Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Четверг, 22.02.2024, 01:23

Список авторов

Статистика

Онлайн: 3
Гостей: 3
Читатели: 0

Книг на сайте: 3469
Комментарии: 28538
Cообщения в ГК: 239

Глава 3
Глава 3
 
Ощущение его губ. «О, святой ад». Счастье. Чистота. Парение. Блаженство.
Твердые, сильные, шероховатые, скользящие. Нежные. Такие нежные. Властные и нуждающиеся. Но осторожные, очень осторожные. Будто Брик сознательно осаждал себя, когда чувствовал, что становится слишком жестким, слишком властным альфой, готовым отметить Саммер знаком своего обладания. Оставить на ней свой аромат, а на шее — укус. Но также Брик словно хотел насладиться моментом, сделать его особенным и нежным, без какого-либо давления и сожалений.
Он провел языком по сомкнутым губам Саммер, прослеживая их изгиб и форму, прикусывая самое полное место на нижней губе, игриво, сладко, но затем резко, агрессивно, вибрируя низким рычанием у ее кожи.
В уме Саммер жестокость и мягкость, резкость и нежность контрастировали и противоречили друг другу, взрывая голову, а эмоции взбалтывались, как разбившиеся яйца в коробке.
Этот мужчина пах сосной и свежестью, как тот небольшой резной волк, с которым она спала под подушкой. На вкус Брик был острый и живительный, как ягоды можжевельника, и опьянял сильнее бутылки джина. Саммер запустила пальцы в его густые волосы, мягкие, как пушок на затылке младенца, что бросало вызов твердости во всем остальном. Он был жестким. И огромным. Когда Брик привлек Саммер к себе, она едва могла обхватить руками его широкую мускулистую грудь.
Держась за него, Саммер танцевала на самом краю, куда он толкнул ее одними лишь своими греховными развращающими поцелуями. Волны пряного аромата спаривания Брика купали Саммер, опьяняя и заставляя тонуть в них.
Открыв рот, она предоставила Брику больший доступ, и от проникновения его языка у нее свело пальцы ног. Он вонзился между ее губ и зубов, но она встретила эту безумную силу вторжения своим собственным мучительным голодом. Брик прижал Саммер к своему телу так крепко, что она едва могла дышать. И все же, это было недостаточно близко. Совершенно недостаточно. Саммер хотелось, чтобы он ее съел.
Словно догадавшись об этом, Брик прервал поцелуй и проложил себе путь вдоль ее челюсти, прикусывая шею, после чего облизал ключицу и ниже, чтобы припасть ртом к груди. Боже. Посасывание, кружение, поддразнивание. Язык щелкнул по соску. Затем по второму. Брик заставлял Саммер задыхаться и втягивать в легкие воздух небольшими рывками, что еще больше опьяняло сущностью Брика и поднимало грудь к его рту.
Волосы Саммер были все еще влажными после купания в прохладном озере, а тело — мокрым на весеннем воздухе, но… Все же она горела. Сгорала. Для Брика. Для него одного.
Брик Нортридж. Ее волк. Ее большой, злой, разрушительный, великолепный одинокий волк. Мужчина, которого Саммер так долго любила издалека, его волосы цвета кофе и глаза цвета бренди, грубую щетину, затемняющую твердую челюсть. Неуловимое озорство его вредной, а также крайне редкой улыбки. Взрывной поток тепла и большие сильные мышцы. Наконец-то Брик в ее руках. Целует, как соблазнительный, сходящий с ума по сексу мужчина-собственник. Как огромный, красивый мужчина-волк в расцвете сил. Как мужчина Саммер.
Он потерся своим телом о ее, позволяя прочувствовать жар, настойчивость и потребность зажатого между телами твердого члена.
— Это происходит на самом деле? — пробормотала Саммер, не в силах не спросить, несмотря на зажженный Бриком огонь.
— О, черт, да. Происходит, — его шепот возле ее губ был голодным, хриплым и глубоким. — Если только… — стиснув зубы, Брик закрыл глаза и отступил, пытаясь сдержаться. — Ты этого не хочешь?
— А ты бы нормально это воспринял?
Он снова распахнул глаза и уставился на Саммер с обманчивым спокойствием. Она полагала, что именно долгие тренировки тайцзы-цюань на рассвете помогли ему найти в себе силы оставаться неподвижным и эмоционально стабильным.
— Нет, это может меня убить, — сказал Брик. — Но да, я отвалю.
Саммер проигнорировала нечто смертельное, скрывающееся под разумными словами и спокойной внешностью. Она провела рукой по широкой груди и твердому животу, а затем по греховной полоске волос, будто это была карта сокровищ, где крестом отмечено нужное место. Саммер погладила кожу, едва сумев сомкнуть пальцы вокруг большого органа. Стон, который она вырвала у Брика, зажег ее.
Привстав на цыпочки, Саммер задела губами губы Брика.
— Как быстро ты сможешь отнести меня в свою постель?
Подмигнув, он подарил ей одну из тех редких злых улыбок, которых она так жаждала.
— Я — волк, любовь моя. Я в игре, так что можно даже не говорить о скорости.
Буквально за две секунды Брик перекинул Саммер через свое мускулистое плечо, а еще через две перенес через порог коттеджа. Прошел по простой лестнице в мансарду. Бросив Саммер спиной на огромную двуспальную кровать, Брик скинул джинсы и бросился вперед. К ней. На нее. Его длинные ноги переплелись с ногами Саммер, тяжелым весом он вжал ее в простыни, а твердым членом надавил на мягкое бедро.
— Иисусе, как же приятно ты пахнешь, — сказал Брик.
— Ты тоже. Я могу купаться в твоем запахе, — она извивалась под ним, силясь распутать их ноги и раздвинуть свои, чтобы предоставить ему больший доступ к более мягким частям тела. — Презерватив, — пискнула Саммер.
Брик уже сжимал в руке член, безошибочно направляя к ее входу, как самонаводящуюся ракету. Одно только слово заставило его почти окаменеть и замереть на Саммер, как оленя, попавшего в свет фар.
— У меня нет ни одного, — приглушенно выдавил из себя Брик. — Вот херня. Хреновая херня.
— Похоже, что так, — Саммер зажмурилась и тихо повторила про себя ругательства Брика, добавив к ним несколько собственных.
В течение пары секунд она обдумывала возможность незащищенного секса. Они с Бриком были перевертышами. Сверхъестественными существами. Разве это так важно? Она хотела бы стать матерью его молодняка.
Что-то мельтешило на краю сознания, что-то про волков и их сексуальную жизнь. Саммер слышала перешептывания и слухи, но сейчас не могла сконцентрироваться и вспомнить, какие именно. Не с Бриком, расплавляющим ее и превращающим мозг в кашу. Волки вообще заражаются венерическими болезнями? Саммер не знала и не была уверена, что сам Брик в курсе, прожив в одиночестве так долго.
Но она помнила его ежемесячные поездки в город, где он, почти наверняка, время от времени захаживал к шлюхам Кэла. Девочки Кэла были чистыми, а способности Брика, как волка, исцеляться защитили бы его. А что касается молодняка… Это их первый раз. Как бы Саммер ни хотела, сейчас еще слишком рано, чтобы даже рассматривать подобный вариант. Им сначала нужно выстроить отношения. Сделать их крепкими и долгосрочными. Случится это или же нет… они не могут так рисковать.
— Я не стану рисковать тобой, милая. Я всегда буду о тебе заботиться, — Брик рухнул спиной на кровать рядом с Саммер и прикрыл глаза рукой. Грудь его вздымалась и опадала, будто он пробежал марафон.
— Как у тебя может не быть ни одного?
— Я — чертов одинокий волк, — напомнил Брик. — Я никого сюда не привожу. По крайней мере, с тех пор, как…
О, да, точно. С тех пор, как Саммер положила конец последней попытке, бросив  в лохмы проститутки маленькую липкую посылочку.
— В этой постели не было ни одной женщины.
Как ни странно, это маленькое признание заставило Саммер почувствовать небольшую гордость. Она чуть не улыбнулась. Пока не вспомнила, что они в этой постели тоже ничего не сделали.
Саммер осмотрела мансарду. Просторную и удобную. Она подозревала, что все, помимо широкой кровати, большого комода, стола из полированного дуба и стульев, Брик сделал сам. Из окон от потолка до пола в комнату лился солнечный свет — а ночью лунный — и открывался вид на озеро с горами вдали. На стенах — полки. Сувениры от Саммер стояли на них рядами, как драгоценные, с трудом заработанные трофеи.
— Мне нравится, как ты обустроил дом, — сказала она.
— Ты серьезно? — простонал Брик.
— И что теперь, Брик? Будем просто лежать и страдать?
— Черт, нет. У меня есть идея, милая, — перекатившись на бок, он навис над ней, большой и непреклонный, чтобы припасть к ее губам жестким долгим поцелуем. На мгновение Брик поднял голову и подмигнул Саммер. — Не бойся и дай мне знать, если станет слишком больно.
Брик целовал Саммер, пока ей не начало казаться, что губы опухли, как от пчелиных укусов, а затем проложил себе путь по ее нижней челюсти к нежной коже подбородка. Саммер наклонила голову и закрыла глаза. «Сейчас», — подумала она. — «Сейчас он меня укусит. Клеймит меня. Потребует. Сделает своей». Но Брик этого не сделал. Он лишь прикусывал ей горло и дразнил ее, пока она не застонала.
— Больно? — в омутах цвета бренди плескалось озорство. Слишком глубоких и темных, чтобы увидеть в них волка. Шоколад, кофе и много других лакомств.
— Нет.
— А если так? — он склонился, припадая ртом сначала к одной груди, а затем ко второй.
Поцелуи опаляли. Брик взял в рот напряженный сосок, почти как на озере, только сейчас это было иначе — гораздо горячее из-за того, что он придавливал ее своим весом к матрасу и прижимался кожей к коже. Трение тел дарило Саммер неописуемые ощущения. Брик целовал и сосал другую ее грудь, отчего внутри ползли щупальца обжигающего удовольствия, не упуская ни единого нерва или клетки, и наращивали острую боль между ног, которая заставляла извиваться.
Саммер стонала, нуждаясь в большем. Гораздо большем.
— Так? — пробормотал Брик, голосом посылая вибрации в плоть Саммер. — Но недостаточно.
Он прошелся губами вниз по ее телу, руками лаская не меньше, чем ртом. По пупку Саммер. По бедрам. По их развилке.
Она извивалась под Бриком и толкала его плечи, чтобы заставить сдвинуться и позволить ей раздвинуть для него ноги.
— Черт возьми, Брик.
— Ага, — он склонился над Саммер и быстро поцеловал ее холмик. — Здесь. Здесь у тебя болит, сладкая Саммер?
— Я будто горю.
— Мне стоит поцеловать, и станет лучше? — двинувшись ниже, Брик ухватил ее бедра и раздвинул их.
— Думаю, тебе стоит прекратить разговаривать, волк.
Схватив его за руки, Саммер подвела их к лону. Он провел кончиками пальцев по влажным складкам гладкой чувствительной кожи. От этого прикосновения Саммер почти приподнялась над матрасом, несмотря на придавливающий ее вес.
Брик наклонился, чтобы поцеловать Саммер, и принялся водить по ней языком вверх и вниз, а потом кругами, пока она не начала сходить с ума. Задыхаясь, Саммер вскрикивала от удовольствия, когда он сжимал губами припухший комок нервов, играя с ним языком и зубами. Она извивалась и металась, в то время как Брик лизал и сосал, а его стоны страсти вторили ее. Восхитительное давление внутри граничило с болью, и Брик толкнул Саммер к точке невозврата. Схватив позади шеи, она прижимала его к себе по мере того, как экстаз поднимался по спирали все выше, приближая к оргазму. Когда Саммер дернулась возле губ Брика, он ввел в нее один палец, а затем второй. И она была потеряна, нырнув в океан наслаждения, который запустил цепную реакцию спазмов и вытеснил из головы все мысли.
После того, как Саммер снова могла видеть свет, приходя в себя после самого захватывающего оргазма в ее жизни, она открыла глаза и увидела нависшего над ней Брика, застывшего, будто он отлит из свинца. На его исказившемся лице блестели ее соки, и он изо всех сил боролся за контроль.
— Черт. Черт. Черт. Я хочу сожрать тебя. Ты такая красивая. Мне нужно снова тебя попробовать. Выпить. Съесть тебя. Быть в тебе. Мне нужно… — он прервался и снова выругался. Затем еще несколько раз. На этот раз Саммер видела в глазах Брика волка, который метался и вышагивал, не в силах справиться с охватившим его чудовищным голодом. — Мне нужен этот чертов презерватив, — прорычал Брик.
— Итак… У тебя тоже немного побаливает, да?
— Черт, я уже за гранью боли, Ора Ли. Еще немного, и у меня так скрутит яйца, что я смогу петь сопрано всю оставшуюся чертову часть моей жизни.
— Ага, то есть, нет. Нет, если я что-нибудь с этим сделаю.
Прежде чем он успел отреагировать, Саммер взяла член в руки, едва сумев сомкнуть пальцы вокруг большой твердой длины.
Брик взвыл голосом грубым и хриплым, в котором звучала такая первобытная нужда, что этот звук чуть не заставил Саммер снова кончить. Она водила руками по эрекции вверх и вниз от основания до наконечника, наблюдая за выражением лица Брика и за реакцией волка в его глазах. Когда Саммер подняла в ладони отяжелевшую мошонку, второй рукой продолжая поглаживания, ее вознаградил вырвавшийся из его горла вскрик. Наклонившись, она взяла в рот массивную головку и обвела языком. Брик схватил Саммер за волосы, прижимая к себе, пока она не приняла в себя еще дюйм. И еще. Член пульсировал у нее во рту, и она ощутила первые солоноватые капли, выплеснувшиеся ей на язык.
С внезапным ревом Брик оторвал от себя Саммер и отодвинулся, дико извиваясь бедрами и кончая на простыни. Она дождалась, когда он, тяжело дыша, снова рухнул на спину рядом с ней. Его грудь вздымалась и опадала.
— Не нужно было этого делать, — сказала ему Саммер.
Брик сгреб ее в охапку и устроил у себя под боком, огромными мышцами фиксируя на месте.
— Неа. Нужно, — его голос грохотал резко и прерывисто.
Но настолько глубоко и низко, что Брика не приняли бы петь сопрано. Никогда.
Саммер чуть не рассмеялась, но он выглядел таким измученным, что ей захотелось плакать.
— Думаю, нам нужно съездить в город. Раздобыть презервативы. И тогда мы сможем позаботиться друг о друге правильно.

 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх