Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Воскресенье, 26.05.2024, 00:17

Список авторов

Статистика

Онлайн: 1
Гостей: 1
Читатели: 0

Книг на сайте: 3532
Комментарии: 28546
Cообщения в ГК: 239

Глава 20

Глава 20

Нервной энергии, излучаемой Ризом в то время, как он метался по комнате, хватило бы на освещение Манхеттена. Тень и Фантом отправились на поиски Тэйлы, и до сих пор — прошло уже пятнадцать минут — от них не было известий. Призрак остался дома на случай, если девушка решит вернуться, но не знал, на сколько еще его хватит. Тупое бездействие и ожидание выводили его из себя.

Распахнулась входная дверь и в квартиру ворвался промокший до нитки Тень.

— Она исчезла. Фантом ее ищет, но я подозреваю, что если она не хочет, чтобы ее нашли, эти поиски бесполезны.

Боль, подобную которой он никогда не испытывал, пронзила его словно внезапный удар. Даже если бы Тэй намеренно захотела его помучить, лучше у нее не получилось бы.

— Я должен найти Тэйлу. Если проснется ее демоническая сущность, она окажется уязвимой. А если «Эгида» сможет ее поймать… Мне нужно идти. — Он схватил из шкафа куртку. — Позвони Джем. Она говорила, что чувствует Тэй…

— Риз. — Тень вцепился в его плечи и тряханул. — Дай ей время. Она только что узнала, что ее отец из таких демонов, по сравнению с которыми Круэнтус выглядит невинным младенцем.

— Тебе-то что за дело?

— Это важно для тебя.

Наступила напряженная тишина. Призрак пытался осознать сказанное. Тэйла и правда была ему небезразлична, пора прекращать отрицать очевидное.

— Это так бросается в глаза?

— Шутишь? Она из вражеского лагеря, она взорвала больницу, из-за нее убили Юрия… и все же ты решил с ней съехаться. Думаю, это говорит что-то о твоих чувствах. Они сильнее, чем должны быть. — Он опустил руки и мрачно посмотрел на Риза. — И опять же, она пару раз могла воспользоваться случаем и пришить тебя, но вместо этого позвала меня на помощь. Видимо, она не безнадежна.

— Так и есть. — Ночь, проведенная с девушкой, как в замедленном повторе промелькнула у него перед глазами. Он поимел немало женщин, но ни разу не занимался любовью.

А с Тэйлой он делал это снова и снова.

— Черт, — пробормотал Тень. — Не делай этого. Не обручайся с ней. Риз? Ты меня слышишь? Она — истребительница…

— Уже нет.

С губ Тени сорвались такие богатые ругательства, что Риз даже поразился.

— Ты знаешь, что наша кровь ядовита для людей.

— Она наполовину демон. Есть шанс, что сможет пережить ритуал.

— Достаточно опасно обручаться с демоном, но с тем, кто может тебя прикончить? Что если через двадцать лет ей захочется получить развод…

— Это будет моей проблемой. Не твоей.

Тень некоторое время молча смотрел на брата.

— Если бы я решил связать себя с кем-то, ты бы беспокоился?

— Будь уверен. Но только из-за твоего проклятья. — Проклятья, которое обречет Тень на участь, худшую, чем смерть, если он когда-нибудь влюбится. — У меня другая ситуация. Совсем другая.

Тень раздраженно тряхнул головой.

— Прекрасно. Как хочешь. Ты постоянно бубнишь, что Фантом у нас чересчур упрямый, но по сравнению с тобой он просто щенок.

Зазвонил телефон, и Тень схватил трубку. Выслушал говорившего, потом повесил ее обратно.

— Нам надо в больницу. — Зловещая ухмылка вполне соответствовала недоброму взгляду. — Пейдж только что вышла из комы.

Чудовище с сотней глаз. Некоторые разбиты, другие так сильно заляпаны, что через них ничего не видно. Монстр смотрел на Тэйлу сквозь туман и струи дождя, молча глумясь над девушкой.

Склад. Именно тут она родилась, сюда возвращалась, потому что тут была самая удачная охота. Хотя сейчас Тэй сомневалась, что только по этой причине постоянно оказывалась у этого здания. Может, это была какая-то присущая демонам тяга к месту, где они появляются на свет? Спустя восемь часов после побега из квартиры Призрака, Тэй оказалась именно здесь, хотя и не помнила, как ее сюда принесли ноги.

Единственное, что она знала наверняка — ступни кровоточат, одежда промокла насквозь, внутри закипает гнев. Тэйла пересекла улицу, игнорируя скрежет тормозов и сигналы машин. Несколько водителей проорали ей свои проклятья, а когда она отсалютовала им средним пальцем, поток ругани только усилился.

Войдя в здание, она окунулась в зловоние. Людские испражнения, гарь, гниющие продукты. Тэй никогда не обращала внимания на грязь и затхлость, но сегодня все это отпечатывалось в ее сознании. Тут ее мать провела большую часть жизни. Здесь, в окружении испещренных граффити стен, осколков шприцов, поломанных игл, крыс и тараканов.

И виноват в этом Кромсатель Душ.

Тихий женский вскрик пронесся над поцарапанным когтями грызунов бетоном, и Тэйла, пригнувшись, двинулась в сторону восточного крыла. Позади были слышны голоса нескольких людей — они смеялись в западной стороне здания, где обычно зависали наркоманы. Там было много проходов, что позволяло легко смотаться во время полицейских облав.

— Брайс, оставь меня в покое. — Чуть поодаль в углу сидела женщина: кровь капала из носа, спутанные светлые волосы прикрывали засохшие красные разводы на щеке. Над ней, замахнувшись увесистым кулаком, стоял похожий на бульдога мужик. Блондинка попыталась отползти, но подонок схватил ее и припечатал к месту ударом в голову.

На удивление спокойная Тэй вышла из тени, приготовившись растереть придурка в порошок. На противоположной стороне комнаты то же самое сделал вампир. Огромный, он обхватил мужика за затылок, со всего маху ударил его об стену и впился клыками в яремную вену.

Захныкав, женщина вскочила на ноги и, даже не оглянувшись, выбежала из помещения.

Влажный причмокивающий звук заглушил остальные звуки склада. Жажда крови почти сверкала в воздухе подобно потоку электрических разрядов, отскакивала от кожи Тэй. Она никогда не испытывала этого ощущения. А может и испытывала, но считала, что это адреналин переполняет ее перед очередной дракой. Причем это было приятно. Даже завораживающе. Тэй пришлось собрать в кулак весь самоконтроль, чтобы не подойти ближе к кровососу и его жертве.

Еще пару дней назад она бы вырубила вампира и спасла человека, что в данный момент казалось ироничным, учитывая то, как этот урод избил хрупкую женщину. Он же мог ее убить. Поэтому Тэйла стояла и просто наблюдала.

— Забавно, но люди порой ведут себя чудовищнее некоторых монстров, да?

Тэйла развернулась. Первое, что она увидела — сверкающие зеленые глаза на одном уровне со своими. Второе — кулак, впечатывающийся в ее лицо.

Голова Тэй дернулась назад.

— Ой!

Она отплатила ударом локтя в челюсть брюнетки.

Девушка зашаталась, но смогла устоять на ногах. Уголок губ, накрашенных черной помадой, дернулся в усмешке.

— Так приятно наконец встретиться с тобой, Тэйла.

Тэй прижала тыльную сторону ладони ко рту. На ней осталась кровь.

— Ага. Наконец-то. Кто ты, черт побери? — Кем бы она ни оказалась, девушка была симпатичной: длинные густые ресницы, высокие скулы, черные волосы с голубыми прядями, стянутые в два хвостика. На ком-то другом — старше семи лет — они смотрелись бы глупо, но незнакомке этот стиль на удивление шел. Может, потому что она была одета как ученица церковной школы. Подсевшая на наркоту.

— Меня зовут Джем.

— Ну, Джем, теперь, когда мы лучшие подруги на всю оставшуюся жизнь, может, скажешь, почему решила познакомить меня со своим кулаком?

— Знаешь, так много вариантов ответа на этот вопрос. — Джем демонстративно разглядывала свои черные ногти. — Как тебе жизнь в «Эгиде»?

— Ты, наверное, демон. — Что-то показалось Тэйле знакомым. Глаза Джем… такие зеленые. Тэй уже видела их раньше.

— Почему ты так решила?

— Потому что у демонов нет в голове предохранителя, срабатывающего, когда они хотят сморозить какую-нибудь глупость.

— Я знала, что у тебя есть чувство юмора.

— Хватит этой таинственной хрени. Откуда ты меня знаешь?

— Я знаю тебя всю жизнь.

— Боже правый, — пробормотала Тэйла. — У меня нет времени на игры. — Она развернулась, не совсем понимая, куда собирается идти, лишь бы подальше от этой Странной Готки.

— У тебя ни на что не осталось времени, истребительница. Ты умираешь. И не слишком медленной смертью.

Тэй ухмыльнулась и продолжила идти.

— Скажи хоть что-то, что мне неизвестно.

На ее локте сомкнулись пальцы. Джем развернула Тэй лицом к себе.

— Дура!

В мгновение ока Тэй уже сидела, оседлав распластавшуюся на полу Джем.

— У тебя какие-то проблемы?

— У меня?

Послышался тихий звук приближающихся шагов. Девушки не обратили на него внимания. Но низкий голос, произносящий слова с подчеркнутой медлительностью, заставил застонать обеих.

— Это так заводит. Риз, как ты думаешь, нам удастся уговорить их раздеться?

Призрак стоял рядом с Тенью и Фантомом. Он скрестил руки на груди и наблюдал за Джем и Тэйлой, словно суровый отец за расшалившимися детьми, что было похоже на правду. Драться с Джем казалось неестественно… естественным.

— Это она начала, — сказала Джем, и Тэй фыркнула.

— Какие у тебя ко мне претензии?

Джем вырвалась из хватки Тэйлы, но не стала спихивать девушку с себя.

— У меня есть претензии к тому, как спускаешь свою жизнь в унитаз. Ты способна на большее, чем быть истребительницей «Эгиды».

— Хранителем, — прорычала Тэй. — И откуда тебе знать, как я распорядилась своей жизнью и кем могла бы стать?

— Оттуда, — ответила Джем. — Мы сестры, можешь посмотреть, чего я достигла.

Тэйла, прищурившись, оглядела противницу.

— Это с какой стати мы сестры? Что у нас общего? Ты тоже получеловек?

— Девчонки, хватит трещать попусту, — взмолился Фантом. — Айда драться.

Джем оттолкнула Тэй. Они сидели в свете уличного фонаря, льющегося через разбитое окно, и шипели друг на друга, как бродячие кошки.

— Я наполовину Кромсатель Душ. Как и ты.

У Тэйлы перехватило дыхание.

— У нас один отец?

Призрак подошел ближе, словно знал, что она будет в нем нуждаться, и это было хорошо, потому что у него зародилось смутное подозрение, что он угадал.

Глубокие морщины залегли между бровями Джем, когда девушка схватила руку Тэй.

— Да, у нас общий отец, — подтвердила она, посмотрев Тэйле в глаза. — И мать. Мы двойняшки.

Мир рухнул.

— Это… это невозможно, — прошептала Тэйла. Последовала пауза. Девушка задрожала. — Моя мама…

— Она не знала. Я родилась первой. Меня прямо здесь приняли демоны, пока наша мать пребывала в наркотическом ступоре. Они забрали меня, потому что почувствовали мою демоническую сущность. В нерожденном младенце они этого не заметили. В тебе.

Внезапно Тэй поняла, почему глаза Джем показались ей такими знакомыми. Они были похожи на мамины.

Новости были для Призрака такими же неожиданными, как для Тэйлы. По дороге к себе он задумался, чему же так удивился. Если не считать крашеных волос и готического макияжа, Джем очень сильно напоминала Тэй.

Теперь и эпизод в машине стал понятен. Он видел в ней Тэйлу.

— Не понимаю, — сказала Тэй, выходя из Хэррогейта в переулок рядом с его домом. Как и все врата, эти были невидимы людскому глазу и не открывались в присутствии смертных. Но девушка все равно понизила голос. — Как давно это тебе известно?

Джем шла с ней в ногу, обе возглавляли процессию.

— Родители рассказали много лет назад, чтобы у меня была возможность при желании начать с тобой общаться.

— Как мило. И что, ты все это время шпионила за мной?

— Я хотела рассказать, — замедляя шаг, сказала Джем и вздохнула. — Однажды я пришла в твою квартиру, но ты куда-то уходила. Проследив, я увидела, что ты встречаешься с какими-то друзьями, похожими на какие-то отбросы. Решила, что через час ты уже будешь пьяная в хлам, но потом узнала, что ты делаешь в канализации.

— Ты пошла туда за нами?

— Ага. Видела, как ты охотишься. В тот момент рассказать тебе о том, кто и что я, показалось мне не самой удачной идеей.

Они зашли в здание, и в лифте Тэй повернулась к Джем, хотя так и не забрала у Риза руку.

— Твои так называемые родители оставили меня и нашу мать умирать на полу того склада.

— Они вызвали скорую, но не могли рисковать, чтобы их заметили со мной на руках. Пожалуйста, Тэйла, — тихо сказала Джем, — не борись с собой. Прими свою сущность.

— Тебе легко говорить, — огрызнулась Тэй. Призрак понял, что заставить ее свыкнуться с новыми обстоятельствами будет непросто. — Ты знала об этом с рождения. У тебя не было выбора. У меня — есть.

Они вышли на этаже Риза. Открывая дверь, Призрак тихо — чтобы случайно не напугать соседей — сказал:

— Тэйла, ты наполовину демон. С этим ничего не поделаешь.

— Верно. — Она не удостоила его взглядом. — Но я не обязана активировать демоническую половину.

— Лучше умереть? Потому что это единственная альтернатива, истребительница, — входя в квартиру, встрял в беседу Тень.

Фантом прижал руки к груди, как герой какого-нибудь паршивого фильма ужасов.

— Вступай в наши ряды или умри. — Он усмехнулся. — Всегда мечтал это сказать.

— Фантом больной на голову, — хмыкнула Джем. — Но он прав. Тэй, позволь нам…

Тайла развернулась, и все остановились как вкопанные.

— Нет.

— Ты же согласилась, — напомнил Призрак, надеясь, что в его голосе не слышно, как его пугает возможность, что она передумает.

— Это было до того, как я выяснила, кем был мой отец. — Слезы навернулись на глаза девушки, и она начала сосредоточенно рассматривать свои руки. — Этот… это чудовище живет во мне. Он в моей крови, в моей плоти. — Она принялась чесаться, словно пытаясь содрать кожу.

— Стоп. — Призрак схватил ее за плечи. — Успокойся…

— Отпусти. — Тэй яростно вырывалась, но он крепко прижал ее к себе.

Чувствовать ее в своих объятиях… Это было так приятно. Сопротивление девушки подстегнуло его либидо, но то, как она стояла, уткнувшись ему в грудь, и терлась щекой, пробудило что-то еще, что-то более сильное, чем примитивное желание спариться… Ему хотелось спасти ей жизнь и сделать своей навсегда.

— Тэй, выслушай меня. Посмотри на Джем. На свою сестру. — Девушка подняла голову, а он ласково провел рукой по ее волосам. — Видишь татуировки вокруг ее запястий и шеи?

Джем отодвинула широкий ошейник, показывая кельтский узор, опоясывающий шею.

— На лодыжках тоже есть. Они сдерживают моего демона. Без них он вырывается на свободу, когда я расстроена или зла. Ты можешь сделать себе такие же. Если ты демон, это еще не значит, что ты приспешник дьявола.

Тэйла высвободилась из его объятий, и Риз почувствовал, что она забрала с собой частичку его души.

— Вот вы заладили одно и то же. «Не все демоны — олицетворение зла. „Эгида“ торгует нашими органами…»

— Кхм… ну…

Тэй потерла глаза рукой.

— Что «ну»?

Тень закинул в рот пластинку жвачки.

— Пока Фантом и Джем тебя искали, мы наведались в больницу и поболтали с одной из наших медсестер, которая была ранена во время взрыва. Беседа была… познавательной. Похоже, «Эгида» с этим никак не связана.

— А кто тогда? — спросила Тэйла.

При воспоминании о том, как он стоял у кровати Пэйдж, и ненависть предательницы с каждым злобным словом становилась все более явной, Призрака захлестнула ярость.

— Она точно не знала. Она была смертной, но не состояла в «Эгиде».

— Была?

— Мы от нее избавились.

И, к сожалению, Пэйдж ничего не знала о судьбе родителей Джем.

Тэйла скрестила руки на груди и уставилась в сторону кухни отсутствующим взглядом. От нее пахло смятением, подозрением и гневом.

— Зачем она это делала?

— Она подсела на черную магию, — мрачно ответил Риз. Темная сторона манила людей, давала ощущение власти и веру в то, что они полубоги. Пэйдж думала, что демоны это что-то вроде насекомых, расходный материал, которым она может пользоваться по своему усмотрению, и сама согласилась участвовать в продаже органов на черном рынке. Не ради денег, а чтобы часть добычи оставлять для собственных нужд. — Видимо, она получала от Упырей сообщения о месте встречи. Каждый раз в новом районе. Демоны отвозили ее туда, где она оперировала.

— Она была доктором?

— Медсестрой. Но многому научилась, работая в ЦБП. Это походило на изъятие органов для трансплантации.

— А теперь им нужна я, — сказала Джем. — Они схватили моих родителей и угрожают убить их, если я не стану сотрудничать.

В глазах Тэйлы зеленым огнем засветилось понимание.

— Вот почему ты здесь. Это никак не связано с желанием узнать меня поближе.

— Признаю, похитители не оставили мне времени для маневра, но познакомиться с тобой я хотела и до их вмешательства.

— Ага. Как скажешь. — Механизм самозащиты Тэй, ее недоверие к посторонним, сильно напоминали Призраку Фантома.

— Что там с твоими родителями? Какие новости? — Риз посмотрел на Джем. — Ты должна связаться с Упырями?

Джем кивнула.

— Предполагается, что я встречусь с ними завтра ночью в старом зоопарке.

— В зоопарке? — Тэйла нахмурилась и повернулась к Тени. — Ты говорил, что на вервольфа из отделения скорой помощи напали Хранители?

— Ублюдки.

— Принимаю это за «да». — Девушка принялась накручивать на палец локон, потом, задумавшись, дернула его. — И он говорил, что от них пахло… как же?.. Обезьянами?

— Да, и что? Люди воняют.

Призрак мог бы с этим поспорить, но понимал, что Тень ведет себя так отвратительно просто из любви к искусству.

— Просто… кто-то врет. Люк говорит, что его застали врасплох у него дома. Хранители, выжившие в той потасовке, рассказывали нашим руководителям, что преследовали его до дома. Давайте прикольнемся и предположим, что лгали члены «Эгиды». Зачем? Зачем им врать главе нашей ячейки? Единственное, что приходит на ум — наша верхушка не в курсе происходящего. И если ваш вервольф говорил правду… если от них несло обезьянами…

Призрак выругался.

— Заброшенный зоопарк.

— Да. — Несмотря на то что теперь она была почти уверена в виновности Хранителей, Тэй испытала облегчение. По крайней мере, ее начальники, которым она доверяла, ничего не знали. — Идеальное место для содержания пойманных демонов.

— Но мы знаем, что этим занимаются и демоны, — напомнил Тень.

— А вот это уже настоящий кошмар. О, гляньте, горностай! — Фантом погладил Микки, свернувшегося калачиком у его ног.

— Мне надо связаться с Кинаном, — сказала Тэйла себе под нос.

— С Кинаном? Кинаном Морганом?

Тэйла развернулась к побледневшей Джем.

— Ты его знаешь? Откуда?

— Он — истребитель? — Несколько мгновений рот Джем просто открывался и закрывался, словно она не могла осознать смысл собственного вопроса. — Он один из них?

— Откуда ты его знаешь? — снова спросила Тэйла.

— Он часто приходит в нашу больницу. Каждый четверг. Навещает друга. — Джем медленно выдохнула. Тэй тоже так делала, когда пыталась взять себя в руки. — О, Боже… Срань Господня

Тэй обхватила себя руками, пытаясь унять дрожь, сотрясающую ее, несмотря на духоту в квартире.

— Денниса. Они дружат много лет. — Она с благодарностью посмотрела на Риза и укуталась в его пиджак.

Джем плавно скользнула к Тэйле. О степени ее отчаяния можно было судить по тому, как она положила руки на предплечья Тэй.

— Ты должна поговорить с ним, Тэйла. Иди. Спроси о моих родителях.

— Не могу. В «Эгиде» либо считают меня мертвой, либо желают моей смерти. Если я сейчас как ни в чем не бывало вплыву в двери штаб-квартиры, это будет самоубийством.

— Мы обязаны сделать хоть что-нибудь, — настаивала Джем.

Тэй стряхнула руки сестры.

— Четверг… это завтра. Он будет в больнице. Если ты устроишь нам встречу наедине, я смогу застать его врасплох. Без сопровождения. Только так что-то получится. Я все еще не до конца разобралась, что творится в «Эгиде», и кто за этим стоит.

— Мы что-нибудь придумаем, — тихонько прошептала Джем. — Проклятье, не могу поверить, что он из «Эгиды».

— Все не так просто. Он — Регент. Глава Нью-Йоркской ячейки. А по твоему мнению, чем он занимался?

Джем дрожащими пальцами теребила свой ошейник.

— Он всем говорил, что управляет «домом на полпути» (прим. пер. — учреждение для реабилитации отбывших наказание заключённых, вылечившихся наркоманов, алкоголиков, психических больных).

— Это прикрытие.

— Ты… ты думаешь, он знает, что с моими родителями?

— Нет, — уверенно сказала Тэй. — Лидеры в этом не замешаны. Не может этого быть.

— Ты уверена, что единственное, что мы можем сделать — дождаться завтрашней встречи?

— На все сто. — Когда Джем кивнула, Тэйла склонила голову набок и окинула сестру изучающим взглядом. — Кстати, как ты поняла, где меня искать?

— Я чувствую, когда у тебя неприятности. — Джем коснулась плеча Тэй. — Так было всегда, если ты оказывалась достаточно близко.

Тэйла стояла, стараясь не встречаться взглядом с сестрой, и Призрак еще никогда не видел ее такой уязвимой. Он боролся с желанием обнять девушку и оградить от всего происходящего. Что было сущим безумием, потому что более способной постоять за себя женщины он еще не встречал.

— Призрак, если ты провернешь эту активацию ДНК, я тоже смогу чувствовать Джем?

Он чуть не улыбнулся, услышав в ее голосе намек на подозрительность. Его маленькая убийца все ставит под сомнение.

— Вероятно.

Она несколько секунд смотрела ему в глаза, обдумывая его ответ.

— Хорошо, но одного я так и не поняла… Джем сказала, что ее родители почувствовали в ней демона. А во мне — нет. Если мы двойняшки, почему ее демоническая сущность развилась, а моя нет?

— Мне придется сделать несколько анализов, чтобы точно ответить на это. Но уже сейчас я могу предположить следующее: вы разнояйцевые близнецы, а не идентичные, поэтому у вас разный генетический код. Ее ДНК — человеческая и демоническая — слились. Твои — нет. Но это можно исправить.

Тэй не отвечала, и Джем прервала затянувшееся молчание:

— Ты должна решить. И быстро. Изменения, которые я в тебе чувствую, идут полным ходом. У тебя не так уж много времени.

Тэй прищурилась, явно не до конца веря в искренность Джем.

— Не думаю, что могу тебе доверять.

— Я тебе тоже не доверяю, — парировала Джем. — И что с того?

— А то, девчата. Это и есть семья, — растягивая слова, встрял Фантом. — Привыкайте.

 

Предыдущая глава  Следующая глава

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх