Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Понедельник, 25.09.2023, 06:54

Список авторов

Статистика

Онлайн: 2
Гостей: 2
Читатели: 0

Книг на сайте: 3387
Комментарии: 28525
Cообщения в ГК: 239

Глава 3
Глава 3
 
Дойдя до конца подъездной дорожки у дома Шайи, Ник тяжело вздохнул. Что ж, всё могло пройти гораздо хуже. Например, бита могла проломить ему голову.
Такой жестокий порыв стал для Ника полной неожиданностью. Может стоило уделить больше внимания предупреждению на табличке во дворе: В НАРУШИТЕЛЕЙ БУДУ СТРЕЛЯТЬ, В ВЫЖИВШИХ – СТРЕЛЯТЬ СНОВА. А на коврике у двери значилось: ВОЗВРАЩАЙСЯ С ОРДЕРОМ НА АРЕСТ. Да, можно сказать, здесь имелось несколько намёков.
Нику никогда не забыть, что пришлось усыпить свою пару ради собственной безопасности. Нику и волку нравилась искра огня в Шайе.
Несмотря на покорность её волчицы, Шайя не колебалась, бросая вызов: как вербальный, так и физический. Хороший знак, ведь для Ника важно, чтобы его пара никогда не боялась его и того уровня доминантности, что он проявляет. Иное его бы удручило.
Пройдя остаток дорожки и свернув на улицу, Ник отправился к своему жилому автофургону, который вот уже полгода был для него домом, и заметил прислонившуюся к нему знакомую фигуру.
Большая фигура Деррена вышла из тени.
– Как всё прошло? – Когда взгляд тёмных глаз бывшего телохранителя упал на небольшую рану на лбу Ника, Деррен улыбнулся. – Что, не очень удачно?
Ник тоже улыбнулся. Он гордился тем, что Шайе удалось так его отделать.
– Разве я тебя не уволил?
– Да кучу раз.
Стоит для начала заметить, что Ник и не принимал Деррена на работу. В колонии для несовершеннолетних Ник спас Деррену жизнь. Волк тогда сам назначил себя телохранителем Ника и стал его везде сопровождать и, похоже, намеревался продолжать в том же духе, пока не вернёт долг.
И что бы не говорил и не делал Ник, он не мог отвязаться от Деррена.
– Я просил тебя остаться с Джоном. Теперь он альфа и ему нужна твоя помощь.
Деррен усмехнулся.
– Джон сам может о себе позаботиться. Впрочем, как и ты, вот только ты застрял со мной. Да уже и сам это понял.
Ник вздохнул и покачал головой.
– Я же говорил, что ты мне ничего не должен. – Деррен как обычно проигнорировал ворчание по этому поводу. – Как ты меня нашёл? Я бы заметил слежку.
– Я оставался с Джоном, пока не убедился, что стая не чинит ему проблем. Уверен, что ты уже знаешь, что он справляется и стая его приняла. Несмотря на то, что все понимают причину твоей отставки, всё равно по тебе скучают. Как только я услышал о том, что ты обнаружил местоположение своей пары, я выследил тебя благодаря информации, которую этим утром ты передал Джону. Я прибыл сюда десять минут назад. Должно быть, ты злишься, что пришлось колесить из штата в штат, а Шайя всё это время находилась всего лишь в пяти часах езды от твоего дома.
Так и есть, вот только кое-что Ника бесило гораздо больше.
– Будет непросто уговорить её уехать со мной.
У Деррена было сочувствующее выражение лица.
– Ты это уже ожидал. Может, если ты ей всё расскажешь – действительно всё, – она всё поймёт.
– Ты прав. Но с этим есть проблема.
– Какая?
– У Шайи большое сердце. Она тут же почувствует ко мне жалость, а мне не хочется, чтобы она давала мне шанс только из-за жалости.
– Хочешь заработать её доверие.
Ник кивнул.
– А это может потребовать время.
Словно в подтверждение, голову пронзила острая, мучительная боль, и он поморщился.
– Головные боли участились?
Правда в том, что головные боли снова начались два месяца назад и мало-помалу увеличивались в частоте и силе воздействия, и теперь каждый день у Ника случались один-два приступа.
Да, хронические головные боли были основной проблемой, когда в первую очередь начали страдать познавательные функции, но не факт, что такое снова повторится. Головные боли могли вызвать множество проблем: стресс, истощение и эмоциональное напряжение.
Не стоит отрицать, что в последнее время Ник достаточно это испытывал. К тому же, его отец в подростковом возрасте страдал головными болями, так что у Ника они могли быть наследственными.
– Это ничего не значит.
– Естественно. Если только мы говорим просто о головных болях. Если вернутся провалы в памяти, мышечная дрожь, периодическая психическая дезориентация, ты не сможешь это игнорировать.
– Не смогу. – Но Ник отказывался снова из-за страха терять Шайю. Поэтому, если только не вернутся остальные симптомы, он и думать о головных болях не будет.
Отперев дверь дома на колёсах, Ник произнёс:
– Мне нужны обезболивающее и сон. Тебе нужно отправиться домой. Я тебя в очередной раз увольняю.
Деррен отрывисто кивнул.
– Как пожелаешь.
А Ник желал Шайю, но прекрасно понимал, что завоевание её доверия – процесс постепенный.
Она расстроена, растеряна и зла... и не без основания. Ник понимал, что должен быть спокойным, понимающим и чувственным.
Ник мог быть спокойным – он был спокойнее многих. Понимающим и чувственным... Он не очень хорошо был знаком с этими качествами, поэтому для него предстоящее предприятие будет новым опытом.
Ему не стоит пока целовать Шайю. Он не сможет остановиться. Нику нужно, чтобы ей были приятны его прикосновения.
Но если он снова её поцелует, Шайя может решить, что Ник использует их влечение друг к другу, чтобы склонить её к себе. Учитывая, что они истинная пара и их желания друг друга очень сильные, не составит труда соблазнить Шайю.
Но Нику не хотелось, чтобы Шайя была с ним только поэтому. Ему хотелось, чтобы дело было не только в физическом влечении.
К несчастью, отказывать себе в том, чтобы прикасаться к Шайе и целовать её будет тяжело, тем более, что Ник телом, разумом, сердцем и душой её хотел.
Подхалимство ни к чему хорошему его не приведёт – не то чтобы Ник знал как это делать. Шайю не привлечёт тот, кто достоин жалости.
В любом случае, гордость Ника и его волка станет для этого препятствием. Он принёс извинения, вёл себя как отчаянный, отвратительный засранец. Да, Ник принёс извинения, и теперь ему нужно доказать Шайе, что это не пустые слова.
Для достижения успеха ему нужен хороший план действий. Ник всегда хорошо составлял планы.
Ему нужно влиться в жизнь Шайи, показать, что там ему и место. Слов никогда не достаточно, к тому же, Шайя ему не доверяет.
Нику нужно быть настойчивым, но не давить на неё, ведь такое поведение лишь усугубит ситуацию.
Боже, а ещё ему стоит подумать о подарке, так ведь? В этом Ник был плох. Он знал, что Шайя не приветствует клише. Нет, она из тех, кто ценит оригинальность.
Но и что же оригинального сделать? Чёрт, всё будет дьявольски сложно. Ник никогда не был романтичным.
А ещё он понимал, что не стоит ожидать чего-то в ответ. Он будет делать что-то для Шайи... и не позволит ей заставить его сдаться. Не может позволить.
Ник и не подозревал, что можно испытывать такую боль, которая просто разрывает тебя изнутри.
В своей жизни Ник испытывал всякую боль, но ни одна не может сравниться с этой – ни та, что заставила тогда его волка вырваться на поверхность, ни та, что заслала его в колонию, ни та, когда он обнаружил расстройство познавательных функций. Ни одна боль не могла сравниться с болью существования без пары. Ник без сомнений знал, что с ней ничто не сравнится.
 
***
 
Шайя снова опаздывала на работу. Да чтоб её. С другой стороны, опоздывала в этот раз она не на много. Всё ещё в сонном состоянии после ужасной ночи, Шайя покинула дом и поспешила по подъездной дорожке, резко остановившись при виде припаркованного в конце той нечто, что походило на огромный автобус. Подойдя, она попыталась что-нибудь рассмотреть сквозь затенённый окна, но те были слишком высоко.
Краем глаза заметив движение, Шайя резко развернулась и увидела пристроившийся за автобусом Мерседес, из которого вылезла её "головная боль" и направилась к ней, неся стаканчики кофе из Старбакса. Ник снова выглядел опасным и непокорным. От него снова исходила невозмутимая уверенность. Он снова заставил её предательское тело вспыхнуть и покалывать, приготовиться для него, а это совсем плохой знак.
Почему он не похож на Слота из фильма "Балбесы" или кого-то в этом роде? Шайя нахмурилась.
– Ты всё ещё здесь?
От присутствия и запаха Ника волчица зашевелилась и потянулась, её настроение улучшилось.
Ник выгнул бровь.
– И тебе доброе утро, детка. И да, с моей головой всё в порядке, спасибо, что поинтересовалась. – Волку нравилась её дерзость, он даже находил её забавной... а его смешило не очень уж и многое. – Кофе?
Шайя едва удержалась от того, чтобы не вздрогнуть от звука этого властного голоса, который, как она считала, был создан для того, чтобы поддразнивать, пугать и возбуждать. Решительно настроенная игнорировать тот эффект, который Ник на неё оказывал, она сосредоточила внимание на протянутом стаканчике кофе, гадая, а знал ли Ник, что Шайя тот ещё кофеман.
– Какой?
– Конечно же, карамельный макиато.
Ага, знал. И неужели он считал, что, купив ей кофе, всё исправит? Пфф. Тем не менее, было бы стыдно заставлять такой кофе простаивать без дела, тем более, она получила его на халяву, поэтому Шайя взяла стаканчик.
– Пожалуйста.
Шайя вздрогнула, почувствовав, как что-то лизнуло её руку. Опустив взгляд, она увидела часто дышащего, машущего хвостом Лабрадора. Зачарованная Ником, она даже не заметила собаку... которую сейчас гладил Ник. Она бросила на него вопросительный взгляд.
– Шайя, это Брюс. Брюс, это Шайя.
– Брюс? Он твой?
Ник почесал пса между ушами.
– Вообще-то, он моего брата, но по какой-то странной причине всегда следует за мной. Я лучше лажу с животными, чем с людьми. – Да и он предпочитал их общество людскому.
Шайя нахмурилась, увидев, как Брюс скребётся в дверь большого автобуса. Вытащив из кармана ключи, Ник открыл дверь и пёс запрыгнул внутрь.
– Он – ленивая задница. Любит лежать весь день перед телевизором.
– Подожди, это твой автобус?
– Это же Виннебаго, – поправил Ник, подавив желание протянуть руку и прикоснуться к Шайе. Ник был не очень нежным, но кожа Шайи так и манила его. Его взгляд невольно переместился на её чувственные губы. Боже, её рот. Он снова хотел попробовать его вкус. Тщательно и властно. Затем он бы укусил её за нижнюю губу.
– Винне-что?
– Виннебаго.
– Как тот, что в фильме "Знакомство с Факерами"? Погоди-ка, как ты можешь водить это и Мерседес?
– Для машины есть гараж. Где бы я не остановился, припарковываю дом на колёсах и разъезжаю на машине. Подкинуть до работы?
Каждый гормон Шайи вопил: "Да!" Господи, Ник был такой восхитительный, мужественный и соблазнительный, что ей плакать хотелось. Но Шайя не хотела сокрушать свою решимость.
– Нет. Я хочу, чтобы ты уехал. Прошлой ночью я ясна дала это понять.
– Неужели ты думаешь, что я тебя послушаюсь?
– Нет. Я не смею ожидать, что ты возьмёшь в расчёт мои чувства. – Шайя провела рукой по волосам. – Думаю, не стоит удивляться, что ты ведёшь со мной эту маленькую игру.
Ник взглядом приковал её к месту.
– Шай, для меня это не игра. Ты сказала, что не веришь, что я больше тебя не оставлю. Как бы ненавистно было это признавать, я тебя понимаю. Поэтому, мне нужно сделать так, чтобы ты убедилась в серьёзности моих намерений. Мне нужно доказать тебе, что я больше не уйду. Так что, именно этим я и собираюсь заняться.
Слова казались точкой, не оставляя места для возражений. Несмотря на то, что Шайя ожидала, что он будет к ней приставать, так как доминантные самцы так просто не сдаются, она не ожидала, что он окажется настолько убедительным. Волчице, которая становилась настоящей занозой в заднице, нравилось, что Ник пришёл к Шайе и намеревался с ней соединиться, и она была недовольна, что Шайя ему отказала. Ну что ж, Шайя не была особа счастлива с Ником.
– Я не хочу тебя здесь видеть.
– Часть тебя хочет, Шай. – Он это чувствовал, и чертовски сильно радовался. – Может маленькая, но она есть. Под всем твоим гневом всё ещё есть желание, чтобы у нас всё срослось.
Засранец был прав. Если бы на его месте был другой парень, она бы с лёгкостью его забыла – в конце концов, сколько таких парней. Но у Шайи была всего лишь одна истинная пара, и этой парой был Ник. Часть неё хотела, чтобы он был рядом, хотела поверить ему. Но скорее ад замёрзнет, чем она в этом признается.
– Мне нужно на работу. – Прежде чем Нику удалось снова предложить её подвезти, Шайя подняла руку. – Мне нравится ходить пешком.
– Как хочешь. Хотя, должен заметить, на улице в любую секунду польёт дождь. – Прислонившись к дому на колёсах и делая большой глоток кофе, Ник игнорировал то, что Шайя топает ножкой.
Когда Ник не сделал никакой попытки уехать на своём Винне-как-там-его, Шайя мысленно посчитала до десяти, моля о спокойствии.
– Что ж... ты собираешься отогнать отсюда эту... штуку?
– Нет.
К чёрту спокойствие.
– Ник, серьёзно, ты должен...
– Если не поторопишься, то опоздаешь на работу.
Шайя глянула на часы и выругалась.
– К тому времени, как я вернусь домой, тебе с твоей штуковиной лучше исчезнуть.
Ник просто криво усмехнулся. Парень был угрозой. Как достучаться до разума того, кто слушает выборочно? Нет, вообще-то это не было выборочно. Ник слышал и понимал каждое слово, просто ему на всё это было плевать.
Шайя резко развернулась и зашагала прочь по улице. Не прошло и минуты как начался дождь. Просто замечательно. Звук двигателя заставил повернуть голову. Ник припарковал Мерседес на обочине и приглашающе открыл дверцу. Шайя боролась с собой пять секунд, а затем подбежала к машине и запрыгнула внутрь.
– То, что я позволю тебе подвезти меня на работу, это ещё ничего не значит.
Ник бросил на неё заверяющий взгляд "конечно же, нет", но внутренне улыбнулся. Он не был туп, чтобы показывать ей это – понимал, что находится в шатком положении.
Когда он завёл двигатель, Шайя повернулась к нему.
– Салон, в котором я работаю, находится...
– Я знаю где он находится, – ответил Ник, выезжая на трассу. Волк удовлетворённо зарычал – ему нравилось, когда Шайя была рядом, нравилось, когда его окружал её запах.
– Откуда?
– Ты моя пара. Естественно, что мне хочется всё о тебе знать. – Ник пожал плечами. Всё просто. – И это всё включает твой адрес, место работы, номер мобильного телефона – просто подумал, что ты должна знать, чтобы не удивляться, если получишь от меня сообщение.
Шайя обиженно и шокировано на него уставилась.
– Ты не можешь врываться в жизни людей и выяснять все персональные данные. Да и вообще, откуда у тебя информация обо мне?
Ник снова пожал плечами.
– У меня есть свои источники.
– Так что, ты теперь сталкер?
– Я предпочитаю термин "напористый следователь". – Прежде чем Шайе удалось ещё чем-нибудь вымотать ему нервы, Ник указал на машину. – Нравится?
– Думаю, да.
Рот Ника скривился от сомнения в её голосе.
– Мне нравятся вездеходы, но не могу поместить ни один в дом на колёсах.
Шайя нахмурилась.
– Тогда почему ты просто не пользуешься внедорожником вместо этой огромной неуклюжей штуковины.
– Потому что во внедорожнике мне бы не так хорошо жилось более полугода.
– Ты живёшь в этой Винне-штуке? – спросила Шайя, шокированная. Ник кивнул. – Так значит говоря, что провёл шесть месяцев в поисках меня, ты выражался буквально?
Ник странно на неё посмотрел.
– Естественно. – И его тут же озарило. – Ты думала, на твои поиски я нанял других людей.
Шайя пожала одним плечом.
– Ты же Альфа. У тебя и другого дерьма навалом.
– Помнишь, что я больше не Альфа? Я оставил пост в тот день, когда узнал о том, что ты уехала. С тех пор я тебя искал. – Глянув на неё, он обнаружил скептичный взгляд. – Не веришь, что я покинул пост?
– Верю, что ты вернёшься. – В остальном Шайя не была уверена, как в этом. – Жить без стаи и территории тяжело.
– Жить без тебя тяжелее.
Против ожидания, это прозвучало не душещипательно и жалко, а довольно собственнически и защитно.
– Кроме того, если хочешь правду, мне не очень нравится компания.
Шайя пару раз моргнула от удивления.
– Тебе не нравится компания? – недоверчиво повторила она. – Ты же оборотень.
– Меня раздражают люди. Мне нравится быть одному. – Да, Ник знал, что это странно для оборотня – они жаждали контакта и процветали от него. Но он никогда не ощущал такого же удовлетворения от социальных контактов, как остальные представители его вида. Опять же, проведя пять лет в колонии для несовершеннолетних, где не было таких понятий как пространство, уединение или тишина, Ник не тянулся к социальным контактам. В любом случае, он был плох в связях.
Шайя уже хотела спросить как, чёрт возьми, тот, кто любил одиночество, занимал пост Альфы, когда кое-что уловила в боковое зеркало.
– Это Деррен за нами едет во внедорожнике?
Ник устало вздохнул.
– Да.
Он заметил своего "телохранителя" несколько минут назад.
Шайя повернулась и обличительно посмотрела на Ника.
– Ага, а говорил, что покинул стаю.
– Так и есть.
– Если бы ты говорил правду, то у тебя больше не было бы телохранителя, – нетерпеливо заметила она. – А это значит, что ты всё это наговорил, чтобы заморочить мне головы и образовать со мной пару.
– Прости, Нэнси Дрю, но в этом ты не права. Я годами пытался избавиться от Деррена.
– Тогда, почему он едет за тобой, если ты больше не Альфа?
– Здесь дело не в должности Альфы, а в личных мотивах.
– Да неужели? – скептично протянула она. – И что же это за личные мотивы?
Ник предпочёл не говорить, не рассказывать о том периоде своей жизни, чтобы не пугать Шайю.
– Знаешь, а ты ведь мне так и не ответила вчера вечером, когда я спросил тебя о бойфренде.
Выбитая из колеи внезапной сменой темы, Шайя какое-то время молчала, а затем ответила вопросом на вопрос:
– А у тебя есть подружка?
Ник мог настоять, чтобы сначала ответила она, но его убивало недоверие в её глазах.
– С тех пор, как я тебя встретил, в моей жизни не было других женщин.
Шайя усмехнулась и отвернулась.
– Ага, конечно.
Он потянул её за волосы, снова привлекая к себе внимание.
– Я бы тебя так не предал.
– Мы не пара, – выплюнула Шайя.
– Не имеет значения.
– Это ты решил меня покинуть.
– Нет, я поставил тебя превыше всего остального. Ничего не изменит того факта, что единственная, кого я хочу – это ты.
Если Ник говорил правду, то очень разозлится из-за её ответа, и Шайя застрянет в машине с разъярённым, слишком доминантным альфа-самцом. Плохая ситуация, и её волчица не ждала такого исхода с нетерпением. Когда Ник вопросительно приподнял бровь, Шайя отвела взгляд и призналась:
– Я пару раз ходила на свидание. – Она приготовилась к взрыву. Рискнув посмотреть на Ника, она заметила, что тот спокоен и холоден. Лишь побелевшие от хватки на руле костяшки выдавали внутреннее смятение. – Почему ты не кричишь?
– Как я могу? – Его слова походили на скрежет щебня. – Ты всего лишь пыталась наладить свою жизнь.
Теперь Шайя почувствовала себя плохо, а не должна была. Она это знала. Если бы Ник на неё накричал, она смогла бы справедливо отметить, что если бы ему не хотелось, чтобы она с кем-то встречалась, он бы заявил на неё права. Но несмотря на явный гнев, Ник переживал его внутренне, и нёс ответственность за содеянное. Проклятье. Шайе хотелось продолжать на него злиться, но он сводил все усилия на нет.
Когда они плавно подъехали к салону, Шайя повернулась к Нику и заметила, что он по-прежнему на неё не смотрит.
– Я не спала ни с одним из них.
Нет, она не обязана была сообщать ему эту деталь, но Ник смог с лёгкостью выведать это у неё. Тут дело не в том, что Ник был её истинным. Дело было в его глазах – водоёмах тусклого зелёного и тёмных теней, – пугающих болью, которую никто бы не хотел испытать. Любая женщина с сердцем пожелала бы протянуть к нему руки и забрать эту боль, а не причинять ещё большую. Шайе было больно, но её не прельщала идея сделать так, чтобы кому-то было ещё хуже.
Стараясь сохранять прикосновение нежным, когда всё тело охватывал гнев, от которого было кисло во рту, Ник провёл большим пальцем по скуле Шайи.
– Спасибо, что рассказала об этом.
– Я не могу простить тебя за то, что ты от меня отказался.
– Я и не жду этого от тебя.
– Тогда зачем ты сюда приехал? Зачем всё это делаешь?
Ник тяжело сглотнул и нежно сжал её бедро.
– Потому что решительно настроен заработать второй шанс.
– А если не получится?
Она напряглась, когда его губы расплылись в озорную улыбку, которая обещала поведение плохого мальчика.
Ник потянул её слегка вперёд.
– Шайя, вот что ты обо мне не знаешь: если я чего-то хочу, то делаю всё, чтобы это заполучить. Нравится тебе или нет, но ты уже принадлежишь мне. И я намерен сделать так, что ты больше не захочешь с этим бороться.
Её волчице это нравилось. Нравилась решительность Ника. Нравилась идея быть центром его внимания. Нравилась идея охоты. К полному её разочарованию, отчасти Шайе и самой всё это нравилось, но положение омрачали гнев и предательство. Кроме того, она не могла доверять тому, что Ник говорил или делал.
Противясь дикому желанию её поцеловать, Ник отодвинулся.
– Иди, а то опоздаешь. Я заберу тебя после работы.
– Я прекрасно способна добраться домой и сама, – возмущённо огрызнулась она.
– Конечно же, можешь. Я буду ждать тебя у входа.
Ник улыбнулся, когда Шайя, зарычав, вышла из машины.
 
***
 
Как только Шайя вошла в салон, Ник проехал дальше по улице и припарковался у забегаловки. Он сидел за столиком один не больше полуминуты. К нему подошёл Деррен. Когда тот приблизился, улыбаясь, Ник покачал головой.
– Я ясно дал понять, что тебя уволил. Снова.
– Я стараюсь не обижаться. – Деррен сел напротив. – Она разрешила подвести её на работу. Прогресс.
– Ага. Мы продвигаемся детскими шажочками.
– И что по этому поводу чувствует твой волк?
– Ожидание его убивает, но он понимает, что Шайе больно. Как и я, волк хочет, чтобы она вернулась к нам в своё время.
Деррен удовлетворённо кивнул.
– Твоя мама за последние двенадцать часов звонила мне три раза. Спрашивала, как ты поживаешь и согласилась ли твоя пара уже к тебе вернуться. Будет очень удобно, если ты уже начнёшь, наконец, отвечать на её звонки, и она перестанет использовать меня как связующее звено.
– Зачем мне это? Если хочешь волочиться за мной, как дурной запах, то приноси хоть какую-то пользу.
Деррен рассмеялся. В этот момент к ним подошла официантка, и оба мужчины заказали кофе и завтрак.
– Кстати, твоя мама нашла Рони.
– Хорошо. – Когда сестра Ника перекидывалась в волчье обличье, то частенько пропадала на несколько недель. Печально, но Рони большую часть времени проводила волчицей – так происходило с момента инцидента, из-за которого Ник оказался в колонии. Несмотря на то, что сестра была достаточно сильной, чтобы вынести всё, что подкидывала ей жизнь, кое-что, оказывается, её всегда мучило. Это было необъяснимо.
– Твоя мама пытается уговорить её перекинуться в человека, но не имеет в этом деле успеха.
– Амбер пыталась? – Амбер была целительницей стаи и той, кто исцелил Ника. Девушка была также хорошей подругой Рони.
– Пыталась, но тоже потерпела неудачу. Я немного с ней поговорил. Она считает, что Рони так реагирует на твой уход, и пребывает в волчьем обличье, чтобы не встречаться с этой болью лицом к лицу.
И как после этого Ник не может чувствовать себя дерьмово?
– Деррен, я не могу вернуться.
– Знаю. Я говорил об этом Амбер, когда она предложила, чтобы ты приезжал ненадолго.
– Хорошо. – Ник скрестил руки на груди. – Не в тему будет сказано... но за нами очень внимательно наблюдают. – Группа из четырёх волков-оборотней, сидевших в угловой кабинке, бросала взгляды на Ника с тех пор, как он вошёл. Более того, трое волков-оборотней у заднего входа в забегаловку делали то же самое.
– Местные хотят знать, что ты делаешь на их территории. Со статусом Альфы стаи или без него, ты всё равно рождённый альфой, и это очень очевидно в том, как ты себя преподносишь. Чёрт, да ты как бекон для оборотней. Вокруг тебя так и искрится мощь. – Деррен замолк, когда к столу с их заказами подошла официантка. Как только она ушла, он наклонился вперёд. – Ты заметил, что в местных оборотнях есть что-то особенное?
Ник кивнул.
– Тут либо разногласия внутри стаи, либо мы имеем дело с двумя местными стаями волков.
– Две стаи волков в одном городе... Понять не могу, как же им удаётся уживаться.
– А не удаётся. Судя по напряжению.
Деррен ещё поразмышлял об этом секунду, а затем, пожав плечами, обратил всё своё внимание на гору блинов.
– Что ж, я знаю, что главная стая в городе – Секвойя. А их Альфа – Петрюс Хадли.
Нику потребовалось мгновение, чтобы соединить имя с лицом.
– А, Нацист.
– Почему его зовут Нацистом?
– Потому что он Нацист.
– Все эти слухи о "наркобароне", окружающие его, меня беспокоят.
Ага, в этом было мало приятного.
– Удивлён, что он не обратился к твоей паре с настоянием соединиться с кем-нибудь из его стаи или проваливать с их территории. – Деррен глотнул кофе. – Знаешь, её волчицу нелегко ощутить. Если бы я не знал, что она полукровка, сомневаюсь, что заподозрил бы в ней оборотня. – В этом весь Деррен – ничего не упускает. – Может, поэтому её не тронули.
– У Шайи отец – человек, – пояснил Ник, проглотив кусочек тоста. – Я узнал об этом, когда искал о ней информацию, пытаясь отыскать подсказку о её местоположении.
– Ты же знаешь о чём это говорит?
– Что порыв соединиться Шайя не так остро ощущает. – Полукровки имели обострённые чувства, силу и скорость как у полноценных оборотней, а различие состояло во взаимодействии животных и первобытных инстинктов. – И это хорошо. Не хочу, чтобы ей было больно.
– А ещё всё это значит, что она понятия не имеет какую ты испытываешь боль, находясь с ней рядом и не имея возможности заявить на неё права. Ей будет неуютно, она будет беспокойной и заведённой, но ни сном, ни духом не будет ведать о том, через что ты проходишь. Не будет знать, насколько трудной стала твоя жизнь с тех пор, как ты положил на неё глаз.
Деррен говорил чистую правду. Шайя считала, что вся ситуация между ними с Ником для него ничего не значит, и ему было легко от неё отступить – часть причины, почему Шайя так на Ника злилась. Покончив с завтраком, Ник ответил:
– Я тебе прошлым вечером сказал, что не хочу, чтобы Шайя вернулась ко мне из-за жалости.
– Но если она поймёт, что для тебя сейчас идут не такие уж лёгкие денёчки, то, быть может, немного смягчится. – Деррен сделал большой глоток кофе и в рекордное время прикончил гору своих блинчиков. – Я по-прежнему считаю, что тебе нужно ей всё рассказать – это сильно поможет.
Ник улыбнулся и фыркнул.
– Что, пытаешься стать моим советником?
Деррен резко поднял голову.
– Считаешь, у меня достаточно мозгов?
– Иди к чёрту. – Не было тепла в его словах. – Мне нужно в туалет. – Увидев, что Деррен собирается составить ему компанию – по-видимому, из-за собравшихся вокруг оборотней – Ник бросил на него мрачный взгляд. – Мне не нужно, чтобы ты держал меня за руку, пока я ссу.
Деррен усмехнулся.
– Тогда, не скучай.
Да уж, будет весело, если на него наедет кто-то из этих оборотней. Было бы неплохо спустить пар.
Желание Ника сбылось. Он только застегнул ширинку, как в туалет ввалились четыре оборотня. Проигнорировав их агрессивное состояние и хмурые выражения лиц, Ник подошёл к раковине и вымыл руки, а когда вытер, волки образовали полукруг, блокируя путь к выходу. Повернувшись, Ник с любопытством посмотрел на каждого оборотня... как на жука. Им это не понравилось.
Тот, что стоял в центре, чуть вышел вперёд и наклонил голову набок.
– Ты кто такой?
– Парни, это вы тут на меня нарываетесь. Я буду задавать вопросы. Чего вам нужно? – Похоже, у оборотней от его слов уверенности поубавилось. Отлично. Тот глупец был доминантным самцом, но не альфой, и здесь бросал вызов более сильному сопернику, подвергая риску себя и членов своей стаи. Ему стоило подольше пораскинуть мозгами. И получше соображать.
– Наш Альфа хочет с тобой поговорить.
– Да неужели? – протянул Ник. – И что дальше?
– Ты на нашей территории. – Волк сжал кулаки и яростно зарычал. – Он хочет знать, чего ты припёрся.
– Какие-то проблемы? – Ник говорил скучающим тоном. Ему и в самом деле было скучно. Когда он был Альфой, на их территорию время от времени заглядывали волки-одиночки. Если они не причиняли беспокойства, Ник не обращал на них внимание. А если ему хотелось с ними поговорить, он не ходил вокруг да около, и не было в этом ничего плохого. На самом деле, поведение Альфы этой территории – пример неуважения и отсутствия хороших лидерских качеств.
– Ты должен отправиться с нами.
Ник сделал шаг вперёд.
– Если вашему Альфе хочется со мной поговорить, пусть сам меня найдёт.
– Не стоит тебе вести такую игру. Мы члены стаи Секвойя. Наш Альфа – Нацист.
В выражении лица Ника ничего не изменилось.
– Я уже сказал: хочет поговорить – пусть сам меня найдёт.
– Ты понятия не имеешь с кем связываешься.
– Как и ты.
Волк прищурился.
– Ты или очень храбрый, или очень глупый.
– Мне уже скучно.
– Сумасшедший, – решил оборотень.
Ник улыбнулся.
– И как ты догадался?
– Послушай, я следую приказам, а это значит, что притащу тебя к Альфе в сознании или без. Включи мозги и сделай правильный выбор.
Никто его никуда не заберёт. Резким, но плавным движением Ник ударил кулаком в висок волка, вырубив того. Прежде чем остальные смогли отреагировать, он оторвал сушилку для рук от стены позади и ударил в голову волку, что был слева, посылая того в нокаут на кафельный пол, на который тот рухнул с глухим стуком. Ник повернулся. На него бросился один из оставшихся оборотней. Но Ник был быстрее – он снова воспользовался сушилкой, выбивая оборотня из равновесия. Затем сильно ударил по рёбрам, чётко ощущая, что хотя бы одно, но сломал. Когда волк немного очухался, Ник схватил его за волосы и ударил башкой об писсуар. Парень тут же обмяк и рухнул на пол.
Ник выругался, когда ему в лицо брызнула вода. Оставшийся волк открыл кран и сунул руку под воду, направляя ту на Ника. Воспользовавшись дезориентацией Ника, волк ударил его в лицо. Ник устоял, но тут же получил удар в плечо. Дико разозлившись, он схватил волка за ногу, когда тот намеревался нанести очередной удар, дёрнул и сломал кость. Оборотень заорал и шлёпнулся на задницу, доставляя удовольствие разозлённому волку Ника.
Ник оглядел представшую перед ним картину. Волк со сломанной ногой с каждой секундой становился бледнее. Лысый парень и тот оборотень, что валялся у стойки с писсуаром всё ещё были в отключке. Парень, получивший удар в голову сушилкой лежал на полу и стонал. Он посмотрел на Ника и тот вызывающе выгнул бровь, побуждая того подняться. Волк не встал.
Ник вздохнул.
– Детишки, никогда не ввязывайтесь в драку с альфой. Ваш Альфа должен был этому научить. Будем считать, что урок усвоен.
Выйдя из туалета, Ник бросил взгляд в сторону трёх волков в задней части забегаловки. Они посмотрели на него, но без вызова. Удовлетворённый, Ник продолжил движение к своему столику.
Заметив его, Деррен поднялся со своего места.
– Они хоть живы?
Ник положил на стол деньги за завтрак.
– Если бы я не оставил их в живых, то кто бы рассказал их Альфе, что я – не такая уж простая мишень? Мне не нужны эти заморочки.
– Не то чтобы я не одобрял преподанный урок этим волкам, – произнёс Деррен, когда они двинулись к выходу, – но если хочешь вернуть свою пару, лучше держаться в стороне и не злить всяких наркобаронов.
– Не знаю... но мне кажется, она предпочитает, чтобы я умер.
 
Переводчики: ArrivaVamp
Редактр: Casas_Went

 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх