Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Суббота, 23.09.2023, 03:50

Список авторов

Статистика

Онлайн: 2
Гостей: 2
Читатели: 0

Книг на сайте: 3385
Комментарии: 28525
Cообщения в ГК: 239

Глава 16
Глава 16
 
Пока мужчины утром загружали машины, Шайя отвела Тарин в сторонку и рассказала ей про когнитивное расстройство Ника.
Ей еще вчера хотелось это сделать, но никак не получалось застать подругу одну. Дом просто кишел народом.
– Господи, – выдохнула Тарин, округлив глаза. – Ну, это чертовски много объясняет. Теперь у меня отбито желание привязать его к кровати и раздробить колени, как Кэти Бейтс в "Мизери"[1]. – Она вздохнула с понимающим выражением лица. – Ты хочешь знать, смогу ли я его излечить?
– Да. Амбер сильна, но и ты тоже. – Заметив нежелание в чертах лица Тарин, Шайя добавила. – Я лишь прошу попробовать.
Тарин пригладила волосы.
– Не то чтобы я не хочу исцелять его... я боюсь, что не выйдет, и ты разочаруешься.
Шайя успокаивающе обняла Тарин.
– Ты меня никогда не разочаруешь. – Отстранившись, она посмотрела в глаза подруги. – Никогда, обещаю. Ты попробуешь? Пожалуйста?
Тяжело вздохнув, Тарин кивнула.
– Давай сначала вернемся домой. Затем я попробую.
– Спасибо. – Заметив приближающегося к ним Ника, на лице которого было раздражение, Шайя улыбнулась. Ее волчица практически расплавилась... как трогательно. Как только приблизился, Ник притянул к себе Шайю. – Ты выглядишь очень злым.
– Конечно, я злой. – Он указал на машину позади себя. – Мой дом на колесах набит волками, и следующие пять часов мне придется с этим мириться.
Доминик, Грета, Кэти, Амбер, Кент, Джесси, Брекен и Зендер решили, что им удобнее будет ехать в роскошном доме на колесах, чем в любой другой машине.
– Слава Богу, что для моего спокойствия есть ты. Тебе придется сидеть со мной, иначе я сорвусь.
– Как ты так долго был Альфой, раз не любишь скопления людей? – спросила Тарин, искренне изумляясь.
– Как я говорил Шайе, я убил прежнего Альфу стаи, но занять его место никто не захотел. Я поступил по справедливости. – Ник вновь посмотрел на Шайю.
– И теперь, когда я, наконец, избавился от той жизни, Деррен изо всех сил старается сформировать стаю. Ох, не думай, что я не заметил, что он именно это и делал, подчиняясь мне и заставляя так же поступать Джесси, Брекена и Зендера.
Шайя нежно провела ногтями по груди Ника, безуспешно пытаясь сдержать улыбку.
– В защиту Деррена скажу, что те парни и без него следят за тобой, как путеводной звездой.
На смешок Тарин, Ник рыкнул.
– Рад, что тебе это кажется забавным.
Проходящая мимо Грета, которая явно заметила настроение Ника к Тарин, успокаивающе похлопала его по руке.
– Не обращай внимания на Малютку Тима[2]. – Она хмуро посмотрела на Тарин и ушла прочь.
Тарин фыркнула, следуя за старухой.
– По крайней мере, я не так стара, что срок моего свидетельства о рождении уже истек.
Шайя прыснула от смеха, и Ник присоединился к ней. Когда она резко прекратила смеяться, а улыбка померкла на ее губах, Ник проследил за ее взглядом и увидел Амбер, стоящую на другой стороне дворика. Она улыбнулась ему, но не успела скрыть презрение к Шайе, сверкавшее в глазах. От этого волк Ника зарычал.
Отведя взгляд от Амбер, Ник обхватил лицо Шайи.
– Что бы она ни сказала, что так тебя расстроило, плюнь. – Ник предпочел бы самому разобраться с Амбер, но знал, что в дела женщин – доминантных или покорных, людей или оборотней – должны быть вовлечены лишь женщины.
– Ты знал, что у пар доминант/покорный возникают проблемы с полной связью?
Ник тяжело выдохнул.
– Да, но у нас таких не будет.
К ее удивлению, он выглядел и говорил почти радостно.
– Откуда такая уверенность?
Он прижался лбом к ее и провел большим пальцем по метке, наслаждаясь трепетом Шайи.
– Если мы сможем пережить другие проблемы, то и это сможем.
Она предположила, что он прав, но не совсем была в этом уверена.
– И другие проблемы тоже переживем. Ты исцелишься.
– Ты не исцелился? – спросила Рони, которая их случайно подслушала.
Повернувшись к сестре, на лице которой была паника, Ник внутренне застонал. Но он не мог отослать сестру, слишком ее уважал, поэтому рассказал про головные боли и провалы в памяти.
– Как сказала Шайя, мы переживем и это.
Рони прижала руку ко лбу, в ее глазах стояли печаль и тревога.
– Господи, это ужасно.
Кэти, вероятно ощутив тревогу Рони, осторожно подошла к ним.
– Милая, что случилось? – Она пригладила волосы Рони. – Ты бледная. Все нормально?
– Ты должен ей рассказать, – обратилась Рони к Нику. – Она заслужила знать.
– Знать что? – спросила Амбер.
"Великолепно", – подумал Ник. Глубоко вдохнув, он вновь рассказал о сложившейся ситуации.
– Ты не исцелился? – Амбер, ошеломленная и паникующая, повторила вопрос Рони. – Невозможно. Я ведь тебя исцелила. Исцелила.
– Не сработало, – мягко сказал Шайя. Сложно не быть мягкой с тем, кто так расстроен. – Когнитивная функция вновь деградирует.
Амбер отрицательно мотнула головой.
– Нет, я ведь его исцелила.
– Ты пыталась, но у тебя не вышло.
Из глаз Амбер потекли слёзы, когда она повернулась к Нику.
– Мне так жаль, Ник. Знаю, я предупреждала, что улучшение может быть временным, но мне казалось, что я тебя излечила. Мне так жаль.
– Ты не виновата, – заверил он ее, не вполне зная, как поступать с плачущей женщиной. – Ничего не поделаешь.
– Давай я попробую вновь. В этот раз получиться, я постараюсь.
Ник поднял руку.
– Амбер, если не сработало в первый раз...
– Дай мне попробовать.
– Тарин попробует, – заявила Шайя, отчего на лицах Рони и Кэти отразилась надежда.
– Она не сильнее меня, – провозгласила Амбер.
– Лучше тебе надеяться, что сильнее, иначе Ник в трудном положении.
Вновь отрицательно мотнув головой, Амбер убежала, а Кэти последовала за ней.
– Если Тарин не сможет тебя исцелить, – начала Рони, – мы найдем кого-нибудь еще. Не сдавайся, Ник.
– Не сдамся, – поклялся он.
Удовлетворенная, но все же обеспокоенная, Рони кивнула и ушла.
Шайя ткнула пальцем в грудь Ника.
– Лучше, чтобы эти слова не были пустышкой. Ты нам с Рони дал обещание, и мы проследим, чтобы ты его сдержал. – Ее волчица была полностью с ней согласна.
Ник обхватил лицо Шайи.
– Я никогда не дам тебе пустых обещаний. Никогда.
– Я лишь напомнила. – Когда он притянул ее ближе, зазвонил его сотовый. После непродолжительного разговора, Ник убрал телефон в карман. – Все в порядке?
– Звонил Джесси. Дальше по улице есть дом, из которого за нами наблюдают люди. В этих людях он опознал экстремистов. Они будут за нами следить и расскажут Логану, что мы уехали.
– Ты всерьез считаешь, что план разделиться и заманить Логана сработает?
– Да, давай убедимся в моей правоте.
После очень долгой поездки до территории стаи Феникс, все время которой в машине стоял галдеж, Ник ничего так сильно не хотел, как утащить Шайю вглубь пещер и остаться с ней наедине.
Но такой радости ему не представилось. Сначала вся стая захотела поздравить Шайю, все это время каждый хмурился на него за то, что сразу не заклеймил ее. В его защиту, Шайя объяснила всем, что волк Ника проявил себя очень рано, и что произошло из-за этого с когнитивной функцией мозга. После этого хмуриться все прекратили. Теперь же за Ником ходила Джейми, утверждая, что понимает, насколько сложно жить с травмированным волком. Это, конечно, мило, но Нику не нужно понимание. Он любил уединение, тишину и покой... и, как вскоре выяснил, на территории стаи он ничего из этого не получит. Ожидающая их еда немного улучшила настроение Ника. Член стаи – Грейс – отличный повар. Пока они ели, Трей и Тарин ввели в курс дела насчет людей-экстремистов. Ретт, технический гений и пара Грейс – собирался попытаться хакнуть информацию про игры на выживание. Но Ник не разделял его энтузиазма... раз Доновану это не удалось, никому неподвластно.
Как Ник и ожидал, двое экстремистов проводили их до территории стаи, о чем, несомненно, доложили Логану. Пока всё шло по плану. Нику это бы понравилось, если бы в стае не узнали о том, что он попал в тюрьму, и сейчас все сочувственно на него смотрели и похлопывали по плечу. Особенно от стражей и пар. А еще от Кэм и Лидии, чей старый друг не вышел из тюрьмы живым.
Кроме того, брат Джейми, Гейб и его пара Хоуп, выражали то же сочувствие, что и Джейми. Великолепно. К тому же, Ника раздражало то, что ужасный, пушистый кот Джейми настроился против Брюса, а то, что Брюс не нападал, раздражало больше.
Но хуже всего было то, что Маркус начал заигрывать с Рони. Если Доминик озабоченно подкатывал, то Маркус весьма плавно. И лишь безучастный взгляд Рони остановил Ника от рыка на придурка. Учитывая, как Рони было не комфортно среди незнакомцев, Ник не удивился бы, если в ближайшее время она вновь станет волком. Он надеялся, что она вместе с мамой и Амбер вернется домой в стаю Риланд, но та отказалась.
Что расстраивало больше? Его мама и Амбер остались тоже. И сейчас – в довершение всего – его прекрасная пара, сидящая рядом, была в гневе, потому что Амбер сидела с другого бока от Ника. Даже то, что Кент бросался картошкой в Амбер, не радовало Шайю.
Желая успокоить Шайю и заверить, что она единственная для него, Ник усадил ее себе на колени. Спустя мгновение, она расслабилась, и Ник крепко ее обнял.
– Прошу, скажи, что твоя спальня находится ни на одном этаже с другими.
Услышав расстройство в его голосе, Шайя улыбнулась. Ее паре тяжело было переносить все это дружелюбие и внимание.
– Извини, но вынуждена тебя огорчить. Моя спальня через пару комнат от спальни Джейми. – На его рык она захихикала. – Просто они переживают, что относились к тебе плохо. А сейчас понимают, что у тебя были причины не ставить метку раньше. Они через час перестанут тебе лыбиться.
Он прикусил мочку ее уха.
– Не могу поверить, что мы тут всего час, а женщины уже распланировали церемонию.
Да, по традиции женщины стаи организовывают церемонию, но Ник никогда не слышал, чтобы все делалось так быстро.
– Может, они так быстро все организуют, потому что не доверяют мне и считают, что я вновь тебя брошу?
– Ты меня не по-настоящему бросал. И такая спешка из-за того, что люди могут напасть и помешать. Церемонию Данте и Джейми прервали, когда Глори и ее родственники проникли на территорию и напали. Ты ведь хочешь провести церемонию?
– Конечно, хочу, глупышка.
Она заговорила прямо в его губы:
– Хорошо. Потому что если ты не появишься на церемонии, оправдываясь тем, что защищаешь меня от того, что может произойти с тобой, я найду тебя и отделаю своей битой.
Он улыбнулся.
– Злюка.
– Кроме того, я попросила Тарин попытаться тебя исцелить. Она согласилась.
– Шай, может не сработать, – тихо проговорил он.
– Знаю, но ты обещал не сдаваться.
– И я не сдамся. Я позволю Тарин попробовать. Хотя, у меня такое чувство, что Тарин скорее перережет мне глотку, чем исцелит.
– Думаю, она стала лучше к тебе относиться.
Он фыркнул и хотел уже что-то ответить, когда в комнату ворвался Деррен, который выходил, чтобы поговорить по телефону.
– Ник, я только что говорил с Донованом. Он сказал включить телевизор.
– Зачем?
– Он нашел место проведения игр и заскочил туда.
Все быстро уселись в гостиной, но никто не проронил и слова, пока шли новости про игры. Ник сталкивался со многим злом, насилием и жестокостью за свою жизнь, но это выходило за рамки.
Все было даже хуже, чем описывал Ли Рой. Трупы оборотней – самому младшему было семь – были разбросаны по земле, искалеченные, поломанные, выпотрошенные и гниющие. Кто-то был в процессе трансформации, а у кого-то не было глаз или конечностей.
Даже человеческий репортер, тот же самый, которые несколько дней назад говорил о том, что оборотни – звери, был в ужасе и практически плакал при виде тел... особенно детей.
Ник понимал, почему Донован сообщил ему о случившемся после звонка в полицию. Он знал, что как только Ник увидит это своими глазами, не оставит полицию разбираться с экстремистами, а сам отправится за Логаном и ублюдками.
И Донован оказался прав. Это не просто дело Ника, это касается всех оборотней в мире.
Хотя многих арестовали, Логана не упомянули, как и возможность, что во все это втянуты оборотни.
Хотя Ник знал, что Ли Рой, говоря, что играми управлял оборотень, был прав. А значит членосос все еще на свободе. Почувствовав опустошение Шайи и увидев ее слезы, Ник усадил ее к себе на колени и прижал к груди, успокаивая. Все женщины плакали. Ужас с экрана телевизора почти заставил и его плакать. И чем больше показывал журналист, тем сильнее Ника тошнило. Пока они не найдут ответственного за этот кошмар оборотня, не могут быть уверенными, что еще одна стая не подвергнется нападению... а они убедятся, что мудак получит по заслугам.
– Ник, – прохрипела Шайя. – После увиденного... Не знаю, смогу ли...
Она не договорила, но Ник знал, о чем она. Она не знала, сможет ли провести брачную церемонию и отпраздновать, когда в голове будут стоять картины из новостей. Он думал о том же.
Картины этого ужаса застряли в голове, и он не мог избавиться от них, и не скоро сможет. Казалось неправильным устроить вечеринку или что-то в этом роде, после случившегося.
– И я, малыш. Мы проведем ее после того, как всё закончится, ладно? – Кивнув, она еще сильнее захныкала.
Кент прижал руку ко рту.
– Меня сейчас стошнит.
Деррен, с мрачным выражением, посмотрел на него.
– Ты знаешь, что это значит.
Ник кивнул.
– Это значит, что экстремисты будут свободны в четверг утром и будут здесь к вечеру того же дня... они всё сделают сами, как Логан и говорил на собрании.
– Отлично, – прорычал Трей, – мы подождем. Я не могу дождаться, когда наложу руки на тех ублюдков. Они заслужили того, что произойдет с ними.
– У меня такое чувство, что оборотень, стоящий за всем этим придет с ними, – произнес Райан. Ник поразился, услышав его.
– И у меня тоже, – сказал Трик. – Он ненавидит оборотней так или иначе, а теперь, когда он больше не получает денег от убийства нашего вида людьми, я сказал бы, что он будет вне себя от ярости и присоединится к Логану.
– Будем надеяться, – прорычала Тарин. Она поднялась со своего кресла и подошла к Нику. – Пора. Нам нужно, чтобы ты был на пике своей силы. Не могу гарантировать, что смогу исцелить тебя, но гарантирую, что сделаю все от меня зависящее.
Затем Тарин повернулась к своей стае.
– Грейс, ты знаешь, что мне нужно. Райан, окна.
В то время как маленькая брюнетка, кивнув, покинула комнату, угрюмый вышибала распахнул настежь окна. Решив мыслить только позитивно, Шайя поднялась с колен.
– Ложись на спину на пол.
– Обычно, это мой приказ, – громко сказал Ник, улыбаясь на появившийся румянец на щеках Шайи. Надеясь, что женщина альфа добьется лучшего результата, чем Амбер, Ник лег, как просила его Шайя.
– Кроме Шайи все остальные отошли назад, – приказала Тарин, сосредоточившись на деле. Сила авторитета и серьезного тона было достаточно, чтобы все отошли и дали ей достаточно пространства. Когда она встала на колени с левой стороны, Шайя встала справа от Ника и взяла его за руку. Она ободряюще посмотрела на него, зная, что сейчас он чувствовал себя довольно неловко. Шайя наблюдала, как Тарин положила руку на лоб Нику и ни с того ни с сего на голове Ника появились светящиеся огоньки, указывая больные места. Тарин наклонилась и прижалась губами к его губам, словно она делала ему искусственное дыхание. Несмотря на то, что Шайя ощетинилась, что к Нику прикоснулась губами другая женщина, но беспокойство о его благополучии было куда сильнее этого. Тарин глубоко вдохнула, затем подняла голову и повернулась к окну и резко выдохнула. Черные частицы со свистом вырвались из ее рта и растворились за окном.
Тарин повторяла снова и снова, пока мерцающие пятна полностью не исчезли на голове Ника.
– Сделано. – Выдохнув, она свалилась бы назад на ковер, если бы Трей не сидел за ней и не поймал её. Он притянул ее, и теперь она сидела между его ног, прижимаясь спиной к груди. Тарин выглядела бледной и уставшей, но в остальном все было в порядке.
– Как обычно, – сказал Трей, – после этого ты выглядишь дерьмово.
Ее голос охрип и Тарин огрызнулась:
– Придурок. – Когда Тарин закашляла, Грейс дала ей бутылку воды и энергетический батончик. – Спасибо.
– Как ты себя чувствуешь? – встревожено спросила Шайя Ника, когда тот сел.
Потирая затылок, Ник думал солгать Шайе, но их связь позволит уловить ложь.
– Честно... не чувствую никаких изменений.
– Потому что у тебя ничего не болит, нет головокружения или слабости, – указал Дерен.
"Дельное замечание", – подумал Ник.
– Так ты излечила мою когнитивную функцию? – спросил Ник, посмотрев на Тарин.
Тарин сжала губы.
– У меня это не так работает. Все то дерьмо, которое я вытянула из тебя... это как зло. Трудно объяснить. Если ты убираешь негатив, который загрязняет положительное состояние, то оно перестает быть грязным и снова становится чистым.
Примерно то же самое и здесь. Твои когнитивные функции уже "не загрязнены". Надеюсь, они такими и останутся. Если бы ты впервые исцелялся, я бы даже не стала сомневаться в постоянном исходе. Но у тебя уже было несколько сеансов до настоящего момента, и проблема все время возвращалась, поэтому я не могу гарантировать, что она снова не вернется.
Шайя положила голову Нику на плечо, и он тут же обнял ее.
– Я всегда поражаюсь тому, как ты это делаешь, – сказала она Тарин. – Спасибо.
– Да, спасибо, – сказал Ник.
– Это неестественно, – пробубнила Грета.
Явно оскорбившись от имени Тарин, Джейми нахмурилась на пожилую женщину.
– Как и вся твоя жизнь, не говоря уже о твоих усах.
Удерживая Тарин на руках, Трей поднялся.
– Ладно, тебе нужно немного поспать. – После чего, она могла снова стать сама собой.
– Но Кай...
– Вторая половина причины, почему ты так сильно устала, – закончил Трей. – Из-за него ты не спала большую часть ночи. И скорее всего, когда ты проснешься, он все еще будет спать. А если он проснется раньше, то о нем позаботятся все эти опекающие его люди.
– Я знаю, но Кай ищет меня и поэтому мне не по себе, когда меня нет рядом с ним, – прохныкала Тарин. Ребенок, не смотря на то, что был общительным, имел очень тесную связь с Тарин, как впрочем, и она, потому что Тарин все еще продолжала жаловаться, когда Трей вышел из комнаты, и все еще держа свою пару на руках, направился в сторону спальни.
Шайя повернулась к Нику, который явно пытался улыбнуться, говорящей Джейми, но его улыбка больше была похоже на гримасу.
– Ладно, давай перенесем наши вещи в мою комнату, – пожалев его, сказала Шайя. От выражения облегчения на лице Ника, Джейми улыбнулась. Войдя в спальню Шайи, Ник огляделся и заметил, что комната очень похожа на спальню в арендованном ею доме – сосновая мебель, золотистые и бежевые оттенки, атласные простыни, и кровать с декоративными подушками.
Ему все еще было интересно, зачем кому-то заморачиваться с декоративными подушками, но в последний раз, когда он жаловался на них, то получил подзатыльник от Шайи. Поэтому сейчас он просто промолчит. Ник притянул ее к себе и впился страстным поцелуем в ее губы, словно он умирал от желания ее поцеловать, с тех пор как они приехали.
– Мы должны опробовать эту кровать.
После невероятно медленного и неторопливого секса, от которого Шайя так сильно кончила, что увидела звезды, она просто лежала – полностью удовлетворенная и слегка похожая на пьяную – в объятиях довольного Ника.
– Некоторое время я, наверное, не смогу двигаться.
– Хорошо. Давай просто останемся здесь, пока не придет время ужина.
Она усмехнулась.
– И тебе не придется общаться с другими?
– Именно, и мне нравится проводить время с тобой, – сказал он, прикусив ее нижнюю губу. – Не люблю делить тебя с кем-то.
– Хорошо, что я не спрашиваю тебя, можем ли мы здесь остаться жить навсегда – это убило бы тебя.
Полное отсутствие уединенности сведет Ника с ума.
– Если ты действительно этого хочешь, то я могу попытаться. – Это единственная семья Шайи, которую была у нее когда-либо, и он не мог отобрать ее, потому что это уничтожит Шайю. – Есть какие-нибудь еще идеи о том, где бы ты хотела жить?
– Не знаю. Думаю, зависит от того, хочешь ли ты снова стать Альфой?
Перекатившись на спину, он застонал.
– И ты туда же. Ты должна быть на моей стороне.
– Я на твоей стороне. – Она положила подбородок ему на грудь. – Вот почему я поднимаю эту тему. Тебе нужно поговорить об этом. – Когда Ник промолчал, она мягко сказала: – Эй, если ты не хочешь, чтобы мы создали стаю, то мы не будем.
– Но?.. – понимал Ник, что здесь оно где-то кроется.
– Но я думаю, ты хочешь. Ты прирожденный Альфа. Я думаю, в глубине души ты должен хотеть этого, должен хотеть быть частью чего-то и хочешь, чтобы твой волк чувствовал смысл, который так нравится любому альфе.
– Мой волк действительного этого хочет, – признал он, – но больше всего он хочет тебя, так что остальное неважно. – Шайя ударила его по плечу, отчего Ник поморщился: – Эй!
– Конечно, это важно! Я не хочу, чтобы твой волк чувствовал себя несостоявшимся. – Она не хотела, чтобы их связь всегда оставалась незавершенной.
– Он не чувствует себя несостоявшимся. Кроме того, ты не желаешь быть женщиной-Альфой, поскольку тебе придется много ездить из-за работы, которую, я уверен, ты получишь. И я буду путешествовать вместе с тобой.
Он больше не волновался, что из-за статуса альфы-самки Шайе будет угрожать опасность, и не после того как он стал свидетелем ее силы, и ни тогда, когда узнал, что люди, которые пытались сделать из него своего Альфу никогда не бросят ей вызов. Они видели ее силу и уважали ее. Кроме того, они знали, что она искусно владеет оружием, и им совсем не хотелось умирать.
– Это не значит, что ты не можешь быть Альфой. Есть несколько разбежавшихся стай.
Я понимаю, что обычно оборотням не нравится образовывать стаи, таким образом, но если люди пытаются повлиять на тебя создать стаю, будучи, зная, что только так этого можно добиться, то очевидно, что им небезразлично. Не могу обещать, что буду хорошей альфой-самкой.
Он поцеловал ее в губы.
– Ты можешь всё. – Ник был уверен, что из Шайи выйдет отличная Альфа-самка, как говорила Тарин. Шайя не была бы резкой и прямой, как доминирующая Альфа, она будет вести себя дипломатично, спокойно и поддерживать всех любым способом.
Он мог дать стае чувство физической безопасности, а Шайя дала бы им чувство безопасности эмоциональной. При условии, что люди в его стаи смогли бы это все принять, то все бы сработало.
– Я думал, тебе не нужна должность альфы.
– И упустить шанс командовать людьми?
Играя с ее локонами, Ник сказал:
– Это не то, что мне нужно, Шай. Чего-то хотеть и в чем-то нуждаться – совсем разные вещи. Ты – то, в чем я нуждаюсь.
– Ах, но если ты можешь иметь то, что хочешь и то, в чем нуждаешься, почему ты не можешь иметь все это?
Неуверенный в том, что хочет, он произнес:
– Давай поговорим о чем-нибудь другом.
– Например?
– Например, о том факте, что я не хочу, чтобы ты сражалась с нами против людей в четверг.
– Я знала, что ты так скажешь, – прищурившись на него, сказала Шайя. Она даже не удивилась. Ник – ее пара, он не хотел подвергать Шайю хоть какому-нибудь риску.
– Я знаю, что ты хочешь действовать самостоятельно, и я знаю, что иногда иду на компромисс и знаю, что иногда ты незаметно уговариваешь меня поступить так, как ты хочешь, – Ник улыбнулся из-за отсутствия всякой вины в голосе, – но я не уступлю и буду частью того, что произойдет в четверг вечером.
– Шайя...
– Я так же, как и ты зла по поводу этой игры на выживание. Эти ублюдки совершали ужасные вещи, за которые заслужили медленную и мучительную смерть. Кроме того, один из них постоянно пытался изнасиловать тебя, когда ты был подростком. Затем тот небольшой факт, что он разгромил салон, и кто-то стрелял в нас. Я не позволю этому просто так ускользнуть. К удивлению Шайи Ник не хмурился, а улыбался. – Что?
– Слышала бы ты себя со стороны, звучишь как истинная альфа-самка.
Она покраснела.
– Женщины, которые мстят за их пары, могут так говорить.
– Не только у меня есть проблемы с этим. Твоему волку также не нравится это? Она нервничает только при одной мысли.
Её волчица действительно тревожно металась.
– Согласна, она не в восторге при мысли о таком насилии. Но она также успокоилась – ладно всего лишь немного успокоилась – что я не намерен перекидываться, и ожидать от нее того, что она со всем разберется.
Смутившись, он нахмурился.
– Ты не собираешься перекидываться?
– Будет трудно использовать винтовку с лапами и когтями.
– Винтовка? – с недоверием повторил он.
– Спасибо папе и охоте, я, в самом деле, отличный стрелок. Я заслуживаю быть частью всего этого, как и другие. Другие мужчины не просили своих пар оставаться в стороне. Несправедливо ожидать от меня, чтобы я оставалась в стороне только потому, что я покорная и...
От того, как он посмотрел, Шайя замолчала.
– Это никак не связано с твоим статусом покорной волчицы, так что даже не начинай. – Его все чаще начали раздражать ее неоднократные обвинение в его адрес, о том, что его больше волновал ее статус покорной.
– Трей и Данте не просят их пар оставаться в стороне только, потому, что это не касается их лично. Мой волк на протяжении достаточно долгого времени хотел схватить Логана из-за длинного списка причин, и он совсем не в восторге от оборотня, который создал игру на выживание. Во время атаки единственной целью для него будет добраться до них. Ты единственная, кто может отвлечь его, единственная, кто имеет для него значение больше, чем порвать на куски этих мудаков.
– Ты говоришь, что я подвергну тебя опасности.
Он приподнял ее лицо за подбородок.
– Ты – единственное слабое мое место, Шай. И Логан поймет это. На поле битвы он будет искать тебя. Если ты там будешь, мой волк будет отвлекаться и беспокоиться, и не сможет сосредоточиться на том, чтобы схватить Логана и оборотня. Таким образом, им будет очень легко добраться до одного из нас.
Ну, когда он выразился именно так...
– А что если я пообещаю не выходить на поле битвы? Что если я пообещаю оставаться вне поля зрения? Мне совсем не нужно находиться близко с тобой, чтобы использовать винтовку.
Это немного успокоило Ника и его волка, но от мысли, что она будет находиться рядом с Логаном, у него по-прежнему внутри все переворачивалось.
– Ты мог бы даже помочь мне выбрать место.
Он провел рукой по лицу.
– Мне не нравится это, Шайя.
– Конечно, не нравится. Точно так же, как мне не нравится мысль о том, что ты участвуешь в битве. Но я разве просила тебя отсиживаться в уголке?
Переворачивает ситуацию, чтобы получить желаемое?
– Детка, это подло. – Потому что она задала очень хороший вопрос.
– Это и моя битва, Ник.
Он долго молчал, и Шайя подумала, что он снова собирается возразить, но вместо этого, Ник вздохнул, признавая поражение.
– Не могу отрицать, что твои навыки нам могут понадобиться.
Зная, что это версия Ника "о, ладно" она крепко поцеловала его.
– Я признательна тебе, что ты не совсем гиперопекающий пещерный человек. Данте в самом начале очень часто так относился к Джейми, Господи они спорили, как кошка с собакой.
И, несмотря на то, что Ник был куда больше гиперопекающим, чем Данте, но он не играл "я мужик и у меня есть член, поэтому все решения буду принимать я" роль, как бета-самец.
– Это не значит, что я рад этому. Мой волк сильно рассердил тебя тоже.
Она снисходительно похлопала его по груди.
– Не волнуйся об этом, когда мы спустимся к ужину, ты можешь рассказать все об этом своей лучшей подруге, Джейми, и она...
– Держи эту женщину подальше от меня. Она болтлива и делает это из сострадания.
– И разве это плохо? – усмехнулась Шайя. Хотя Джейми искренне сочувствовала Нику, и ей нравилось быть рядом с кем-то, кто мог хоть как-то иметь отношение к проблеме с ее волком, Джейми также находила это веселым, когда Ник чувствовал себя из-за этого неловко.
Ник притянул Шайю так, что теперь она лежала на нем.
– Мне не нужно сострадание, и я не люблю общаться ни с кем, кроме тебя.
– Почему? Что такого особенного в моей компании, что ты желаешь общаться только со мной?
Он нежно провел рукой по ее спине.
– Ты идеальна для меня. Они – нет. Ты важна. Они – нет. Ты моя. Они – нет.
– Твоя семья важна для тебя, – напомнила Шайя Нику.
– Но не так, как ты. Я забочусь о них, но ты – то, в чем я нуждаюсь. – Только так он смог это объяснить.
Шайю напугало то, что он так сильно нуждался в ней и переживал. Она знала, что Ник готов убить за нее, и сделает все, что угодно, чтобы удержать ее, чего бы ему это не стоило.
Она еще никому не была так важна, как ему. Никто никогда не нуждался в ней так, и это пугало, и одновременно приносило чувство удовлетворения.
– Тогда докажи. – И войдя в нее во второй раз за день, он это сделал.
 
[1] "Мизери" - кинофильм режиссёра Роба Райнера, вышедший на экраны в 1990 году. Экранизация одноимённого романа Стивена Кинга. За роль в этом фильме Кэти Бейтс получила премии «Оскар» и «Золотой глобус». Слоган фильма: «Пол Шелдон всегда писал, чтобы заработать себе на жизнь. Теперь он пишет, чтобы остаться в живых!» В ходе истории героиня Кэти Бейтс - Энни привязывает писателя Пола Шелдона (Джеймс Каан) к кровати и разбивает ему ноги молотком.
[2] Малютка Тим - персонаж рассказа «Рождественская песнь в прозе. Святочный рассказ с привидениями» Ч. Диккенса, младший сын Кретчитов, калека.



Переводчики: inventia, leno4ka3486
Редактор: Sungkyunkwan

 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх