Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Суббота, 25.05.2024, 23:39

Список авторов

Статистика

Онлайн: 3
Гостей: 2
Читатели: 1
Britanni
Книг на сайте: 3532
Комментарии: 28546
Cообщения в ГК: 239

Глава 8

Глава 8

Ей понадобилось три минуты, чтобы пристегнуть Призрака к кровати. Хотя идея убить демона казалась заманчивой, Тэйла знала, что для «Эгиды» живой он куда полезнее. По крайней мере, именно так она себя уговаривала, лишь бы не думать о том, что она в долгу перед ним за спасение жизни.

Потом Тэйла приняла душ, натянула старые джинсы и безрукавку и еще раз проверила, дышит ли он и крепко ли привязан. Призрак был распластан на кровати, руки вытянуты над головой и прикованы к спинке.

В бессознательном состоянии он был прекрасен. Раньше Тэй боялась рассматривать его, Риз бы заметил, что она делает. Но теперь у Тэйлы наконец появилось время повосхищаться совершенным, как у атлета, телом.

Сильные мускулы обнаженной груди переходили в тугие мышцы живота, которые так и кричали о многочасовых упражнениях. Кулон в форме кадуцея соскользнул в сторону и теперь почти касался едва видимого шрама на его плече. Когда девушка наклонилась ниже, то увидела еще несколько — они были едва заметными. Тэйла сомневалась, что обнаружила бы их в менее подходящих условиях — в окно ярко светило полуденное солнце.

Боже, казалось, что на его теле не меньше тысячи тончайших порезов, заживших, но оставивших шрамы.

Она осторожно провела пальцем по его правой руке, обводя витиеватую татуировку, твердые мускулы и пульсирующие веревки вен. Эта рука обвивалась вокруг нее. Обнимала. Никто не делал этого с тех пор, как умерла ее мать.

Черт.

Ругая себя за то, что позволила мыслям утечь в совсем ненужном направлении, Тэйла выбежала из квартиры.

На улице стало прохладнее — видимо, Мать Природа наконец поняла, что сейчас весна, и тепло должно быть только после полудня, — но Тэйла не стала тратить время и возвращаться за курткой. Она хотела по возможности управиться до того, как очнется Хеллбой.

Сорок пять минут на двух поездах и одном автобусе, и она оказалась в пяти кварталах к югу от штаб-квартиры «Эгиды».

Штаб-квартира находилась на окраине Нью-Йорка. Большое трехэтажное здание, где жили два Наместника — главы нью-йоркского подразделения, — давая убежище десяткам Хранителей. Ближайшее строение находилось в полумиле отсюда, но по стандартной процедуре требовалось, чтобы все добирались на место через тайный туннель, вход в который располагался в роще деревьев в четверти мили от штаба. Подземный тоннель привел Тэйлу в скрытый деревьями, огороженный задний двор, где двое мужчин-хранителей тренировались в стрельбе из арбалета. Трэй и в океан бы не попал, находясь посреди него, зато ни у одного вампира не было бы ни единого шанса против Уоррена, Хранителя, недавно переведенного из Лондона. Еще один Хранитель, Коул, что-то подбрасывал в руке.

От взрыва задрожали барабанные перепонки, части тел разлетелись в разные стороны. Тэйла вовремя пригнулась, уворачиваясь от горящей ноги.

У дома, где жили девять мужчин-хранителей, тлели останки манекена.

Тэйла уперла руки в бедра и нахмурилась.

— Вы что это делаете?

Коул ухмыльнулся.

— Я проверяю новую взрывчатку — она не имеет запаха и практически невидима. Просто класс. Срабатывает с помощью электронных приборов.

— Это, должно быть, изобретение Стэфани, — заметила Тэйла, и Коул кивнул. Стэф была их главной заклинательницей, но так как ее особые таланты проявлялись лучше — вернее, только — с электроникой, приходилось приспосабливаться.

— Только что MP3-плейером мы разнесли целый манекен.

— Зачем нам такая взрывчатка?

— На случай, если попадем в безвыходную ситуацию. — Он пожал плечами. — Чтобы унести с собой побольше отбросов. А еще мы можем управлять взрывом дистанционно.

Тэйла поморщилась. Звучит уж очень похоже на террористов-смертников.

— Можешь считать меня старомодной, но я лучше умру с мечом в руке.

Она взбежала по ступенькам на заднюю веранду и без стука вошла в дом. Ее встретили смех и добродушное подшучивание, которые наполняли трехэтажный дом двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю. Посторонний увидел бы просто группу воспитанных подростков и молодых людей, но Тэйла прекрасно знала, что любой здесь мог в мгновение ока превратиться в собранного, смертоносного воина.

Как обычно, кто-то что-то пек. Лори, которую все в шутку называли Джун Кливер, всех научила готовить и составила расписание дней выпечки, чтобы у них всегда было здоровое и вкусное угощение. Даже сейчас дразнящий аромат бананового хлеба чуть не увел Тэйлу на кухню. Вместо этого она направилась в гостиную размером с всю ее квартиру. Четверо Хранителей подняли глаза от видеоигр, и одна, нервная восемнадцатилетняя девушка по имени Роза вскочила на ноги.

— Тэйла! Лори и Кинан волновались.

Тэй прошла мимо телевизора, не обращая внимания на любопытные взгляды.

— Где они?

— В библиотеке, наверное. — Роза последовала за ней. — А где Джанет?

— Мертва.

Наверное, ей должно быть стыдно за свою резкость, но ответ возымел желаемый эффект — Роза замерла посреди коридора, а Тэйла поспешила сбежать от вопросов. Она спустилась по ступенькам в огромный многокомнатный подвал. Еще до того, как Тэйла стала Хранителем, его из небольшого недостроенного помещения переделали в подземный центр с собственными системами безопасности и аварийными выходами. Если бы кто-нибудь атаковал дом, Хранители могли бы сколь угодно долго укрываться в подвале, а если нужно — воспользоваться запасными выходами.

Двое Хранителей боксировали на ярко-освещенном ринге, их босые ступни тихо ступали по мягкому полу, еще двое — качались у альпинистской стены. Тэйла прошла по темной лаборатории, которая была пуста, если не считать мистических реликвий, оружия и магических материалов. Дверь библиотеки оказалась закрытой.

Тэйла открыла ее и тут же пожалела об этом. Кинан, перекинул жену через подлокотник дивана и входил в нее сзади, его джинсы собрались вокруг крепких бедер, одну руку он запустил ей между ног. Лори всхлипывала, впиваясь ногтями в подушки, на которых Тэйла вряд ли теперь когда-нибудь сможет сидеть.

Она тихо прикрыла дверь и тяжело привалилась к стене. Звуки, которые они издавали, занимаясь любовью, заставляли ее вздрагивать, вспоминая стоны, которые не могли сдержать они с Призраком, хотя то, чем занимались они, едва ли можно было назвать любовью.

Нет, их секс был яростным и грубым, рожденным гневом, гормонами и черной магией. Потому что то, что она испытывала, когда Риз находился рядом, наверняка было результатом каких-то чар инкубов. Теперь, когда у Тэй появилось время подумать, ей стало противно до такой степени, что захотелось убить его, но когда Призрак прикасался к ней, черт, когда он просто смотрел на нее, она подпадала под его чары.

Да, он был просто образцовым представителем врачей-соблазнителей, но в мозгу колотились мысли о матери, корчившейся от боли под демоном, который изнасиловал и убил ее. Тэйла прижала ладони к глазам и тряхнула головой, пытаясь выбросить воспоминания из головы.

Только на смену им пришли более свежие — она и Призрак. Голые. В постели.

Хватит. Она могла убеждать себя, что на нее все еще действует магия инкубов, но крошечной ее части, той самой, которая чуть не кончила от его ласк, было плевать, почему мысли о нем не оставляли ее. Так или иначе, нужно быть сильнее.

Призрак должен умереть.

Когда дверь наконец открылась, из комнаты вышел Кинан и одарил Тэйлу одной из своих сногсшибательных улыбок, хотя его синие глаза потемнели от тревоги. Он всегда подмечал детали, словно просчитывая ситуацию на десять секунд вперед. До встречи с Призраком она считала Кинана самым красивым мужчиной, которого когда-либо видела.

— Прости, — сказал он, голос его звучал хрипло — из-за того, что когда-то во время военных действий в Афганистане он повредил связки, и из-за того, что только что занимался сексом. — Иногда мы забываем запереть двери.

Иногда? Лори как-то призналась, что, когда они с Кинаном увлекаются, то все происходит так быстро, что они начинают, еще когда люди в комнате. И только закончив и обнаружив, что комната пуста, они понимают, насколько потеряли голову.

Тэй не могла представить, чтобы у нее от кого-нибудь так сносило крышу. Особенно, если этот кто-нибудь не похож на Призрака, который, впрочем, даже не человек.

Кинан придержал дверь и пригласил Тэйлу войти.

— Где ты была? И где Джанет?

На глазах у Тэй вдруг выступили слезы. Хранители гибли постоянно. Но чувство вины из-за смерти Джанет не оставляло ее… если бы только несколько месяцев назад Тэйла рассказала о своих странных симптомах. Если бы только она сказала, что может делать только бумажную работу. Если бы только, если бы только, если бы только…

Что толку мучиться, но это — семейная черта, такая же пагубная привычка, как и любая другая. В сознательном состоянии мать Тэйлы всегда казнила себя за то, что творила «под кайфом».

Самобичевание было ничуть не менее опасным, чем наркотики.

Тэйла упала в одно из двух мягких кресел, радуясь, что можно дать отдых тем макаронинам, в которые превратились ее ноги.

— Мы с Джанет столкнулись с некоторыми проблемами.

Лори похлопала ее по колену.

— Расскажи нам, — мягко попросила она — ее утешающая, материнская улыбка так не подходила женщине-воину, которая могла одним только кухонным ножом разнести по камушку целое логово человекообразных Круа-вайперов.

Прозвище Джун Кливер ей дали не просто так.

Кинан провел рукой по ежику каштановых волос, который — Тэйла знала по фотографиям — мало изменился с его армейских дней.

— Она мертва, да?

— Да.

— Черт побери. — Он опустился на диван, откинулся на спинку, расставив ноги, и уставился на лениво разгоняющий воздух потолочный вентилятор.

— Где? Нужно достать то, что от нее осталось.

— Мы забрались в коллектор у отеля «Аспен». Она в нескольких кварталах к северу оттуда.

Живот скрутило. Вряд ли Хранители смогут много найти, если вообще найдут хоть что-то. Тело Джанет уже наверняка унесли или съели. Все Хранители были готовы к риску погибнуть на территории демонов. Но когда погибал напарник, больше всего страдал выживший.

— Мы засекли двух совокуплявшихся Круэнтусов за одним из мусорных контейнеров. Мы убили самку, но самец сбежал. Мы бросились в погоню, наткнулись на Краучера, а Круэнтус устроил нам засаду.

Лори с Кинаном обменялись выразительными взглядами. Да, не нужно быть ясновидящей, чтобы понять, о чем они думают. Один Круэнтус не смог бы прикончить двух опытных бойцов. Но она ни за что не скажет правду о том, что случилось — правая часть ее тела просто отказала. На «Эгиду» работали лучшие врачи, да и Кинану, бывшему армейскому медику, нередко приходилось штопать своих, но несмотря на чувство вины, в глубине души Тэйла знала, что не должна рассказывать об этих странных симптомах. Если правда выплывет наружу, ее могут снять с заданий и перевести на тренерскую или бумажную работу. Или даже хуже — совсем вышвырнуть из «Эгиды».

Они были ее единственной семьей, и Тэйла не хотела этого лишиться. Не могла. Продолжительность жизни бывших Хранителей без перспектив на получение работы и без возможностей и защиты «Эгиды» исчислялась днями. Нет, о своем состоянии она никому не расскажет и продолжит охотиться, но теперь уже в одиночку. Она не станет рисковать жизнью других Хранителей.

— Я не знаю, как это произошло, — сказала она, — но ее убили у меня на глазах. Круэнтус напал на меня. А потом я помню только, как очнулась в больнице.

— Больнице? — Кинан дернулся вперед так, словно, несясь на своем Мустанге со скоростью девяносто миль в час, врезался в кирпичную стену. Тэйла даже ждала, что он вот-вот потрет шею из-за рывка. — Какой больнице? Мы бы знали об этом.

Лори встала, в комнате будто похолодело.

— Знаешь, Тэй, ты выглядишь довольно неплохо.

Да, хотя «Эгида» — это одна большая семья, все оставались живы, еще и благодаря здоровой дозе подозрительности. Тэйла это понимала, но реакция Наместников ее задела. «Эгида» — это все, что у нее осталось, и ей нравилось знать, что она часть команды, где все полагаются друг на друга, где в бою каждый откладывает в сторону личные разногласия. Ты можешь ненавидеть своего напарника, но он или она, по крайней мере, человек, а в бою с демоном, только это имеет значение.

Но теперь хрупкий кокон, в котором она жила, дал трещину, и по коже Тэй пробежала дрожь неуверенности.

Она медленно задрала рубашку, показывая недавно зажившие шрамы и один все еще воспаленный.

— Это была больница для демонов.

Лори и Кинан молчали, пока Тэйла рассказывала им все, что узнала о ЦБП. Само собой, опустив тот факт, что трахалась с демоном.

Дважды.

И почему-то интуиция… что-то… подсказывало ей хотя бы немного повременить с новостью о том, что этот самый демон сейчас привязан к ее кровати.

— Этого еще не хватало, — сказал Кинан, вставая с дивана. — Демоны, заштопывающие раны, которые мы им причинили. Проникающие в наши медицинские школы. Изучающие нашу физиологию и слабые места.

— Мы должны ее уничтожить. — Лори так быстро ходила по комнате, что Тэй казалось, что во все стороны должны лететь опилки. — Мы можем обратиться в Сиджил за помощью. Они не смогут игнорировать нечто столь важное. Может, они попросят содействия у правительства.

Правительство могло помочь, но не напрямую, конечно. Тэй слышала, что некоторые чиновники, занимающие довольно высокие посты, знают об угрозе подземного мира и работают вместе с Сиджилом, двенадцатью членами «Эгиды», которые контролируют работу штабов по всему миру. Бывших Хранителей и сторонников «Эгиды» можно было найти в каждом городе среди врачей, копов, даже таксистов… и все они были готовы предложить помощь.

— Мы можем попробовать обратиться к ним. — Нахмурившись, Ки провел рукой по волосам, нервное движение выдавало его напряжение. Сиджил нередко отклонял просьбы о помощи, заставляя Наместников обращаться к главам соседних штабов.

— Тэйла, ты можешь хотя бы предположить, где находится эта больница?

— Наверное, в Нью-Йорке. Но на самом деле она может быть где угодно. В другом измерении, а выход на парковку может быть проходом из нашего мира в их.

Кинан выругался и посмотрел на часы.

— Вы двое придумываете план действий. Я соберу команду и достану останки Джанет, пока не стемнело.

Он чмокнул жену в губы и вышел из комнаты, а Лори продолжила мерить шагами библиотеку.

— Как ты выбралась из больницы?

«Нууу, доктор-демон подбросил меня до квартиры медсестры-вампирши, где нам пришлось вместе надрать задницу другим демонам, а потом отвез меня домой, где мы занялись сексом и болтали, как старые друзья». Да, славное выйдет объясненьице. Она думала, что готова отдать им Призрака, но ошиблась, и пока не убедится, что ее не отправят на допрос в Сиджил, уж лучше оставить некоторые детали — и Призрака — при себе.

— Я уговорила одного из врачей отпустить меня.

— И этот врач просто… отпустил?

Тэйла с трудом поборола желание поерзать.

— Я сказала ему, что я Скример и что, если они меня убьют, мой дух будет призывать всех Хранителей, пока они не обнаружат больницу и не уничтожат ее. — Тэйла облизнула пересохшие губы и понадеялась, что Лори поверила ее рассказу. — Ты ведь знаешь, какие тупые эти демоны. Он мне поверил. Решил, что безопаснее будет меня отпустить, чем так рисковать.

К ее облегчению, Лори кивнула.

— Хорошая идея. Они не могут знать, насколько редко встречаются Скримеры. — Она резко развернулась. — А как звали этого врача?

Тэйла не считала это важным, но какая разница.

— Призрак.

— И ты знаешь, из каких он демонов?

Нет, эту маленькую деталь она ни за что не откроет. Лори наверняка решит — и не ошибется, — что инкуб использовал свои чары на слабой смертной, а Тэйла не могла допустить, чтобы ее репутация была скомпрометирована. Пусть и заслуженно.

Ей вдруг стало жарко, потому что, да, она была целиком и полностью скомпрометирована.

— Один из этих исчадий ада, похож на человека. Но он объяснил мне, как с ним связаться. Этот тупица оказался достаточно умен, чтобы попытаться заслужить мое доверие, — сказала Тэйла, понимая, что говорит откровенную ложь. — Готова поспорить, он думает, что я передам ему какую-нибудь информацию.

Ярко-зеленые глаза Лори сверкнули.

— Замечательно. Ты просто умница, Тэйла.

Дверь открылась, и в библиотеку вошел Джаггер, закаленный жизнью Хранитель, убивший огромное количество демонов и носивший на поясе шнурок с клыками, выдранными из пастей нежити.

Тэйла встретила взгляд его темных глаз, это состязание в силе воли никогда не заканчивалось. Они стали соперниками, задолго до того, как услышали об «Эгиде», им приходилось нередко встречаться, когда они кочевали по приемным родителям, и позже, на улицах, когда прятались по углам, как крысы. Однажды полицейская облава на притон, где оба жили, заставила их бежать, а в переулке на них напали демоны. К счастью, там оказался Кинан и двое других Хранителей. Кинан забрал Джаггера и Тэйлу в штаб, а позже сказал, что их бесстрашие и боевые умения могут там пригодиться. Они с Джаггером вместе давали присягу, но ничего не изменилось. Она не доверяла никому, а ему — меньше всех. Чертовы Скорпионы.

— Становишься медлительным, — сказала она, заметив следы от укуса у него на шее. — Дал вампиру тебя поиметь?

Да и ты тоже, только демону.

Джаггер показал ей средний палец, на котором блестело кольцо «Эгиды». Самодовольный болван был единственным Хранителем, который не скрывал символа «Эгиды» на своем украшении. Нет, Джаггеру нравилось хвастаться им, вселяя страх в сердца демонов, которых встречал. Этому идиоту было плевать, что из-за этого он становился для них мишенью — он всегда был рад вызову.

— Ки сказал, что тебе может понадобиться помощь. С больницей для демонов. — Пока Тэйла вводила его в курс дела, он поглаживал подбородок, потирая пальцами легкую щетину. Когда она закончила, Джаггер взглянул на Лори.

— Ты думаешь о том же, о чем и я?

— Заклинание слежения?

Как интересно, Джаггер, оказывается, так хорошо знает возможности Наместников штаба. Пожалуй, стоит чаще бывать здесь. Да, у нее есть своя квартира, и она смогла отстраниться от других, что было ей просто необходимо, но Тэйле не хотелось совсем отстать от жизни. И, конечно, она не могла не признать, что, если дело касалось Джаггера, в ней просыпалась ревность. Он был такой задницей.

«Задница» повернулся к Тэйле.

— Если ты сможешь связаться со своим демоном и поставить на него метку, мы выследим, куда он направляется, и сумеем обнаружить больницу.

Своим демоном. Призрак не был ее демоном. Он был ее пленником. Она снова вспомнила, как он лежал, пристегнутый наручниками к кровати. По телу пробежала дрожь, и Тэйла попыталась убедить себя, что это вовсе не от удовольствия.

Лгунья.

— Звучит здорово. — Она улыбнулась, но радость была неискренней. Больницу нужно уничтожить вместе с Призраком. Все на благо человечества.

Она повторяла это себе, направляясь в оружейную, чтобы заменить то, что забрал Хеллбой в больнице, но почему-то аргумент «на благо человечества» теперь звучал совсем не так правильно, как всего несколько дней назад.
 

Предыдущая глава  Следующая глава

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх