Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Суббота, 23.09.2023, 04:24

Список авторов

Статистика

Онлайн: 2
Гостей: 2
Читатели: 0

Книг на сайте: 3385
Комментарии: 28525
Cообщения в ГК: 239

Глава 8
Глава 8
 
Когда я проснулась, неприятный привкус во рту превратился в дурной запах изо рта. При движении головой в висках начинала пульсировать сильная боль.
Я села, понимая, что нахожусь на чьем-то диване. Это объясняло ломоту в мышцах шеи и… слюни, стекающие из уголка губы по щеке. Я вытерла их и нахмурилась, разглядывая окружающую обстановку.
Похоже, я была в каком-то загородном доме. Диван был обтянут уродливым клетчатым сукном, а стены обиты струганными досками.
Сама комната была огромной, большие окна наполняли помещение солнечным светом. Пол украшал плетеный коврик. В отдаление, через гостиную, я еле разглядела кухню. Это был не просто бревенчатый дом — это был бревенчатый дом на стероидах.
Дом Бью? Я смутно помнила, как он говорил, что заберет меня домой.
Но где Сара? Где была моя сестра?
Способность воспринимать действительность вернулась ко мне и на пошатывающихся ногах я отправилась на поиски Сары. Ее нигде не было. Я открыла с дюжину дверей, но как оказалось — я единственная, кто находился в доме. Это открытие поразило меня как таран.
Я пребывала в наркотическом опьянении. Этот ублюдок Рэмси дал мне что-то, что свалило меня с ног. Глупая дура. Я-то думала, что те пилюли помогут мне расслабиться. Как бы не так! Те пилюли лишили меня чувств.
Я провела руками по одежде — колготки целы, а на голове все еще отвратительный кавардак. От этого мне немного полегчало.
Бью. «…чтобы доставить тебя домой, Бетсэйби. Ко мне». Тревога вернулась, а вместе с ней и все воспоминания.
В моем доме был монстр. Сара запаниковала и перекинулась, прибыла куча вер-пум, чтобы успешно закончить неудачно начатый бой. Я приложила руку ко лбу. Где Бью? Почему меня оставили здесь одну?
Страх прочно обосновался во мне. Неужели он отправился к волкам обменивать мою сестру? Поэтому я здесь одна? Взволнованная, я вновь отправилась блуждать по дому, на этот раз тщательно проверяя каждую комнату.
Арочные потолки, море пространства. На втором этаже хозяйская спальня. Посреди комнаты возвышалась массивная кровать — обстоятельство, не ускользнувшее от моего внимания. Так же здесь была ванная комната, в которой находилась блестящая, черного цвета гидромассажная ванна. Дом окружала прекрасная терраса, и мили, мили деревьев.
Я с тревогой уставилась на великолепный пейзаж. Очевидно, мы находились уже не в Форт-Уэрт. Восточная часть Техаса? Оклахома? И где же чертова дорога? Я дважды обошла террасу, чтобы удостовериться, что ничего не пропустила, но к домику не вело ни единой дороги — лишь заросли леса да тропинка.
Так как же мне сбежать? Будучи городской девчонкой, я не отважусь в одиночку отправиться в лес. Я даже не знала, в каком направлении бежать. Я всмотрелась в небо, что было сплошь затянуто серыми облаками, принесшими за собой холод, а вместе с ним и ледяной ветер.
По-прежнему в мрачном расположении духа, я вернулась внутрь дома. В большом кабинете был телевизор и библиотека DVD-дисков, расположенных рядом на полке. Полка под экраном телевизора была полна новинок кинопроката. Книжные полки были вперемежку заставлены как классикой, так и бульварным чтивом. Толстой стоял рядом со Стивеном Кингом, Дином Кунцом и Дэном Брауном. Большинство книг относились к приключенческому жанру, изредка перемежаясь классикой. Я достала первоисточник «Великого Гэтсби» и засунула его обратно, заметив рядом с ним потрепанную книгу в мягкой обложке — «Американский вервольф в Лондоне».
От меня не ускользнула двусмысленность названия книги.
В дальней стороне дома хлопнула дверь. Все мои чувства вновь пришли в состояние боевой тревоги, и я помчалась через весь дом, чтобы встретиться лицом к лицу со своим похитителем.
Завернув за угол и увидев в кухне широкую спину Бью, я услышала как он непринужденно насвистывает. На кухонном островке возвышалась огромная коробка, из которой он, насвистывая, вынимал продукты.
— Ты проснулась, — сказал он, оглянувшись на меня. — Как самочувствие?
— Где моя сестра?
— С Сарой все в порядке. — Легкая тень недовольства промелькнула на его лице, когда он заметил мое ошалелое выражение лица. — Успокойся. Ты — в безопасности, и она тоже. Ты под моей защитой.
— Под твоей защитой? — с жаром произнесла я. — Ты считаешь, что защитил меня, усыпив клофелином и доставив в глушь а-ля «Приют влюбленных»?
Его взгляд помрачнел и он насупился.
— Ты права, — медленно произнес он. — Мне следовало уложить тебя в твою кровать и позволить тому существу вернуться и поубивать вас обеих с сестрой.
— У меня был план, — пробормотала я. Я не могла рассказать ему, что задумывала покинуть город до восхода солнца. — Итак, почему сюда? Почему не в отель? И почему здесь нет моей сестры?
— Это мое пристанище, когда я не занят делами в городе. Мне здесь нравится. И находится оно в уединении, — просто объяснил Бью, но за этой простотой скрывалась гордость.
— Ну и где же мы находимся, мистер Уединенность?
Он покачал головой и вернулся к извлечению продуктов из коробки. Буханка хлеба. Банка арахисового масла. Баночка ветчины.
— Я не могу тебе об этом сказать.
Я обошла островок, чтобы вновь попасть в его поле зрения.
— Почему ты не можешь сказать мне об этом?
Он пожал плечами:
— Мы не знаем, с чем имеем дело. — Он направился распаковывать бакалею — лосьоны с успокаивающим действием на кожу. Все, что он делал, он делал с непринужденной грацией. Просто наблюдая за ним, я почувствовала, как немного успокаиваюсь. — Я не знаю, как та тварь узнала о том, что этот дом — ваш, или о том такси, в которое ты собиралась сесть в ту ночь. Возможно, она умеет читать мысли. Если такое возможно, тогда я не хочу, чтобы она узнала, где тебя искать. Так что будет лучше, если ты не будешь этого знать. — Он взял пачку «Орео»[1]. — Голодна?
К несчастью, его слова начинали обретать смысл.
— Нет, — ответила я, противясь желанию в отчаянии заломить руки. — Неужели нужно было накачивать меня той дурью?
Он медленно мне улыбнулся.
— Не думаю, что ты бы спокойно позволила мне перенести тебя через лес — не после пережитого тобой стресса.
Я удивленно моргнула:
— Ты нес меня?
Он усмехнулся и шагнул ко мне. Я с опаской переместилась по другую сторону островка, чтобы он оставался между нами. Бью фыркнул от смеха.
— Так и есть. Нес тебя несколько миль.
— Несколько миль? Как далеко мы от города?
Он улыбнулся и ничего не ответил.
— Зараза. — Я скрестила руки на груди. — Ну и где же моя сестра?
— В безопасности, — ответил он. — Не стоит ни о чем беспокоиться.
Не беспокоиться? Как я могла не беспокоиться? Им даже не известно, о чем я беспокоюсь.
— Где она?
— С Рэмси, — сказал Бью, и затем повторил: — В безопасности.
От этого я почувствовала себя немного лучше. Рэмси вселял ужас — если кто и сможет обеспечить ей безопасность, так это он. Мои крепко сжатые на груди руки немного расслабились.
— А Саванна? Есть хоть какой-нибудь шанс отыскать ее?
Лицо Бью на миг стало напряженным. Он достал банку кофе и отставил ее в сторону.
— О ней пока ни слуху, ни духу. Мы отыщем ее.
Отсутствие Саванны еще не означало, что Бью не нуждается во мне на период своей «течки». Не берусь сказать, чем в этот момент был вызван мой душевный трепет — беспокойством или волнением.
— Откуда мне знать, не является ли все это хитроумной уловкой, чтобы заставить меня спать с тобой ближайшие несколько дней?
Бью навис над кухонным островком, и я не смогла не заметить, насколько широки его плечи.
— Милая Бетсэйби, — произнес он низким и игривым голосом, — никто и не говорил, что я не буду пытаться соблазнить тебя.
 
Пока Бью распаковывал небольшую коробку с едой — остальное должно было прибыть завтра вместе с Рэмси, — я нервничала и чувствовала себя неуютно. Поэтому, когда он протянул мне флакон душистого шампуня, я безропотно схватила его и направилась наверх. Полазив по шкафам Бью, я выяснила для себя несколько вещей. Во-первых, он действительно был холостяком. Я не нашла дополнительного комплекта постельного белья, кроме двух полотенец. Во-вторых, он несомненно жил здесь — в шкафу висела зимняя одежда вперемешку с летней. Я позаимствовала футболку и треники, надеясь, что Рэмси и Сара, которые прибудут завтра, захватят для меня какую-нибудь одежду.
Душ пролился на меня благодатью небесной. Я и не представляла, какой была липкой и грязной, пока не скинула одежду и не отправила ее пинком в угол. Вымыв волосы на два раза шампунем, я задержалась в душе, наслаждаясь горячей водой. Выйдя, оделась в позаимствованные вещи Бью и завязала в небольшой узел свою одежду — платье, нижнее белье и чулки. От одежды разило кровью, рестораном и немного «Олд Спайсом». Неожиданно мне захотелось просто выкинуть ее.
Расчесав длинные, влажные волосы, я спустилась на первый этаж, чтобы разыскать Бью. Он сидел на диване, на его груди лежал раскрытый триллер — глаза закрыты, дыхание ровное. Он спал.
Вопреки самой себе я почувствовала прилив нежности. Пока я спала под действием пилюль — заметьте, не по собственному выбору, — он всю ночь провел на ногах, чтобы доставить меня в эту глухомань (в безопасное место!), и привлекал своих людей к слежке за моим домом. Я все еще не простила его, но была благодарна (ну, разве что самую малость) за то, что он приложил столько усилий ради меня.
Я села рядом с ним на диван и ткнула его в руку.
— Бью, проснись. Мне нужно знать, где Сара.
Он резко вскинул руку и схватил меня за запястье. Прежде чем я успела пискнуть, он притянул меня к себе. Книга полетела на пол, а я, проскользив через весь диван, оказалась рядом с ним, уперевшись бедром в его ногу.
— Ты так приятно пахнешь, что я бы тебя съел, — сказал он и наклонился, чтобы укусить меня за шею.
Ощущение приятного покалывания разлилось по всему телу, я начала извиваться в его руках, пытаясь от него отстраниться.
— Ты пытаешься отвлечь меня своими поцелуями, да?
— У меня получается?
— Нет, — ответила я. — Расскажи о сестре.
— Она в безопасности, — сказал Бью. — Ты не доверяешь мне?
Я никому не доверяла. Посмотрев на него долгим взглядом, я вздохнула:
— Ладно, отлично. Я доверяю тебе. А теперь расскажи мне о сестре.
Он фыркнул от смеха и потянул меня к себе, пока я не прижалась грудью к его груди. Уткнувшись подбородком в мою шею, он укусил меня за мочку уха, и все мысли о серьезном разговоре вылетели из моей головы. Мое дыхание стало судорожным, а руки заскользили по его шее и плечам, подыскивая для себя пристанище. Я чувствовала, как через его одежду исходит изумительное тепло.
Он потянул зубами мне мочку, заставляя мою кровь бежать быстрее и посылая волны дрожи по позвоночнику. Мои пальцы запутались в его волосах. Что-то заурчало в его груди — похожее чуть ли не мурлыкание, и он отвел в сторону мои влажные волосы, чтобы опять укусить за шею.
— Моя вкусная малышка Бетсэйби, — прошептал он рядом с моей кожей. — Я давно хотел это сделать.
Думать было невыносимо трудно, когда он творил со мной такое. Бью зарылся руками в мои тяжелые, влажные волосы, еще больше обнажая мне шею. Мои соски напряглись, пульс подскочил. Когда он начал обнюхивать нежную кожу на шее, царапая однодневной щетиной и тем самым еще сильнее меня возбуждая, я запустила руку в его волосы и пропустила их сквозь пальцы. Его рука скользнула вдоль моего тела и обхватила ягодицу через тренировочные штаны.
«Он очень, очень хорошо отвлекает меня», — подумала я, зарывшись пальцами в его волосы. — «Даже слишком».
Резко потянув Бью за волосы, я заставила его отстраниться от моей шеи.
— Не так быстро, Казанова. Мне нужен ответ.
Он усмехнулся.
— Ничего не могу с собой поделать. Ты только посмотри, как восхитительно смотришься сидя здесь в моей одежде.
Естественно, я была не против комплиментов или того, чтобы он кусал меня, поэтому в ответ я лишь улыбнулась.
— Ты пытаешься отвлечь меня поцелуями.
— Ты сказала, что не восприимчива к ним, — ответил Бью, продолжая меня дразнить.
— О, с восприимчивостью у меня все в порядке, — сказала я. — Если ты поцелуешь меня еще раз, я буду не в состояние думать ни о чем другом весь оставшийся день.
На его лице появилась довольная улыбка. Возможно, мне не стоило говорить, что своими прикосновениями он лишает меня рассудка. Сара покачала бы головой от моей кошмарной техники кокетства…
— Сара, — выпалила я, снова вцепившись пальцами в короткие волосы Бью. — Где моя сестра?
— Об этом позаботились, — ответил он, на этот раз раздражительно-самоуверенным голосом. — Рэмси — мой заместитель. Он будет приглядывать за ней, пока ты здесь.
— Сара не «это», она — личность, и я нуждаюсь в ней. Мы должны быть в другом месте. — Как, например, в паре сотен миль отсюда.
— На работе? Я сказал Жизель, что у тебя семейные проблемы.
Я издала стон ужаса и опустилась на подлокотник дивана. Господи, я даже не подумала о работе.
— Ты не должен был говорить с Жизель.
— Ну, а я поговорил. И она просила передать тебе, что обо всем позаботится.
Я простонала еще громче. Зная Жизель, это не предвещало ничего хорошего. Ага, позаботится, как же… учитывая, что вчера я отшила Гарта, а сегодня не появлюсь на новой череде свиданий, которые она устроила для меня. Жизель начнет рассказывать всем, что Сара — волк, и мы не успеем сбежать до того, как волчья стая все поймет.
Я посмотрела на Бью и у меня в голове искрой проскочила догадка.
— Рэмси сделает все, что ты захочешь?
Он напрягся, как будто я ранила его мужское самолюбие.
— Разумеется.
— Хорошо, — сказала я, быстро соображая. — Скажи ему, чтобы он и Сару уволок из дому. Она в опасности. Те монстры, скорее всего, преследуют ее.
Он умолк, углубившись в раздумья.
— Ты просишь меня организовать ее похищение.
Я запустила в него одну из диванных подушек.
— Ты похитил меня, идиот! Одной больше, одной меньше.
Бью ухмыльнулся.
— Не похитил, а соблазнил. Суд общей юрисдикции никогда не примет это к рассмотрению.
— Бред собачий, — сказала я. — Не меняй темы. Ну так что, ты собираешься звонить этому мастодонту, которого называешь Рэмси?
— Ты в курсе, что звереешь, когда дело касается твоей сестры?
— Сара — единственная о ком я забочусь.
Его глаза потемнели.
— Единственная?
Прежде чем я смогла высказаться по поводу его реакции, он сказал:
— Хорошо, я сделаю это в обмен на любезность с твоей стороны.
Я подозрительно взглянула на него:
— Какую любезность?
Развести тебе ноги и прикинуться заинтересованной?
Самодовольная ухмылка вновь заиграла на его губах.
— Ты должна поцеловать меня снова.
— Поцеловать тебя? — брызжа слюной, переспросила я. — Ты помнишь ту часть, когда я порвала с тобой? Не встречаться друг с другом, значит не целоваться. — Мое сердце бешено заколотилось в груди. Проклятье, у него действительно был самый сексуальный рот — как только я уставилась на него, его губы изогнулись в такой улыбке, что мне сразу же захотелось облизать ему все лицо.
Бью закрыл глаза.
— Считаю, что у тебя должен быть основательный мотив. Поцелуй меня и мы спасем Сару. Таковы правила.
— Это не игра! — рявкнула я. — Это Сарина жизнь.
— В таком случае, полагаю, тебе лучше приниматься за дело. — На лице Бью не дрогнул ни один мускул.
Я не спешила, рассерженная его идиотской игрой. Он оставался неподвижным, вытянув руки вдоль тела. Но мне все равно казалось, что в этом есть какой-то подвох.
Я подалась вперед на дюйм или два.
Из его груди послышалось довольное урчание, а рот изогнулся в улыбке — глаза оставались закрыты.
— Вот так. Поближе.
От досады, я легонько ударила его ладонью в грудь.
— Не это ли ты имеешь в виду: «Заходи, красотка, в гости, — муху звал к себе паук»[2]?
— Это означало бы, что я собираюсь съесть тебя, — вкрадчиво ответил он. — Но работать будет лишь твой рот.
По мне пробежали мурашки. Я пододвинулась чуть ближе, пока не оказалась достаточно близко, чтобы поцеловать его. Бью вальяжно сидел на диване, и я все никак не могла найти хорошую точку опоры, поэтому мне пришлось сесть к нему на колени и опять скользнуть немного вперед.
Он застонал и слегка шевельнулся, уперевшись бедром в мои разведенные ноги.
— Вот это мне нравится.
Я ударила кулаком его в грудь.
— Умолкни. Я собираюсь.
— Прости, — сказал он тоном, который выражал все, что угодно, только не сожаление.
Я медленно скользнула еще дальше по его бедру, чувствуя себя при этом на удивление беззащитной. Но он не шелохнулся. Я наклонилась к нему, задев грудью его грудь, и отшатнулась, испытав смущение.
Бью застонал, его самоуверенная улыбка увяла.
— Дразнишься.
Я вынуждена была признать, что мне понравилась его реакция. Поэтому я наклонилась к нему и, опять задев его грудью, поцеловала.
Сначала, это было всего лишь легкое соприкосновение губ. Я ждала, что он возьмет все в свои руки, но к моему удивлению, он оставался неподвижным. Затем меня захлестнул дух соперничества, и внезапно я захотела увидеть, как он потеряет контроль. Если это соревнование, тогда я была полна решимости победить.
Я преуспею в этой решительной схватке.
Сперва я поцеловала его полную и чувственную нижнюю губу — слегка прикусив, а затем успокаивающе облизав кончиком языка. От этого его дыхание стало прерывистым, оно овевало мой рот сладостной и горячей волной, и это придало мне смелости. Я накрыла губами его рот, слегка провела по ним языком, время от времени проникая им в приоткрытый рот. Бью по-прежнему сидел неподвижно, но его дыхание участилось, впрочем, как и мое.
Я скользнула языком в его рот. На вкус Бью был потрясающим — горячим, мускусным, очень приятным. Из его горла вырвался тихий стон удовольствия.
Это стало для него последней каплей. Одной рукой он резко обхватил мой затылок, другой — ягодицы, и притянул к себе, яростно устремляясь навстречу моему языку. Это был танец, флирт языков. Соприкоснулись, переплелись, отступили. Поцелуй длился несколько долгих минут, наши губы соприкасались при каждом толчке языка, пока я не начала задыхаться и врываться из его объятий.
Тяжело дыша, он страстно на меня посмотрел:
— Ты целуешься не как девственница.
Рассердившись, я попыталась оттолкнуть его.
— Верно, — язвительно ответила я. — Ты вычислил меня. По совместительству я работаю профессиональной девушкой по вызову.
— Это объясняет твою жуткую прическу вчера, — сказал Бью и скривился, потому что я стукнула его по плечу.
— Очень смешно.
Он убрал руку от моих волос и переместил ее на спину, прижимая меня к своей груди.
— А теперь, будь добр, позвони Рэмси насчет Сары. Я действительно беспокоюсь о ней.
Бью наклонился и чмокнул меня в кончик носа.
— Ее уже перевезли.
— Что?
Донельзя довольный, он широко улыбнулся.
— Рэмси позаботился об этом еще прошлой ночью, когда ты была в отключке. Сара, как и мы с тобой, скрывается в безопасном месте. Мы решили разделить вас друг с другом, чтобы определить, кто является целью.
Я знала, кто и почему преследует Сару. Она никогда не будет в безопасности, пока я храню это в секрете… но как мне рассказать Бью, что все дело в волчье стае? Что Сара — именно та беглянка, которую требуют взамен Саванны? Я не могла этого сделать.
Мне было мало его объяснений, я должна была услышать ее голос, чтобы убедиться, что с ней все в порядке.
— Бью, — предупреждающе произнесла я.
Он приподнялся подо мной, вытаскивая что-то из заднего кармана джинсов.
— Вот, — сказал он, протягивая мне телефон, — позвони Рэмси, если хочешь.
Я щелчком открыла телефон и пролистала адресную книгу — с раздражением отметив, что в ней довольно много женских имен (Арабелла тоже все еще числилась в списке), — увидев имя Рэмси, нажала кнопку дозвона.
— Да? — ответил он на первом же гудке.
Если я думала, что у Бью низкий и глубокий голос, то у Рэмси, он, вообще, был подобен бездне. И как нельзя лучше соответствовал его годзилло-образному телосложению.
— Это Бетсэйби. Мне нужно поговорить с Сарой.
Мгновение спустя, Сарин голос прочирикал мне в ухо:
— Алло?
— Это я, Бет. Ты в порядке? Где ты?
Она замялась на мгновение.
— Рэмси говорит, что для меня не безопасно открывать свое местонахождение. Как поживаешь? С тобой все хорошо?
Меня уже реально начинало бесить, что Бью и его соратники, весело повизгивая, ввалились в нашу жизнь, перевернули ее вверх дном, и быстренько заставили нас танцевать под их дудку. Я взглянула на Бью, который явно подслушивал наш разговор — уверенна, Рэмси делал то же самое. Я не могла сказать ей, что волки были пущены по нашему следу.
— Со мной все хорошо. А с тобой? Ты… в порядке? Ты осторожна?
Сарин голос прозвучал чуть ли не сконфуженно:
— В порядке. Насчет этого проблем нет. И я осторожна.
— Ну и хорошо. Очень хорошо, — облегченно выдохнула я, понимая, о чем она говорит.
— Все в порядке, Бет. Я собираюсь провести здесь несколько дней с Рэмси и остальными ребятами Расселл. Времяпрепровождение обещает быть веселым.
— Ладно, — сказала я так, словно в этот момент наша жизнь не шла под откос.
Однако голос сестры звучал ровно и спокойно, и не вибрировал от страха, к которому я уже привыкла. Что бы ни происходило, она чувствовала себя в безопасности, и осознание этого заставило меня расслабиться.
— Мне надо идти, — сказала она, спустя несколько минут. — Мы набираем команду для игры в Икс Бокс[3], и мне не хочется вновь застрять с Джеремаем. Он сбил все большие пальцы в «Зов долга»[4]. Я поговорю с тобой завтра. Люблю тебя.
— И я тебя, — медленно ответила я, но она уже повесила трубку. Я чувствовала себя немного уязвленной. Неужели ее даже не беспокоит все это?
— Она знает, что со мной ты в безопасности, — предположил Бью, как если бы прочитал мои мысли. — И что она в безопасности с Рэмси. Он скорее умрет, чем допустит, чтобы с ней что-то случилось.
— Знаю, — тихо ответила я. — Просто беспокоюсь о ней.
Его рот изогнулся в полуулыбке.
— Ты Саре — мать? Она всего-то может только на год моложе тебя…
— На два, — вставила я.
— …а ты все еще обращаешься с ней, как с ребенком. Тебе нравится чувствовать себя нужной, и ты хочешь быть единственной, кто вытащит ее из беды. Но сейчас забота о ней возлегла на другие плечи, и ты не знаешь, куда себя девать.
Я закатила глаза от его психоанализа.
— Это не правда. Я счастлива, что с Сарой все в порядке, но все равно беспокоюсь о ней, даже если у нее самой нет для этого повода.
— Она в целости и сохранности, насколько это только может быть с Рэмси. Хотя бы не ненадолго прекрати переживать за нее.
Легче сказать, чем сделать.
Он приподнял мне голову, взяв за подбородок.
— Ты ведь понимаешь, что это значит?
— Что это значит? — настороженно спросила я.
— Это значит, что мы можем расслабиться здесь и заняться всем, чем пожелаем… в смысле, ты можешь напечь мне блинов.
— Хорошая попытка.
Казалось, его это не остановило. Бью усмехнулся и, перевернув мою ладонь, начал целовать нежную кожу запястья — с каждым поцелуем поднимаясь все выше по руке.
— Ты позабыла, что у меня — «течка», о которой предстоит побеспокоиться, мисс Бетсэйби. Мне понадобятся все мои силы.
— Что ж, я надеюсь, что твои руки готовы.
Он подмигнул мне, медленно и похотливо.
— Надеюсь, твои тоже.
— Это не то, что я имела в виду. Я смогу противостоять тебе, так и знай. — Хотя это будет чертовски сложно, находясь наедине с ним в романтической обстановке коттеджа вдали от всего мира.
Бью фыркнул от смеха:
— Но смогу ли я противостоять тебе? Целых два дня? Когда ты сидишь на моих коленях и выглядишь так аппетитно, что так бы и съел?
Я отпрянула от него.
— Льстец.
Он отпустил меня, но я чувствовала, как он следит за мной взглядом, когда я начала расхаживать по комнате.
— Моя милая Бетсэйби, тебе никто не говорил, что чем сильнее добыча убегает, тем больше охотник желает ее? Для котов нет ничего слаще хорошей охоты.
— Ну так и что, как предполагается, я должна делать? Рухнуть перед тобой на пол и широко развести ноги? Потеряешь ли ты от этого голову?
В его глазах вспыхнул интерес:
— Мы могли бы попробовать.
Я запустила ему в голову диванную подушку.

[1] «Орео» — классическое шоколадное печенье со сладкой, масляной начинкой.
[2] Цитата из стихотворения Мэри Хауитт «Паук и муха» (1799-1888). Пер. с англ. Т. Боровиковой.
[3] Икс Бокс 360 — игровая приставка седьмого поколения.
[4] Call of Duty (рус. «Зов долга», альт. «Долг зовёт») — компьютерная игра в жанре шутер от первого лица на тему Второй мировой войны, первая игра в одноимённой серии.

 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх