешенным и неторопливым. Но Тэй не была уверена, что этому впечатлению можно доверять. Скорее его спокойствие было из серии «Я прихлопну тебя, не задумываясь».
Болезненное покалывание охватило ее правую руку, знакомое чувство, предвещающее очередной паралич. Тэй вздрогнула, и Тень провел рукой по животу девушки, но та отрицательно покачала головой.
— Это не рана. Рука. Правая.
Нахмурившись, он дотронулся до ее плеча, которое уже онемело.
— Сожми руку в кулак.
Тэй попыталась.
— Не могу.
— Такое уже бывало? — Когда девушка замешкалась с ответом, Тень коснулся ее подбородка и развернул лицо Тэй в свою сторону. — Истребительница? Отвечай.
Она ощетинилась от приказного тона. Она не будет подчиняться демонам.
— Я уже обсуждала это с Хеллбоем. Спроси у него.
Тэйла почувствовала резкий запах. Когда отказывали конечности, нюх становился более чутким… странная реакция, которая говорила в пользу теории Призрака о демонических корнях Тэй.
Пусть даже она отказывалась признавать это вслух.
— Ты забавно пахнешь.
— Это от раздражения, — пробормотал Тень, крепко сжав ее локтевой сустав. — Проблема в твоих нервных окончаниях. Они каким-то образом отключаются, и ты не можешь контролировать работу мышц. — Его большая рука двинулась к плечу девушки. — Мне нужно, чтобы ты села.
Тэй сделала, как он сказал. Тень провел рукой по спине девушки, потом по шее. Это не должно было быть так приятно, но было. Настолько, что, пока не открылись двери скорой, Тэй не замечала, что машина остановилась.
В дверях стоял Призрак. Лицо его было каменным, глаза — черными и непроницаемыми. Грудь Тэйлы сдавило так, что девушка почти не могла дышать. Потому что — боже! — она забыла, насколько он прекрасен в больничном халате: широкие плечи натягивают тонкую ткань, V-образный вырез приоткрывает кусочек загорелой кожи и темную поросль волос. Узоры на мускулистой руке извивались в гипнотическом танце, и Тэй подавила вздох, рвущийся с губ: от этого вида она чуть не испытала визуальный оргазм.
Даже будучи мистером Мрачность, Призрак оставался самым сексуальным мужчиной из всех, виденных Тэйлой.
— Что случилось?
— Да, Хеллбой, я тоже по тебе скучала.
Призрак пригвоздил ее к месту раздраженным взглядом и потянулся к носилкам.
— Во что ты теперь вляпалась?
— Она сцепилась с Дэвой.
Ее вкатили в приемный покой, где все присутствующие — человекообразные и не очень — смотрели на девушку с нескрываемой ненавистью.
— Я не искала ссоры, — запротестовала Тэй.
Тень хмуро поглядел на нее, чем очень напомнил Риза.
— Ага, просто прогуливалась по демоническому кварталу и попала в засаду.
— Типа того.
— Что случилось с Дэвой? — поинтересовался Призрак. Тишина была такой напряженной, словно вот-вот должно опуститься лезвие гильотины. Все застыли в ожидании ответа.
Гордость требовала сказать, что Тэйла убила демона, но девушка не была самоубийцей…
— Сбежал.
— Угу. — Риз и Тень перенесли ее на больничную койку и задернули шторы, чтобы отделаться от зевак.
— Где Фантом? — поинтересовался Тень.
— Охотится. — Глубокий голос Призрака отдавался в ее теле так же, как до этого — прикосновение Тени. Тэй и забыла, насколько у Риза соблазнительный тембр. — Тэйла, почему ты позвонила именно нам?
«Потому что мне так велел мой начальник». На секунду грудь сжало от чувства вины, но потом девушка посмотрела на Тень, который явно хотел бы ее прикончить, а не лечить.
— Мне не нужны вопросы об этой ране и почему она не заживает. — Правда. Эта мысль причиняла боль, потому что Тэй чувствовала, что все больше отдаляется от единственной семьи, которая у нее когда-либо была. Если она не сможет доверять Хранителям, у нее никого не останется.
— Тогда да, умно с твоей стороны, — ответил Риз, натягивая хирургические перчатки.
Закончив воевать с латексом, Призрак подошел к ее кровати. Тэйла лежала не шелохнувшись, пока он ощупывал ее рану, а Тень держал запястье. Слава Тени и его таланту, но боли не было. На самом деле пальцы Призрака смягчали любую боль, кроме той, что начала зарождаться между бедер. Эта только усиливалась. И может, это была игра воображения, но Тэй показалось, что Риз начал отвлекаться от основной задачи.
Его длинные пальцы не ощупывали рану, а поглаживали ее живот долгими чувственными движениями. Через тонкий латекс было видно, как извиваются узоры на его руке, пульсируют, натягивая материал. Взгляды Риза и Тэй встретились, в его карих глазах горело золотое пламя.
— Риз! — Тень щелкнул пальцами перед носом брата. Он отшатнулся, когда Призрак зашипел, а его глаза стали полностью золотыми. — Черт, Риз, старик, соберись. Хочешь, сделаем еще одно переливание?
Какое-то время Призрак просто стоял, его грудь вздымалась. Потом он закрыл глаза и сделал глубокий вдох.
— Нет. Я в порядке. — Его голос был низким, похожим на грудное рычание, когда док ответил мрачным взглядом на сомневающийся взгляд Тени. — Я в порядке.
Тэй было интересно, связан ли этот инцидент с перерождением, но она не стала спрашивать, а просто продолжила наблюдать за действиями Призрака, когда тот снова прижал пальцы к ее ране. В животе начало пощипывать, так же, как когда Риз лечил порез на ее лице после драки с Круэнтусом в канализации у дома Нэнси.
— Не получается. Придется снова зашить.
— Почему она не заживает, как другие раны? — спросила девушка.
— Думаю, это как-то связано с изменениями в твоей анатомии.
Тень и Призрак переглянулись.
— Ты ей рассказал? Что, исчерпал темы для постельных разговоров?
— Она должна знать.
Тень выдал тираду на незнакомом языке, Риз огрызнулся в ответ.
— А вы в курсе, что невежливо разговаривать на языке, который незнаком окружающим.
— Пошла ты, истребительница. — Тень выпустил из руки ее запястье, и боль тут же пронзила живот девушки. Не успев взять себя в руки, она застонала, но потом закусила губу, чтобы больше этого не делать.
— Проклятье, Тень. — Призрак схватил какой-то ужасный на вид инструмент, чуть не свалив металлический поднос, на котором тот лежал. — Уйми ее боль.
— Мы вообще не должны о ней заботиться. Ты же сам изменил устав, включив него пункт об отказе в лечении для отбросов «Эгиды».
— Я зря это сделал.
— Зря? Ты забыл, что случилось с Нэнси? С Люком? Может, она в этом участвовала.
— Кто такой Люк? — смогла процедить Тэйла сквозь сжатые зубы.
Призрак ответил, не спуская взгляда с Тени.
— Парамедик. Вервольф. Хранители «Эгиды» устроили ему неприятный сюрприз, завалившись в его дом, когда Люк заперся на время полнолуния. Они убили его суженую и попытались взять его живым.
— Животные, — прорычал Тень. — Он сказал, что от них разило зверьем. Обезьянами. Но ему удалось завалить парочку твоих дерьмовых друзей.
«Трэя и Мишель». Тэйла резко втянула воздух. Кинан говорил, что Хранители попали в засаду.
— Твой вер врет. Хранители преследовали стаю…
— Ты там была? — Не вопрос. Обвинение.
— Нет.
— Да. Так я тебе и поверил. — Мрак заполнил глаза Тени… реальный мрак, появившийся из ниоткуда и превративший карие глаза Тени в черные, в то время как он смотрел на Призрака, стоящего напротив. — Что если она в этом участвовала? Это что-то изменит для тебя? Или ты продолжишь пускать на нее слюни, словно…
— Этот разговор окончен. — Голос Призрака обещал большие неприятности. — Сними боль.
Ругнувшись, Тень схватил ее запястье — достаточно грубо, намеренно сделав больно — и тут же теплая нега накрыла Тэйлу.
Что-то еще зародилось в душе девушки. Признательность. Призрак не мог причинить ей боль в стенах больницы, это Тэй знала наверняка. Но он не был обязан облегчать ее страдания. Если бы он хотел, чтобы она помучилась, у нее не было бы выбора. Тэйла не могла не задаться вопросом: случись ситуация, зеркальная этой, поступила бы она с Ризом так же?
— Нет, — прошептала девушка, и Призрак нахмурился.
— Все еще больно? — Рука дока потянулась ко второму запястью, чтобы проверить пульс. — Что такое?
— Прости, — прохрипела Тэй. — Болтаю сама с собой.
Он посмотрел на нее, как на полоумную, а Тень покачал головой. Но оба вернулись к ее ранам, а Тэй продолжила размышлять на тему, когда же она начала испытывать к этому демону что-то кроме ненависти.
И время-то чудесно выбрала: как раз когда должна взорвать больницу и дока вместе с ней.
Пока Хеллбой ее зашивал, Тэй сосредоточила все внимание на окружающем ее ландшафте. Не то чтобы она могла увидеть что-то кроме серых стен с кроваво-красными разводами и потолка со свисающими с него цепями и огромными блоками. Все равно Тэй жадно впитывала каждую жуткую деталь. Она всегда ненавидела больницы, но сейчас запах хлорки и шум приборов ее успокаивали. Это создавало иллюзию нормальности в этом ужасном месте.
Нежное покалывание в коже прекратилось. Призрак закончил лечение.
— Все? — спросила Тэй.
— Да.
Тень отдернул руку.
— Хорошо. Пойду помогу больным, которые этого действительны достойны.
Он выскочил из комнаты. В животе тут же запульсировала боль.
— Будь он проклят, — пробормотал Призрак так тихо, что Тэй его еле расслышала.
— Да ладно. Не могу его винить. Особенно после случившегося с Нэнси.
Удивленный взгляд Призрака пронзил ее насквозь.
— Могу дать болеутоляющее, — грубо предложил док, не обращая внимания на ее слова.
Тэй покачала головой.
— Я должна быть начеку.
Отправляться в нирвану посреди вражеской территории было бы сущей катастрофой. Кроме того, после смерти матери Тэй поклялась не притрагиваться к наркотикам. Слишком уж много страданий принесла девушке борьба матери с ненавистной зависимостью, приведя ее в сумрак, где демоны существовали на самом деле.
Подтянув ногой поднос, Призрак выбрал шприц.
— Я вколю местную анестезию, чтобы свести твое неудобство к минимуму.
Он сделал инъекцию, и после обжигающего болью мгновения, рана онемела.
— Спасибо.
Риз снова кинул на нее удивленный взгляд, но не стал комментировать, потому что внезапно комнату заполонили маленькие, круглые демонические… штуки. Около дюжины таких — пушистые, размером с кролика — стремительно пробежали под шторой, врезаясь друг в друга. Один остановился и посмотрел на Тэйлу большими постоянно моргающими глазами. Он казался даже милым. Для демона. Но опять же, Призрак был чертовски привлекательным для демона. Да и для человека, если уж быть честной.
Существа взбирались по стойке с капельницей, на столы и стулья. Тэй улыбнулась, когда один провалился в рукав ее куртки, которую Тень перекинул через спинку стула. Они жужжали и визжали, а потом один нырнул в ее карман и… вылез оттуда с мобильником. Пушистик раскрыл телефон. Тэйла выдернула катетер из вены и спрыгнула со стола.
— Отдай мне эту штучку, — ласково попросила она. Живчик рванул прочь, но Призрак успел выхватить трубку.
Шторы распахнулись, и появилась, видимо, мать этого выводка. Ее когтистые лапы царапали пол.
— Простите, доктор, — прорычала она сквозь клыки размером с указательный палец Тэй. Потом перевела пристальный взгляд на Тэйлу. — Это… человек? — Ее большие, похожие на кошачьи, глаза стали просто огромными, в них загорелись серебристые огоньки. — Истребительница. До меня доходили слухи.
Призрак все еще держал телефон Тэй, когда повернулся, чтобы ответить демонице — этот вид жил под землей и выбирался на свет божий перед Днем Всех Святых.
— Уйми молодняк, флитта. Тебя это не касается.
Флитта — что бы это ни значило, — похоже, не услышала доктора, а двинулась в сторону Тэйлы. С клыков стекала слюна.
— Ты, — прошипела тварь. — Ты должна умереть.
За ее спиной появился Тень, наблюдая за происходящим с плохо скрываемым весельем.
— Ты убила моих цыпляточек.
Тэйла хмуро посмотрела на снующих туда-сюда демонят, и их мамаша заорала:
— Не этих! Тех, что я высидела в прошлый раз. Всех. Разнесла по кусочку, раздавила, стоило им вылупиться. Ты уничтожила моих деток!
— Это была не я, — неуверенно пробормотала Тэйла. Неуверенно, потому что убить выводок могла и она. Сколько демонических гнезд она разнесла? Слишком много, чтобы сосчитать… или даже запомнить.
— Это был мясник «Эгиды», такой же, как ты.
Один малыш кинулся к Тэй, но Призрак поймал его на полпути, пощекотал за острым ухом и передал разгневанной матери.
— Флитта, в их смерти виновата не она. Забирай детей и уходи. На следующей неделе приводи флоссу — я сниму гипс.
Тут Тэй заметила тихую крошку в углу комнаты, которая передвигалась, волоча забинтованную ногу. Очень осторожно Тень поднял малышку на руки и прижал к груди. Тэй чуть не поперхнулась, когда он начал агукать с демонятами, а те кинулись за ним прочь из комнаты. Мамаша пригвоздила Тэйлу убийственным взглядом и вышла вслед за Тенью и детьми.
— Ух ты, она явно не в себе.
Призрак снова задернул шторы.
— «Эгида» убила ее детей.
— Потому что эти демоны выползают на Хэллоуин и пожирают…
— Овощи.
— Что?
— Именно эти демоны — вегетарианцы. Обычно по осени они наведываются на ближайшие фермерские угодья, потому что очень любят тыквы. — Он все еще держал в одной руке ее телефон, а другой убирал окровавленные инструменты в контейнер. — Твои дружки из «Эгиды» изничтожили невинных малышей, самым страшным преступлением которых, если бы они выросли, было бы высасывание внутренностей из нескольких тыкв.
К горлу подкатила тошнота.
— Как малышка получила травму?
— На нее наступил более крупный демон. Если бы не было этой больницы, девочка умерла бы. Сломанная кость для этого вида равносильна смертному приговору.
Тэйлу буквально выворачивало. Все пошло вкривь и вкось. Всего несколько дней, и ее мир перевернулся с ног на голову. Ее знания о демонах были неверными. Демоны-вегетарианцы? Демоны, которые лечат, а не убивают? Ее простая черно-белая вселенная окрасилась миллионами оттенков серого.
— Тэйла? Все в порядке?
Она моргнула и вернулась из своего серого мира в странную мрачную реальность ЦБП. Больница, которая не должна была существовать. Госпиталь, который «Эгида» хотела разрушить. Тэй не могла этого сделать. Она была слишком уязвима и неуверенна в своих чувствах, чтобы своими руками уничтожить ЦБП.
— Верни мне, пожалуйста, телефон.
— Если хочешь позвонить и вызвать помощь, то должна понимать — тут нет сигнала.
— Что, не поставили ретранслятор? — Девушка встала, а Призрак направился в ее сторону. Его крепкое тело так и притягивало ее, словно имело собственное гравитационное поле, поэтому Тэй, не задумываясь, сделала шаг навстречу. Риз протянул телефон, но когда Тэйла хотела его забрать, схватил ее запястье.
— Почему он тебе так понадобился?
Она сглотнула, не зная, что сказать. Не потому что не могла соврать, а потому что поняла, что не хочет этого делать. Не сейчас, когда в его глазах снова появились золотистые искры. Тэй облизнула пересохшие губы, и взгляд Риза переместился на ее рот.
Призрак притянул ее к себе. В его взгляде сквозило сомнение и что-то еще, что-то мрачное.
— Что не так?
— Ничего.
— Ты постоянно облизываешь губы. Нервничаешь?
— Они пересохли. — Его глаза потемнели еще больше. Риз склонил голову, и их губы оказались в миллиметре друг от друга, Тэй чувствовала, его теплое дыхание. — Ничего не могу с этим поделать.
Она не смогла сдержать стон, желая, чтобы Призрак наконец ее поцеловал. Казалось, он ждет разрешения, что было нелепо. Раньше он всегда делал, что хотел. Почему теперь ему нужно ее согласие?
— Хочешь, чтобы я помог?
— Нет, — сказала Тэй, но приподняла лицо ему навстречу, и их губы соприкоснулись.
Риз провел по ним языком, лаская ее поцелуем, который и поцелуем-то назвать было нельзя. Но даже это горячило ее кровь.
— Уверена?
— Нет. — Тэй приоткрыла рот, задержав дыхание.
— Не знаю, что ты со мной делаешь, Тэйла, — прошептал Риз, — но у меня нет сил этому сопротивляться.
Рука дока опустилась на затылок девушки, удерживая ее в его власти.
В тот же миг по ее венам растекся огонь, обжигая Тэй изнутри. Она открылась его требовательному языку, который, казалось, был везде: скользил по зубам, ласкал нёбо… Закрыв глаза, Тэй позволила своему телу просто отвечать на ласки, ее затягивало в водоворот желания, которое уже становилось наркотиком. Она так долго ничего не чувствовала, была эмоционально фригидной, холодной, словно в спячке, но с каждым прикосновением Призрака это менялось. Будто она наконец проснулась, но в совершенно незнакомом месте.
Шагнув в его объятия, Тэй вцепилась в плечи Риза и потянула к себе. Из груди дока вырвался стон, звук, говорящий, что этот мужчина сгорает от желания, отчего пульс Тэйлы участился. Чуть сместившись, она потерлась ноющей плотью о его бедро, и Риз, отпрянув, зашипел.
— Твою мать, — пробормотал он. — Я чувствую запах твоего возбуждения. Братья тоже его учуют. — Риз вложил в ее ладонь телефон и отвернулся. — Истребительница, а ты опасна.
Тэй открыла рот от удивления — она считала, что опасаться надо именно его. Риз мог соблазнить ее одним лишь взглядом, единственным прикосновением, с каждый минутой Тэй становилась все слабее.
Она решила закрыть телефон, но ее внимание привлекли мигающие цифры. Присмотревшись получше, Тэй увидела, что на экране идет обратный отсчет. Тридцать… Двадцать девять… Двадцать восемь…
— Тэйла? Что такое?
— Двадцать два…
Джаггер упоминал обратный отсчет, но Тэй была уверена, что не запускала заклятие. Она закрыла телефон. Снова открыла. Цифры продолжали сменять друг друга.
Восемнадцать.
«Я испытываю новую взрывчатку. Невидимую и без запаха. Ее можно прятать в электронных приборах, например в МР3-плеерах».
Слова Коула пронеслись в ее голове, и сердце сбилось с ритма.
— Выход, — выдохнула Тэй. — Где выход? Быстро!
Она протиснулась мимо Призрака, сглатывая подступившую к горлу желчь и пытаясь найти двери, через которые ее привел Тень.
Туда. Она кинулась к выходу, а когда одна из медсестер попыталась преградить ей путь, обернувшись пантерой, просто отшвырнула животное. Голова раскалывалась, но Тэй не обращала внимания на боль. Дверь. Надо добраться до двери.
— Тэйла! — послышался за крик Призрака.
— Оставайся там! — Она выскочила из здания в тот же миг, когда двери разъехались в стороны. Оглядевшись, Тэй узнала парковку, увидев «БМВ» Призрака.
Нестерпимый жар обжег пальцы. Телефон горел оранжевым светом, пульсировал, словно сердце. Тэйла кинула его к дальней стене, вложив в бросок все силы.
На ее плечо опустилась рука. Развернувшись, девушка схватила Призрака и, сцепив зубы, повалила его на пол, заслоняя своим телом, одновременно с тем, как по подземному гаражу пронесся взрыв.
Мимо пролетела покрышка, как раз там, где только что стоял Призрак. Огонь, камни и куски металла дождем падали сверху. Тэй продолжала лежать на Ризе. Он закинул ногу на ее спину и перекатился, прикрыв девушку собой. Когда же шторм из осколков утих и грохот прекратился, внимание Тэй привлек громкий рык. Она подняла голову и уставилась в безумно злые золотые глаза.

 

Предыдущая глава  Следующая глава

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх