Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Воскресенье, 26.05.2024, 00:19

Список авторов

Статистика

Онлайн: 2
Гостей: 2
Читатели: 0

Книг на сайте: 3532
Комментарии: 28546
Cообщения в ГК: 239

Глава 4
Глава 4

Бэтти знала, что возненавидит себя утром, но сейчас она не могла об этом беспокоиться. Все, что имело значение - быть ближе к Дрю. Она хотела его руки по всему ее телу и его твердый член, погруженный в нее. Она жаждала этого больше всего. 
Конечно, адреналин и волчьи инстинкты сыграли свою роль, но так же и то, что она скучала по сексу с ним. А с остальным она как-нибудь потом разберется. 
Или нет, в зависимости от того, что она почувствует к тому времени. 
Он углубил поцелуй, и она застонала. Дрю не должен был ощущаться так знакомо после десяти лет разлуки. Ее сердце заколотилось, она вцепилась пальцами в его рубашку. Наконец, после второго поцелуя, она отступила назад. 
- Мы не можем сделать это здесь. Не стоя под деревом. Ну, думаю, технически это возможно, но я не хочу устраивать шоу. 
Дрю кивнул. Он никогда не увлекался вуайеризмом. Другими вещами, возможно. Но публичное обнажение не было любимой привычкой. Теперь, когда он стал Альфой, это было без вопросов. Альфа не мог заниматься публичным сексом при своей стае. Или, возможно, мог. Она не понимала все тонкости этого… 
Как все так повернулось? Ее долго отсутствующая пара вернулся и захватил стаю. Все работало не так. 
- Куда пойдем? – жар в его голосе вернул ее в настоящее. 
- Ко мне, - она пожала плечами. – Или, думаю, я должна сказать к нам. Это наш дом. Я так и не переехала. Он уже старенький, но по-прежнему стоит. 
Он взял ее руку в свою. Одна из вещей, о которой она думала по ночам, после того как он ушел, когда она не могла уснуть – насколько большой он был по сравнению с ней, и как он всегда заставлял ее чувствовать себя маленькой. 
Она позволила ему провести ее к дому, который они делили, и в котором она провела последние десять лет, пытаясь удалить все следы Дрю из своей жизни. Он схватился за ручку двери и повернул ее, но дверь не открылась. 
Приподняв бровь, он молча спросил ее, почему она закрыла дверь. 
- Другой мир. Людей грабят. Если ты достаточно удачлив, чтобы что-то иметь, ты защищаешь это. Замок - это самое малое, что я могу сделать. 
Она вытащила ключ из кармана и открыла дверь. 
- Люди смогут уйти, оставив дверь незапертой. Никто не будет грабить на моей земле. 
Бэтти пожала плечами. 
- Нужно построить еще дома. Нет домов - нечего грабить. Магнум и его пособники постоянно поджигали дома или перекидывались и в животном облике уничтожали все в доме, они были нестерпимы. Ты же заметил насколько плохо здесь обстоят дела, верно? 
Дерьмо. Зачем она это сделала? Уколоть его? У него были глаза. Конечно, он видел, как обстоят дела. 
Дрю погладил ее по щеке, когда они вошли в зал. Он осмотрел дом. Снаружи дом выглядел как маленький белый домик, нуждающийся в слое краски. С одной спальней и одной ванной комнатой, в домике была тысяча квадратных футов, с небольшой гостиной зоной и впечатляющей кухней, к сожалению, которая тоже видела лучшие дни. По крайней мере, дом все еще стоял, что было уже достижением, хоть и с просевшей крышей. 
Магнум никогда не хотел давать им местечко получше. Статус Дрю как его сына всегда был скорее во вред, чем бонусом. Конечно, Магнум добился своего в конце концов. Просто минутами ранее. Ее мозг не мог справиться со смертью Альфы. Как это могло случиться? Но это случилось. Ее душа уже приняла невероятное. Но ум до этого еще не дошел. 
Может быть потому что она всегда знала, что Дою когда-нибудь будет Альфой? Он был рожден для этого. Она могла чувствовать силу от него, даже когда ему было лишь восемнадцать. 
И она проникала в нее снова, ее волчья часть хотела обнюхать его, пока его запах не сохраниться глубоко внутри нее. Но она знала - ничто не могло быть просто между ними. 
- Мне нравиться то, что ты сделала с этим местом. 
- О нет, тебе не нравится, – она рассмеялась, когда он открыл рот на это ее заявление. – Ты ненавидишь лаванду и барвинок (прим. род стелющихся полукустарников или многолетних трав семейства Кутровые). 
Дрю потер переносицу и покачал головой. 
- Поэтому ты покрасила весь дом в этих цветах? Я понимаю. 
Она склонила голову набок. 
- Я подумала, так как ты покинул нас, мне уже не нужно учитывать твои вкусы. 
- Да, - он притянул ее к себе. – И я понимаю, почему ты подумала, что я покинул стаю. 
Она отскочила от его груди. 
- Дрю. Сделай это быстро и сделай это сильно. Не заставляй нас ждать. 
Он наклонил голову. Лицо его выглядело старше, чем на десять лет. Оборотни жили дольше, чем люди, и старение проходило медленнее и легче. Под каким же стрессом он был? Какой была его жизнь? 
Он пробежал указательным пальцем по ее носику. Дрю всегда так делал, будто хотел запомнить ее лицо. 
- Я бы хотел убить его десять лет назад. Я бы хотел не быть таким трусом. 
- Я бы тоже хотела, - она не могла найти в себе что-либо, чтобы освободить его от этой вины. Он ушел, чтобы спасти ее семью? Кто просил его это делать? Они должны были быть командой. Решение Дрю, в буквальном смысле, стать одиноким волком, причинило ей больше боли, чем пользы. - Но сегодня, просто поцелуй меня. Я хочу тепла, Дрю, а не сердца. 
- Ты получишь и то и другое, Би, хочешь ты того или нет. 
Он крепко поцеловал ее в губы. Она обратила внимание на его слова. Это не могло быть любовью или сцеплением или комбинацией этого. Это должно было быть чистым, горячим трахом или она не могла справиться с этим вообще. 
Он погрузил свой язык в ее рот, и девушка встретила его своим собственным. Губы Бэтти будут болеть, когда они закончат, но она не будет жаловаться. 
Би немного прикусила его нижнюю губу, пустив чуть-чуть крови. Дрю рыкнул, прежде чем издать рычание, которое прокатилось по ней как горячая лава, пронзая ее киску. 
- Проливаешь кровь, волчица? – он взял ее на руки и понес по дому в спальню. Сотни воспоминаний о нем заполонили ее разум. Она была сражена им, Дрю бросил ее на кровать и лег на нее, накрывая собой как щитом от боли, это подорвало все ее хрупкие барьеры. 
- Би? – видимо он учуял обуревавшие ее эмоции. 
- Заткнись и не беспокойся об этом, - она подняла голову, чтобы снова поцеловать его, но он отстранился. 
Он поднял темные брови. 
- Ты думаешь, что можешь говорить мне такое? 
Ее киска сжалась, и она пыталась сглотнуть сквозь пересохшее горло. Ах, да. Она знала эту сторону Дрю. И теперь, когда он стал Альфой, возможно, она даже увеличиться. 
Зная, что она была только топливом для огня внутри него, она ответила на его вопрос. 
- Я могу говорить такое тебе. И ты не можешь остановить меня. 
- Да? Я не могу? – он схватил ее за бедра и быстрым рывком своих сильных рук перевернул ее, пока она не легла перед ним на кровати. – Если ты будешь плохой волчицей, я должен буду предпринять меры. 
- Ты не выиграешь, - кинула она ему вызов, хотя знала, что он выиграет. На самом деле, она могла бы умолять его выполнить невысказанное обещание. - Прошу, Дрю, прошу, не бросай меня здесь. 
Дрю стянул ее штаны вниз, а затем принялся за нижнее белье. Если бы она знала, что день закончиться именно так, она бы предприняла меры, чтобы облегчить доступ к своему телу. 
- Передо мной твоя прекрасная задница, женщина. Ты уверена, что не хочешь забрать слова обратно? 
Она покачала головой. Позволив ему это сделать. Ох, пожалуйста, пусть он отшлепает ее. Ей нужно освобождение,  она получит его столько, сколько нужно. 
Дрю ударил ее сзади и ее киска сжалась. Она обычно не кончала без проникновения, но сегодня, может быть, будет исключение. 
- Я чувствую, как сильно тебе нужно это, Би. Так что я возьму твою попку, и когда я закончу, ты даже не будешь думать о том, чтобы контролировать все. Ты не будешь указывать мне, что я могу и не могу говорить. 
Она кивнула. Если он только еще раз шлепнет ее, она сделает все, что он захочет. 
Шлеп. Она вздрогнула. 
- Ты справлялась сама, с тех пор как я ушел. Я понимаю. Но я вернулся, - шлеп. 
Ее голос дрожал, когда она заговорила. 
- Ты ушел, и не было никого, кроме меня. 
 - Я совершил ошибку, но, в конце концов, ты простишь меня. 
Она не могла ответить. Это не похоже на игру. Не так, во всяком случае. С голой попой, лицом к кровати, она хотела освободиться, не извиняясь. Он снова шлепнул ее по заднице. 
- Когда я доведу тебя до оргазма, ты будешь делать все, что я говорю. Ты понимаешь? – он погладил ее по попке. Кожа покалывала, но мягкие прикосновения смягчали боль, вызывая трепещущих бабочек в животе, пока она не подумала, что может заплакать. 
Еще одно поглаживание, и он перевернул ее на спину. Она могла бороться с ним, в прошлом, когда это все было игривым. Но сейчас все по другому. Она не хотела драться с ним - она хотела делать то, что он прикажет ей сделать. По крайней мере, в постели. 
Под ним, но лицом к нему, она наконец-то снова получила к нему доступ. 
- Дрю, сними рубашку. Прошу. 
Он улыбнулся. 
- «Прошу», мне нравится. 
Быстрым движением, он снял рубашку и бросил ее через всю комнату. 
Она смотрела на него, облизнув губы. 
- Ты всегда был хорошо сложен, но ты стал еще мускулистей, - Бэтти пробежала пальчиками по его твердому животу. – Проводил много времени в тренажерном зале? 
- Работа на улице. Стройка, подъемы, обработка. Никогда не останавливался в каком-либо месте достаточно долго, чтобы записаться в тренажерный зал. Ты преследовала меня повсюду. Твой голос, твой запах, твой взгляд. Если я не был в движении, я не мог отвлечься. 
Он стянул ее рубашку через голову. Дрю всегда раздевал ее, и она не прочь была вернуться к этой совместной традиции. Он поедал ее взглядом, мурашки бегали по всему ее телу. 
- Ты такая красивая. Я не забывал этого. Как будто я вспоминаю тебя. Прямо сейчас. 
Она поежилась. 
- Пожалуйста, Дрю, – в этот момент она даже не была уверена, о чем просила его. Пожалуйста, поцелуй меня? Пожалуйста, прикоснись ко мне? Пожалуйста, войди своим большим членом внутрь меня? 
- Мы сделаем это. 
Бэтти кивнула, ожидая, когда он полностью разденет ее. Дрю снимал с нее одежду, пока она не осталась перед ним полностью обнаженной. Конечно, на нем остались штаны, и как бы она не хотела подчиниться ему, она не могла позволить несправедливости остаться незамеченной. 
- Ты все еще одет. И хотя я ценю вид твоей обнаженной груди, я задаюсь вопросом, почему ты остаешься в одежде, а я должна быть голой. 
Он ухмыльнулся и чуть приподнялся. 
- Потому что мне нравится смотреть на тебя голую. Я не видел тебя такой десять лет, и я не особо жажду видеть себя в таком виде. 
- Ну, а я хочу видеть тебя обнаженным, - она не добавила пожалуйста. В данном случае, она хотела, чтобы это случилось. Он видел ее, а она столь же давно не видела его эрекцию. 
- Думаю, я могу осуществить твое желание, - он стащил свои штаны, а затем за ними быстро последовали и трусы. Ее рот заполнился слюной. Он всегда был большим мужчиной, его член, твердый с прожилками вен стоял по стойке смирно. Возможно, что он стал больше? Это произошло? Он наработал мышц. Может его член тоже стал больше или она просто забыла, каким крупным мужчиной был ее пара?

Она потянула руку между ними и обхватила член рукой. Он втянул воздух, рык застыл в горле. 
- Не так сильно, а то это закончиться, еще не начавшись. 
- Не справляешься с управлением, Альфа? – поддразнила она. 
Все что ему надо сделать - это прикоснуться к ней и она кончит. Как она могла не понять, насколько сильное сексуальное напряжение боролось в нем каждый день? 
- Просто хочу тебя так сильно, Би, – он наклонился, и она потеряла хватку на его члене. Вместо этого он опустился ниже, чтобы вкусить ее между ног. Предвкушение сделало ее влажнее и жарче. Он глубоко вдохнул. 
- Я скучал по этому. 
- Я тоже, - ее голос дрожал в ожидании, что будет дальше. 
Дрю подул на ее клитор, и каждый нерв в ее теле вошел в повышенную боеготовность. Она застонала. А он еще даже не прикасался к ней. 
- Всегда эта реакция. Я люблю ее, - с кривоватой усмешкой на лице, Дрю положил руку на комочек нервов. 
Она закрыла глаза, когда жар прошел вверх по ее позвоночнику. Он всегда знал, как коснуться ее, как довести до пика наслаждения, даже когда они были молоды и трогали друг друга, возбужденные тем, что это было запрещено перед спариванием. 
Но они были взрослыми и даже со всеми сложностями и размерами пропасти между ними, Дрю знал, как коснуться ее тела. Она никогда не жаловалась. 
Бэтти была не совсем уверена, что он сделал своими пальцами. Иногда он кружил у клитора, а в другой момент массировал его. Моментальная спираль удовольствия окрасила все перед закрытыми глазами. Случайные формы, наполненные синим, фиолетовым и зеленым танцевали под веками. 
Она открыла глаза и посмотрела на Дрю, который улыбался ей со взглядом мужчины, который знал как ласкать женщину. 
- Именно так, Би. Кончи для меня. Лишь один из многих раз за сегодня. 
Даже если бы он не был ее Альфой, она бы подчинилась его приказу. Этот раз не будет отличаться. Ее киска дрожала, влага стекала по бедрам, покрывая его руку ее соками. Она кончала снова и снова. 
Дрю наклонился, прикасаясь к ней ртом. Он застонал, и она знала, что ему понравился аромат. Он всегда говорил ей, что обожает его. 
Наконец-то мир прекратил вращаться перед глазами, и она вернулась к реальности. Это был первый оргазм за десять лет, который она доставила себе не сама. Ее собственные пальцы не могли сделать с ней то же, что делали его. Вибратор оказался в этом смысле также безнадежным. Она нуждалась в присутствии пары, в другом случае это не стоило затраченных усилий. 
Она улыбнулась, когда он отстранился, чтобы посмотреть на нее. 
- Счастлив? 
  Он кивнул. 
- Но я планирую получить больше счастья. 
Дрю лег удобнее и жестко, с нажимом вошел глубоко внутрь нее. Она закричала, обожая чувство, как его пенис растягивает ее. Некоторым образом, он почувствовал, что вернулся домой, будто часть души, которая считалась без вести пропавшей, была прикреплена к ее душе. 
- Ты в порядке? – он откинул волосы с ее лба. – Я мог быть помягче. 
Она видела напряжение на его лице, когда он напряг спину и сжимая мышцы шеи. Бэтти погладила его шею. 
- Тебе не нужно извиняться передо мной. Мне нравиться ощущать все это. Всегда нравилось. Хватит увиливать и дай мне то, что я хочу. 
Он кивнул, его взгляд стал серьезным. 
- Би, я… 
Она  протянула руку и погладила его по щеке. 
- Не время для разговоров. 
Кивнув, он вышел и резко снова вошел в нее. Она подняла бедра ему навстречу. Вскоре они двигались в четком ритме глубоких толчков, вызывая стоны друг у друга. Их дыхание сбилось, смешиваясь, тала покрылись потом. Это был танец их занятий любовью – нет, исправилась она, - их траха, и всегда был. 
Каждое движение его тела приводило ее ближе к рассыпанию на тысячу кусочков. Она издала протяжный стон. Ее разум воевал с телом. Первый, предостерегая, что все закончиться слишком быстро – кто знает, когда она снова почувствует это? А последний хотел освободиться сразу же без замедления. 
Дрю издал громкий рык и перевернул ее. У нее было мгновение, чтобы зацепиться за спинку кровати, прежде чем он стал позади нее и снова вошел в нее. 
- Вот так. Я возьму тебя так. 
Все, что он хотел. Она приподнялась, свесив ноги, только бы он дал ей выход. Она откинула голову назад, облокотившись на его плечо, и посмотрела в потолок. Было что-то изначально правильное в том, что он берет ее сзади. Они были частично волками. Она хотела, чтобы ее пара доминировал над ней, даже если она не скажет ему об этом за пределами спальни. 
Звуки секса слышались между ними, и она стала еще горячее. Если это продолжиться, она взорвется от чистого жара. Трение между ними подталкивало ее к краю. 
- Да, Дрю, пожалуйста. Больше. Дай мне больше. 
- Всегда, детка, всегда, - его слова были произнесены ей прямо в ушко. – Кончи для меня, Би. Я хочу чувствовать, как ты сжимаешься вокруг меня. 
Ей не нужно его разрешение, чтобы достичь оргазма, но в эту ночь она подчинялась. Она разлетелась вокруг его твёрдого члена, стенки влагалища сжимались и разжимались, пока она выкрикивала его имя снова и снова. Или, может быть, она только думала, что делала это. Связное мышление стало делом прошлого. 
Дрю сделал еще один толчок, прежде чем кончил, сильно и долго, внутри нее. Не было ни единой возможности забеременеть или заболеть. Она могла забеременеть только в очень специфический цикл луны, и сейчас был не он. И их род не переносит половые заболевания как люди. Она упивалась ощущением оргазма ее суженого. Это было так давно. 
Девушка закрыла глаза и позволила себе просто чувствовать. Он не упал на нее, нет, вместо этого он прижал ее к своей груди и перевернулся так, чтобы она легла на него. Было так легко улечься возле него, чтобы погреться в послеоргазменном зареве, будучи настолько близко к Дрю. 
Бэтти подняла веки и осмотрела комнату. Как много ночей как эта они были вместе? Сотни из них. А потом он просто решил взять все в свои руки и уйти? К черту его намерения, это было не хорошо. 
Она прикусила губу, пытаясь сдержать свой гнев, прежде чем поняла, что усилия бесплодны. Другая женщина, может быть, справилась с этой мыслью. Но она не была такой девочкой. Дрю обидел ее. И даже прекрасный секс не исправит это. 
- Би… 
Да, он был в состоянии почувствовать, как изменился ее запах. Он знал, что она чувствовала себе менее, чем счастливой. 
- Я хочу, чтобы ты ушел. 
Дрю громко вздохнул. 
- Послушай… 
- Нет, ты послушай, - она села, – я понимаю, что только что дала тебе впечатление о том, что это что-то изменит. Я подчинилась. Я практически умоляла тебя отшлепать меня. Спасибо, на самом деле. Это было здорово. 
Дрю обвинял ее раньше за острый язычок. Да, это именно то, что у нее было. Годы с Магнумом не научили ее большему. И чертов Дрю. Все, может, и были готовы упасть на колени с его возвращением, но не она. Он причинил ей боль. Их нет.  Отказался.

- Убирайся. 
- Ты знаешь, что? Это и для меня не была прогулка на пикник. Я был изгнан. Меня подстрелили, - она поморщилась. Он хромал. Но все же это не меняло того, что он сделал, даже если ей была противна мысль о его боли. – Я сделал это ради тебя. Ты думаешь, десять лет назад я сделал это для кого-то другого? Только для тебя. Ты - моя пара, за которую я могу умереть. Я принял десять лет полного тотального одиночества и изоляции. Ты могла хотя бы говорить с семьей. Рядом с тобой были люди, которые заботились и окружали тебя. Я уйду, но, возможно, ты бы могла достать свою голову из задницы и увидеть что-то кроме своей боли, возможно, шанс для нас. Подумай, действительно ли ты хочешь быть в одиночестве еще одно, блядь, десятилетие. 
Ему потребовалось несколько секунд, чтобы встать, прихватить одежду и выйти из комнаты. Она отказывалась смотреть на него. Его слова все еще гремели в ее груди. Она скривилась и сжалась клубочком под одеялом, которое все еще пахло им. 
Слезы не стекали по ее лицу уже десять лет. Как можно быть такой печальной и злой одновременно? 
  

Предыдущая глава  Следующая глава

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх