Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Суббота, 25.05.2024, 23:32

Список авторов

Статистика

Онлайн: 4
Гостей: 3
Читатели: 1
Britanni
Книг на сайте: 3532
Комментарии: 28546
Cообщения в ГК: 239

Глава 3

Глава 3

Он крепко держал меня за волосы, не позволяя двигаться и жадно впиваясь ртом в мои губы. Я шевельнулся, пытаясь избавиться от чрезмерного давления на свою возбудившуюся плоть. Этан сдвинулся одновременно со мной, проведя по моему члену своим и вызвав этим всплеск удовольствия. Мои бедра дернулись к нему и, сжав мою плоть, он начал двигать скользкой от выступившей на головке смазки рукой вверх-вниз. Я чувствовал, что вот-вот кончу. Но он не останавливался, наоборот, будто зная, как близок я к тому, чтобы пролиться, он двигал рукой все быстрее, а целовал тягуче медленно, посасывая мой язык и мягко прикусывая его зубами.
Я проснулся, закричав от нахлынувшего оргазма, заливая спермой грудь и рубашку, и сел в кровати, совершенно не понимая, где нахожусь.
— Ох черт. — Я повернулся и посмотрел на Этана, который тоже занимался самоудовлетворением и в этот момент со стоном кончил.
Узы. Твою мать. Я снова опрокинулся на кровать, восстанавливая дыхание и пытаясь не злиться, чего сделать не получалось.
— И тебе привет, — произнес Этан тихо. Я смотрел, как он снимает футболку и вытирается. Вздохнув, я сделал то же самое. Окинув взглядом комнату, я вдруг понял, что у меня нет с собой другой одежды. Придется идти домой. И нам надо поговорить о нашем совместном проживании, о том, как мы будем спать, обо всем чем угодно, только не о том, что я дрочил во сне, представляя его. И не о том, что, увидев, как он удовлетворяет себя сам, я захотел, чтобы сон стал явью.
Он пошел в ванну, оставив меня наедине с моими мыслями. Я шумно выдохнул, услышав, как он включил душ. Это будет ужас что такое. Если мы сами друг друга не прикончим, то за нас это сделают узы. Надо было заставить вчера бабушку разорвать заклятие. Действительно, это было бы намного человечнее. Неизвестно, что мы можем вытворить друг с другом.
Я поднял взгляд на Этана, вошедшего в комнату с обмотанным вокруг талии полотенцем. Он с минуту смотрел на меня, потом отвернулся и тут же со стоном повернулся обратно.
— Слушай, я ненавижу это. И только ты можешь знать, насколько сильно я это ненавижу. Но я… я не могу этого сделать.
— Да, но, кажется, у нас с тобой нет выбора, — холодно ответил я. Башка раскалывалась, кожа горела, и я был не в состоянии терпеть все его излияния. Просто не был.
— Нет, ты не понял. Я имел в виду… черт. Джейми, ты не мог бы принять со мной душ? Пожалуйста?
Я вытаращился на него, зная, как тяжело ему было просить меня о чем-то. И вдруг понял, что мне так фигово, потому что мы с Этаном давно не прикасались друг к другу. Зашибись.
Я вылез из кровати и постарался не смотреть на него с раздражением, ведь ему это нравилось ничуть не больше, чем мне. И нам каким-то образом нужно это пережить. Первую ночь мы выдержали, и душ будет лишь следующим шагом, который нам необходимо сделать. Если мы продержимся сутки, не прибив друг друга, все станет намного легче.
Я надеялся на это.
Я прошел за ним, бросил джинсы и носки на пол и забрался в ванну. У него был хороший душ, с двумя насадками, что сразу напомнило мне о том, какая он шлюха. Естественно, все рядом с ним мне напоминало о том, со сколькими парнями он спал, и сколько из этих парней были сначала моими.
Все началось с Джеремии Соренсона, но на нем не закончилось. Этан вел себя как ревнивый младший брат, всегда желая того, что имел я. Моих друзей, моих любовников, мой титул. Он пытался вторгнуться в мою жизнь и захапать себе все, что у меня есть, и мне казалось, что это никогда не прекратится.
Когда родители были живы, то часто шутили об усыновлении «очаровательного мальчишки Коннора», отчего потерять их было еще ужасней. Я не хотел находиться рядом с ним, и друзья говорили, что я смешон. А мои парни… мда, они бежали к нему, сверкая пятками, как только он проявлял к ним интерес.
Он мылся, а я смотрел на его спину, смотрел, как вода стекает по его гладкой коже, и задавался вопросом: что же они все в нем находят? Конечно, у него замечательное тело, нежная кожа, густые черные волосы. Ну и что?
Я взял мыло и немного потер его в руках, а потом потянулся к Этану, чтобы размазать образовавшуюся пену по его плечам. Проводя ладонями вниз по его спине, я размышлял, что же всех так привлекает в Этане.
Он был эгоистичным, самовлюбленным, избалованным болваном, и постоянно лез на рожон. Массируя его затылок, я думал о том, какой же он все-таки придурок. Я придвинулся ближе, уперся ему в кожу набухающим членом, и, обхватив за талию, начал размазывать пену по его груди.
— Эм, Джейми? — голос у него был напряженный и хриплый.
— Ммм? — отозвался я, прильнув к его шее лицом.
— Не то чтобы мне это не нравилось, но…
Черт! Я отпрянул от него, вовремя хватаясь рукой за стену, чуть не свалившись в скользкой ванне. Я несколько минут его облапывал, даже не осознавая, что делаю.
— Прости. Я… это… прости, Этан.
— Да ладно, — тихо рассмеялся он. Он выключил воду, и я выскочил из ванны, хватая полотенце и вытираясь им на ходу. Кожу снова начало жечь, но мне было плевать. Сейчас я не мог находиться с ним в одной комнате. Я знал, что он сразу же последует за мной, но мне нужна была хотя бы одна минута, чтобы прийти в себя.
Судя по тому, что только что произошло, узы сделают все возможное, чтобы заставить нас консуммировать брак. У меня и в мыслях не было заняться с Этаном сексом, но в течение двадцати минут я успел и увидеть с ним эротический сон, и пристать к нему в душе. Уверен, что был бы не против и трахнуть его, если бы мы оба этого хотели, но заставлять кого-то из нас делать это против воли нельзя.
— Выглядишь так, будто обдумываешь что-то очень серьезное, — сказал Этан, подходя ко мне и беря меня за руку. — Пытаешься придумать, как решить проблему с сексом?
— Что-то в этом роде. — Я облегченно вздохнул, почувствовав, что жжение прекратилось. — Ты же не хочешь, чтобы тебя заставили это сделать, правда?
— Нет. И я не хочу тебя заставлять это делать, Джейми. Ненавижу это. Твою мать, еще вчера я бы сказал, что ненавижу тебя. И ты посмотри, мы оба влипли в дерьмовую историю, и такого я не пожелал бы даже… тебе. — Он засмеялся, но мне было не до смеха. — Не знаю, что нам делать. Но я бы не хотел изнасиловать тебя под влиянием этой долбанной магии.
— А как бы ты хотел меня изнасиловать? — не сдержав улыбки, спросил я.
— Пьяным, конечно.
Мы оба рассмеялись и уселись на кровати рядом друг с другом, взявшись за руки и переплетая пальцы.
— Джейми, мы что-нибудь придумаем. А до этого нам просто надо постараться не прибить друг друга. Как ты думаешь, мы справимся?
Я взглянул на него, внимательно изучая его глаза. Вид у него был серьезный, но врать он всегда умел, и я никогда ему не доверял. Ну а сейчас у меня просто не было выбора.
— Да, полагаю, нам надо постараться. И первое, от чего нам надо избавиться, это от идиотской нужды прикасаться друг к другу. Я же не могу ходить целый день, вцепившись в тебя, словно ты мой любимый плюшевый медвежонок.
Он согласился. Я смотрел, как он прошел к шкафу, надел чистые джинсы и вернулся, неся в руках несколько рубашек. Он бросил их на кровать и потер руки, как будто замерз.
Я понял, что он чувствует то же, что и я, странное ощущение, от которого по телу бегут мурашки. Я подошел к нему и, взяв его руки в свои, закрыл глаза, и мы немного постояли в ожидании, когда это неприятное ощущение пройдет. Когда я открыл глаза, то увидел, что он мне улыбается.
— Ты же не чувствуешь ко мне ненависти, да?
— Не дави на меня, Этан. — Я выпустил его руки и пошел в ванную за своими трусами. Натянул их и стоял, пока мое тело не начало дрожать, и не вернулась головная боль. Мне не хотелось выходить. Мне не нравилось, что он контролирует меня настолько сильно. Мне не нравилось, когда кто-то говорил мне, что надо делать и с кем я это должен делать. Но этому проклятому заклятию было на это наплевать.
Магия будет заставлять нас прийти к тому, к чему, по ее мнению, мы должны были прийти. Как будто она — настоящее, живое существо со своими собственными мыслями. Она будет давить и принуждать нас подчиниться ей, и мы ничего не можем сделать, чтобы противостоять ей.
Я открыл дверь и увидел, что за ней стоит Этан, прислонившись спиной к стене. Он скрестил руки на груди и буравил меня яростным взглядом.
— Если ты закончишь вести себя как последний идиот, то мы сможем пойти к тебе домой и взять хоть какую-то одежду. Возьми любую из моих рубашек. Твою я бросил в стирку.
— Это я-то идиот? — оторопел я. — Ты ждешь, что я перееду к тебе только потому, что тебе так хочется, и я еще при этом идиот? Пошел ты на хер, Этан.
— Мне не придется этого делать. Если я немного подожду, то ты сам позаботишься о моей заднице, так что, спасибо.
Боль в голове стала просто невыносимой. Мне пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы не осесть на пол. Но я не дотронусь до него. Если без касаний мы не сможем провести и десяти минут, то мы реально попали.
— Черт тебя подери, Джейми, — еле слышно пробормотал он, соскользнув на пол. — Ты хочешь сделать это для нас невыносимым?
Я тоже опустился на пол и с закрытыми глазами потянулся к его руке. Его пальцы обвили мои, и мы молча лежали, ожидая, когда же уменьшится боль. Но в отличие от прошлого раза она прошла не сразу. Как будто магия наказывала меня за упрямство, только от этого страдал еще и Этан.
— Ненавижу тебя, — прошептал я. — Как же я тебя ненавижу.
— Аналогично, засранец.
Он посильнее сжал мою руку, и я в ответ тоже стиснул его. Мы погрузились в боль и наши собственные мысли, пока не потеряли сознание.
***
Я очнулся на следующий вечер, лежа на полу и чувствуя пульсирующую боль в висках. Открыв глаза, я увидел Этана, он лежал рядом, рассматривая меня, и когда я застонал, протянул мне руку. Я подвинулся к нему, позволив тесно прижать меня к себе. Если от этого пройдет боль, то можно и потерпеть несколько минут близости.
— Ты в порядке? — спросил он, почти касаясь губами моего уха.
— Буду. Мне нужно всего несколько минут. Ты не против?
— Не против.
Боль была такой сильной, что мне было не до смущения. Он, кажется, чувствовал себя лучше. Может быть, потому что пришел в себя раньше меня? У меня не было сил на то, чтобы задавать вопросы. Где-то через пять минут мне полегчало, я поднял голову и улыбнулся ему.
— Спасибо. И прости за это.
— Не стоит извиняться. Правда, должен сказать тебе, что не могу все оставшиеся дни валяться на полу в агонии до потери сознания. Мы же справимся, да? Мы слишком упрямые с тобой, чтобы лечь и подохнуть из-за какого-то заклятия.
Я кивнул и даже сумел выдавить улыбку.
— Да уж, не ожидал, что это так на нас скажется. Ты прав, я постараюсь контролировать себя. — Я сел, прислоняясь спиной к стене. — Думаю, что смогу встать, если ты мне поможешь.
Он встал, поднял меня и, положив руки на мои бедра, ждал, пока я смогу стоять на ногах твердо. Мы прошли в кухню и сели за стол напротив друг друга, соединив руки на его середине.
— Нужно договориться о том, где мы будем жить. Очевидно, мы еще несколько дней не сможем отлепиться друг от друга. Я предлагаю остаться у меня только потому, что мы можем здесь спокойно уединиться, но если ты хочешь, что мы жили у тебя дома, то я не против.
Он действительно старался, и это было удивительно. Я не ожидал, что он вообще может вести себя разумно, а уж в данной ситуации и подавно. И это значило, что я тоже должен пойти на некоторые уступки.
— Нет, ты прав. Я не знаю, что еще может произойти, и будет лучше, если рядом с нами никого не будет. Сейчас, когда ты предлагаешь, а не требуешь, я не возражаю против того, чтобы жить здесь.
— Никто из нас не хочет отказываться от чего-либо. Поверь мне, я не в восторге от перспективы совместного проживания, и уж точно не в экстазе от мысли, что в конечном итоге нам придется… ну, ты знаешь, что сделать. Но, кажется, на некоторое время нами будет управлять магия. И поэтому мы оба должны идти на компромиссы.
Он говорил чертовски разумные вещи. И не знаю почему, но мне хотелось дать ему по роже. Он должен был быть в ярости, как и я. Мне казалось нечестным, что в то время, как я чувствовал себя таким потерянным, он был таким спокойным и собранным.
— Ладно, ты прав, но мне все равно это не нравится, — неохотно сказал я. — Мы пойдем ко мне домой, я возьму кое-что из вещей, потом вернемся сюда и решим, что делать дальше.
По дороге в мою квартиру, я взмолился о том, чтобы Бет там не было. Я был не в том настроении, чтобы объяснять сестренке, почему я переезжаю к человеку, которого ненавижу всем сердцем.
Надеялся я, конечно, зря. Потому что она была дома и попивала вместе с бабушкой чай, в ожидании нашего с Этаном прихода. Я прошел мимо них, не сказав ни слова, оставив Этана в гостиной и надеясь, что справлюсь со сбором шмоток без его присутствия. Но как только я вошел в спальню, холодящее ощущение вернулось, и голова начала побаливать.
Я старался не обращать внимания на боль, хватая случайные вещи из шкафа и кидая их в сумку. Я бросил тоскливый взгляд на кровать, безумно желая забраться в нее и проспать неделю… в одиночестве. Но меня отвлек постучавший в дверь Этан.
Обернувшись, я увидел, что он стоит, облокотившись на дверной косяк, склонив голову набок. На его губах играла легкая улыбка. Похоже, он не испытывал никакой боли. Эгоистичный ублюдок.
— Шауна хочет поговорить с нами, — сказал он и потер руки, показывая, что все-таки испытывает хоть какой-то дискомфорт. Но затем он самодовольно улыбнулся и скрестил руки на груди. И я сорвался.
Я бросился на него, со всей силы припечатав к дальней стене. Он сильно ударился о нее головой, и, подняв руки, оттолкнул меня. Я упал на пол, оказавшись под ним, и перехватил его запястья, не давав ему себя ударить. Он пытался вырваться, но я так сильно в него вцепился, что впился ногтями ему в кожу.
— Хватит!
Мы застыли, совершенно обездвиженные одним словом бабушки. И все, что мы могли делать — это прожигать друг друга яростными взглядами, пока она не снимет с нас заклинание.
— Если вы не можете себя контролировать, то я оставлю вас так на всю ночь, — холодно произнесла она. — Я понимаю, насколько вам обоим трудно, но ничего поделать нельзя. Я знаю, что вы злитесь друг на друга, и что никто из вас этого не хотел, но сделанного не воротишь. И я объяснила вчера, что пока ничем не могу вам помочь. Вы сами должны со всем разобраться. Сейчас я вас освобожу. И прошу вас вести себя цивилизованно, по крайней мере, пока вы находитесь здесь.
Тело Этана расслабилось на мне. Я не стал спихивать его с себя, позволив спокойно подняться, и даже взял предложенную им руку. Я могу вести себя прилично.
— Отлично, — радостно сказала бабушка, как будто не запугивала нас только что. — Давайте выпьем чая и поговорим о том, из-за чего вы только что набросились друг на друга.
Я кинул взгляд на Этана, который только пожал плечами и покрепче сжал мою руку. Мы прошли на кухню, где нас все еще ждала Бет, спокойно заваривая чай. Моих родственниц было довольно трудно вывести из себя. И было странно, что бабушка повысила на меня голос. Хоть рассердить ее было нелегко, но, видимо, крушение стен дома не могло оставить ее равнодушной.
Мы с Этаном сидели рядом друг с другом, касаясь под столом коленями, и благодаря этому могли не держаться за руки, а пить чай.
— Я так понимаю, вы не консуммировали еще свой брак?
— Бабушка! — я почувствовал, что заливаюсь румянцем.
— Ну, если бы вы сделали это, то вряд ли бы все тут рушили. Вы будете испытывать боль до тех пор, пока не примете эту ситуацию и не сделаете то, что должны сделать. Вы и так сильно враждовали, но теперь озлобитесь еще больше. Знаю, вы не хотите этого слышать, но я все же скажу это, чтобы вы поняли. Сексуальное напряжение между вами настолько сильно, что его чувствуем даже мы с Бет. Мы почувствовали его, как только вы вошли в дом. Заклятию все равно, любите вы друг друга или нет. Магия в ваших телах жаждет соединиться, стать цельной, и не сдастся, пока не добьется своего.
Я в ужасе уставился на Этана. Я не понимал, что он чувствует то же, что и я. Мне и в голову не приходило, что он хочет прикоснуться ко мне так же, как хочу дотронуться до него я. Не задумывался об этом даже… после утреннего инцидента.
Бет кивнула, и я бросил на нее неприязненный взгляд, который она вряд ли заслуживала. В ответ на это она закатила глаза, но, видимо, была в хорошем настроении, так как не бросала в мой адрес своих обычных колкостей.
— Бабушка, — произнес Этан, — даже не знаю, чем все это закончится. Бывают такие моменты, когда я думаю, что лучше бы умер, чем был с ним связан. Для меня он не больше, чем плаксивый засранец. Должно же быть хоть что-то, что поможет решить эту проблему!
— Ну, я могу наложить на вас такое заклятие, что вы будете думать, будто влюблены друг в друга, но, по-моему мнению, это похоже на принуждение, и я бы не хотела этого делать. Или я могу снять заклинание и убить вас. Или вы можете в первый раз жизни повести себя как взрослые люди, заняться любовью и покончить с этим.
— Значит, если мы сейчас переспим, то все закончится, и мы спокойненько проживем оставшиеся несколько недель? — спросил я, уже понимая, что вряд ли все будет так просто.
Бабушка вздохнула и потянулась взять мою ладонь, но когда она ко мне прикоснулась, я вскрикнул от боли и отскочил в сторону. Внезапно я осознал, что некоторое время до меня не сможет дотронуться никто, кроме Этана. Я застонал и уронил голову на стол. Кошмар какой-то.
— Мальчики, мне очень жаль, что вы попали в такую ситуацию. Правда, очень жаль. И думаю, вы понимаете, что одноразового секса будет недостаточно. Но я надеюсь, что чувства, которые вы разделите, когда ваша связь станет полноценной, заставят вас снова захотеть этого.
— Я не хочу ничего к нему чувствовать, — прошептал Этан, одновременно с этим проведя рукой по моим волосам и разрушив тем самым впечатление от произнесенных слов. Я слегка наклонил голову, прижав ее к его теплой ладони. Не так уж это сложно, если я забуду о том, кто прикасается ко мне.
— Я хочу, чтобы вы кое-что сделали сегодня для меня. Вы так долго друг друга ненавидели, что едва знаете один другого. Я хочу, чтобы вы уделили друг другу время, поговорили и научились быть терпимыми. Вы сделаете это для меня? Для себя? Может быть, вы поймете, что, на самом деле, вовсе не испытываете друг к другу неприязни. Один небольшой шаг навстречу. Думаю, вы оба это выдержите. Да?
Я поднял голову, посмотрел на Этана и вздохнул. Она была права. Мы очень мало знали друг о друге, и ничего плохого не случится, если мы просто немного поговорим. Мы с Этаном кивнули.
— Отлично, — хлопнула в ладоши бабушка. — А теперь вы должны идти, чтобы Бет могла собраться на работу. И завтра вы придете и почините стену!

 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх