Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Четверг, 22.02.2024, 01:53

Список авторов

Статистика

Онлайн: 2
Гостей: 2
Читатели: 0

Книг на сайте: 3469
Комментарии: 28538
Cообщения в ГК: 239

Глава 2
Глава 2

Они ехали в полной тишине. Первый раз в жизни Клей не знал, что сказать женщине. Он открывал рот несколько раз, только чтобы закрыть его. Пытался вспомнить, о чем говорил с другими женщинами, но понял, что они болтали большую часть разговора. Он не хотел сказать что-то не то и заставить Элвин сбежать, прежде чем у него будет шанс.
Пляжный ресторан, который он выбрал, был его любимым. Единственное место, куда он брал только свою семью, важных для него людей. Они заняли столик на двоих с видом на водную гладь. Клей сидел, собираясь с мыслями, пока смотрел на свою пару. Просидев в машине, с ее запахом жасмина, окружившим его и ее рукой, задевающей его, когда он менял передачи, посылая взрывы дикого желания через него, он знал: она без сомнения его пара.  Клей так сильно хотел пропустить ужин и взять ее обратно в свой дом, их дом, и получить десерт.
— Я не часто хожу на свидания. Так что не знаю, что должна делать, — взболтнула Элвин. Клей улыбнулся, ее глаза расширились, а щеки покраснели, когда она, похоже, поняла, что сказала. — О, Боже, не могу поверить, что сказала это.
Он усмехнулся, и напряжение, которое скопилось из-за того, что он не знал, что говорить, ослабло. Это его пара. Он может рассказать ей все, что угодно.
— Честно говоря, женщины, с которыми я обычно встречаюсь, все время разговаривают. Мне нравится, что ты не болтаешь только для того, чтобы заполнить тишину.
— О. Ну, есть вопросы, которые я хочу задать, например, почему ты решил стать врачом? Почему ты не женат? Ты всегда работал в больнице Бичсайд? Ты не планируешь встретиться со мной в ближайшие пару дней, а потом, когда моего отца отпустят, бросить меня? Ты когда-нибудь думал заниматься чем-нибудь другим? Какое у тебя хобби?
Клей не смог удержаться от глубокого смеха, охватившего его, когда она задавала вопросы. Она задала вопрос о карьере, затем личный. Элвин покраснела и стала собирать свою сумку.
— Мне нужно ид...
Он встал и привлек ее к себе, не заботясь о том, что на них уставились.
— Прости за смех. Ты просто такая милая.
Она застонала и закрыла лицо руками.
— Милая. Аргх. Милая, это не то, что я надеялась, ты подумаешь обо мне сегодня вечером.
Клей отодвинул ее руки и обхватил лицо.
— Нет, это хорошо. Знаешь, прямо сейчас у тебя на щеках самый прелестный оттенок красного, который я когда-либо видел, — он провел большим пальцем по ее щеке. — С каждым задаваемым вопросом твой носик все больше морщился, а глаза сужались. Ты — глоток свежего воздуха. Пожалуйста, вернись за стол. Я отвечу на все твои вопросы.
Светло-карие глаза Элвин потемнели до синего, прежде чем она кивнула, снова села на свой стул и взяла меню.
— Итак, мое хобби - выпечка, а моя мечта – однажды иметь собственную танцевальную студию под названием “Танцевальная Студия Элвин”, с припиской на ней же или на другой доске "для всех возрастов".
Клей махнул официанту, и они сделали заказ. Когда официант ушел, он решил рассказать Элвин столько правды, сколько сможет.
— У меня действительно нет хобби. Я много плаваю, но это не то, что я бы назвал хобби, так как провожу в воде все время, когда у меня выходной. Можно сказать, что я тритон.
Элвин хихикнула.
—  Ты не похож на тритона. С этими ногами и всем остальным, — она указала на его человеческое тело.
Он пожал плечами.
— Внешность может быть обманчива, — Элвин осмотрела его, и ее язык  выскользнул смочить губы. Его тело стало твердым, и он жаждал забрать ее домой. Покачав головой, он ответил на остальные вопросы. — Почему я стал врачом? Ну, у меня всегда было исцеляющее прикосновение, поэтому я подумал, что логичнее пойти в медицину. Я не был женат, потому что так и не нашел свою родственную душу, до недавнего времени. Я всегда работал в прибрежных больницах, но эта самая ближайшая  к моей семье. Конечно, я думал о выборе другой профессии, в которой мне не нужно привязываться к людям, потому что иногда я не могу помочь им, и они умирают. Собираюсь ли я бросить тебя? Нет. Ты мне нравишься. С первого дня. Я знаю, что буду звучать банально, говоря это, но с первого момента, когда я встретил тебя, я знал, что в тебе есть что-то особенное. Я хотел тебя с первого дня.
— В самом деле? Тогда почему ты тянул так долго, чтобы пригласить меня на свидание?
Он вздохнул и закрыл глаза, расслабляясь, откинувшись на своем стуле, слушая, как снаружи разбиваются волны о берег, и, вдыхая запах своей пары.
— Ты отличаешься от меня. Не только потому, что мне почти пятьдесят, ты слишком хорошая, заботливая и милая. Это не помогало, потому что сначала я не был уверен, что ты предназначена для меня. Чем больше времени провожу с тобой, тем больше уверен, что знаю, кто ты, — он открыл глаза, пытаясь сохранить их человеческими. — Ты печешь угощение для всех  и всегда спрашиваешь, как у нас дела, и ты действительно хочешь знать. Ты как волшебный единорог.
Элвин фыркнула.
— Да, это я. Я так же какаю радугой, — она рассмеялась, и мелодичный звук заставил его застонать и схватить столик, останавливая себя от того, чтобы перебросить ее через плечо, забрать домой и заявить на нее права. Какого черта он был так долго без нее? — Я думаю, ты меня не совсем понял. Надеюсь, у тебя нет высоких ожиданий касательно меня, потому что будешь разочарован. К тому же, я бы никогда не догадалась, что ты приближаешься к пятидесяти. Я думала тебе тридцать, может быть, максимум тридцать три. Я не уверена что ты имеешь в виду, относительно всех этих  загадочных, что я для тебя, вещах, о которых ты говорил, но я с нетерпением жду, чтобы узнать тебя. Между нами есть связь.
Клей раньше не был так близко к Элвин, и ее запах был опьяняющим. Без больничной хлорки, скрывающей ее аромат, он тонул в стопроцентном знании, что нашел свою родственную душу. Он был счастлив, потому что сейчас неопределенность, которую ощущал, ушла. К концу ночи весь его мир изменится, потому что у него будет пара.

 
***

Клей вел себя по-другому. Ну, она предполагала так, потому что знала его только как врача. Просто он не был таким, каким ожидала. Он отвечал на все ее вопросы, даже если его ответы были странными. Они съели ужин, и теперь он, предположительно, должен отвезти ее домой. Они закончили свою трапезу, и он спросил, хочет ли она десерт. Когда она отказалась, он заплатил, и они практически выбежали из ресторана. Когда сели в машину, он сказал, что отвезет ее домой, но  ехал не туда.
— Ты едешь не туда, мой дом в другом направлении.
— Нет.
Облизав внезапно пересохшие губы, она обдумывала, должна ли сказать что-нибудь еще. После странных разговоров о том, что он считал ее идеальной, вечер, казалось, прошел хорошо. Но вылетев из ресторана, она подумала, что Клей не может дождаться, чтобы избавиться от нее. Они отвечали на вопросы друг друга, и он не казался скучающим, когда говорил и спрашивал ее о занятиях танцами. Означает ли это, что он не отвозит ее домой, потому что везет к себе?
Нервные бабочки летали в животе, когда черная спортивная машина Клея свернула на частную дорогу к пляжу. Он подъехал прямо к первому дому, обошел вокруг и открыл дверь для нее.
— Я не паркуюсь в гараже, потому что хочу, чтобы ты увидела его спереди, — он держал ее за руку и вел к входной двери, открыл ее, ступая внутрь. — Входи. Добро пожаловать в мой дом, наш дом.
Элвин стояла у входа, неуверенная, должна ли войти. Конечно, он не назвал только что дом их общим. Она посмотрела в теплые, шоколадно-карие глаза Клея и поняла, что произойдет, если она войдет. Ее тело весь вечер горело от потребности в человеке, стоящем перед ней. Сделав глубокий вдох, она вошла.
Клей привлек ее к себе и поднял так, что ее рот был на уровне с его.
— Я собираюсь заявить на тебя права, сегодня вечером, будет так хорошо, что ты никогда не уйдешь, несмотря ни на что.
 Его губы завладели ее, и он обхватил ее задницу, когда шел по коридору, и вышел на заднюю закрытую укромную веранду, с видом на пляж. Клей усадил ее на деревянное мягкое раскладное кресло и завис над ней, целуя в шею. Его руки скользили по ее телу и задрали платье, а затем ослабили лямки на плечах, чтобы обнажить грудь, покрытую кружевом. Он посмотрел на нее, и интенсивность его взгляда заставила ее трепетать в предвкушении.
— Скажи мне, что хочешь этого?
О, она хотела этого так сильно.
— Да. Я хочу, — прошептала она. Он одарил ее живот едва уловимым поцелуем, спускаясь вниз и раздвинув ноги, устроился между ними. Клей отодвинул тонкие стринги в сторону и просунул палец в ее мокрую киску. — Ах, Элвин, ты течешь.
Кто бы сомневался! Она мечтала сделать это в течение нескольких недель.
— Я всю ночь мечтала о том, что мы можем сделать, — сказала Элвин. — Кого я обманываю? С тех пор, как встретила тебя, я мечтала обо всех вещах, которые хочу сделать с тобой.
Клей расслабился настолько, что завис над ее прикрытой грудью. Толкая вверх и снимая застежку, он обвел теплым языком один из сосков, посылая толчки удовольствия через нее. Он поменял грудь и обвел кончик, прежде чем нежно всосал его. Он продолжал это, пока его пальцы исследовали ее киску и погружались в сердцевину. Двигаясь вниз, он зацепил пальцами ее трусики и дернул их, так что ей пришлось приподняться, чтобы помочь снять их. Затем он переместил ее к краю и широко раздвинул ноги.  Язык Клея углубился, посылая дрожащие импульсы блаженства через ее тело. Он прижался ближе и передвигал губы назад и вперед над ее клитором. Он вылизывал и сосал ее комок, посылая больше удовольствия через ее уже жаждущее тело.
Чем больше он исследовал, тем больше ее дыхание становилось рваным.  Ее никогда так не трогали. Тело никогда не реагировало так, как сейчас, на других. Она чувствовала себя такой чувствительной, чем могла когда-либо вспомнить. Элвин раздвинула ноги дальше друг от друга и откинулась на кресло. Клей добавил второй палец, двигая ими внутрь и наружу. Он всосал ее клитор, и Элвин знала, что она долго не продержится. Его пальцы входили в нее все глубже и быстрее. Теперь она двигалась на встречу им в поисках освобождения, которому он был так близок, чтобы дать ей. Его зубы задевали ее комок, и он раздвинул свои пальцы. Элвин закрыла глаза и позволила всем ощущениям обрушиться на нее. Он всосал клитор, когда толкнулся глубоко, и это было все, что ей нужно, чтобы распасться на части.
— Клей, о, Клей! — она вскрикнула и схватила подлокотники.
Клей облизывал ее весь путь вверх обратно по ее телу. У нее даже не было времени, чтобы насладиться эйфорией, прежде чем она почувствовала, как кончик его члена выровнялся с ее киской и потер чувствительные губы, прежде чем вошел до конца. Она открыла глаза, смотря в наполненные страстью карие глаза. Клей коснулся губами ее губ.
Похоронен по самую рукоять, он уперся лбом в ее лоб.
— Черт, ты тугая. Никогда не испытывал такого блаженства. Не хочу выходить.
Его рот захватил ее, когда он подался назад. Элвин почувствовала свой вкус на нем, но это только больше ее возбудило. Она обхватила его спину руками, держась за него, пока Клей вколачивался в нее снова и снова, давая ей все, что нужно, и больше. Элвин начала соскальзывать назад с каждым толчком, поэтому отпустила его и ухватилась за подлокотник одной рукой, а другой за край кресла. Его  скрип и скрежет только увеличивали волны формирующегося удовольствия. Подняв ноги, она пыталась подтолкнуть его к себе, встречая его каждый раз, когда он входил в нее. Темп изменился, и теперь он толкался в нее почти с лихорадочной скоростью. Его рот терзал ее, и она нуждалась в воздухе, когда поддалась своему оргазму. Разорвав поцелуй, она выгнулась, стремясь к своему освобождению.
Клей хмыкнул, и Элвин застонала. Нарастающий жар был настолько сильным, что она знала - скоро разлетится вдребезги. Глядя вверх, она изумленно наблюдала, как яркий белый свет сиял вокруг, когда Клей стиснул зубы и вколачивался в нее. Элвин покачала головой и сказала себе сосредоточиться на взрыве, который должен произойти, а не на ее разуме, исполняющем фокусы.
Обхватив его крепкую задницу своими ногами, она поднялась, скользя рукой по его спине и между их телами, чтобы потереть свой комок. Элвин почувствовала, что тело сгорает, разбиваясь на тысячи крошечных кусочков, когда сильно кончила вокруг члена Клея.
Клей прикусил ее плечо острыми зубами.
— Моя, — выкрикнул он, когда вошел в нее еще один раз и погрузился зубами в то время, как белый свет ярко светил, а ее тело вспыхнуло и соединилось с Клеем. Она зачарованно смотрела, как два огонька сливаются. Член Клея выскользнул из нее.
Элвин вскрикнула, когда образ Клея деформировался и изменился. Его волосы превратились в светло-синие и выросли до плеч, а его карие глаза стали темными, кожа светилась, почти сверкала, а когда она посмотрела вниз, карабкаясь, чтобы убежать, она увидела, что его ноги исчезли, и на их месте был синий плавник русалки.
— О, Боже мой. Ты — русалка.
— Тритон, — поправил он, и его шелковистый и гладкий голос почти заставил ее приблизиться к нему.
— Срань Господня! У меня только что был потрясающий секс с тритоном, — она смотрела на него, не зная, какой должен быть ее следующий шаг. Она хотела бежать, но по неким причинам застряла на месте, с интересом наблюдая. В этой форме Клей был еще более великолепен, если это вообще возможно. — Почему ты изменился? Что это был за белый свет?
— Подойди ближе, пара, и я все расскажу тебе.
Элвин сделала шаг в сторону его голоса, только чтобы остановиться и пристально посмотреть на него.
— Теперь я окончательно сошла с ума, хочу убежать, но не могу. Я не могу оставить тебя. Не хочу. Какого черта ты сделал? — она положила руки на бедра и уставилась на мифическое существо.
— Я не могу использовать мой голос на тебе, так как ты моя пара. Нет тритона или русалки, которые могут соблазнить тебя на что-нибудь своим голосом сирены. Ты не можешь уйти прямо сейчас, потому что это часть родственной связи. Это невидимая нить, страховка для нас, потусторонних существ, чтобы наша пара не могла сбежать и оставить нас в первые пару месяцев.  Вы обязаны дать нам шанс. Белый свет - это производное единения наших душ. Ты, Элвин Глимен, моя пара. Другая половина моей души. Женщина, с которой я могу провести остаток своей жизни. Женщина, которая может дать мне детей и свою собственную семью.
— Воу, воу, это много, чтобы принять, — она пробежалась пальцами по волосам и сделала глубокий успокаивающий вдох, говоря себе, что не сумасшедшая. — Ты можешь измениться обратно?  — Элвин почувствовала, что ее мозг вот-вот взорвется. Она снова попыталась уйти, но ее тело не слушалось
— Нет. Пока ты не придешь ко мне в этой форме или не примешь меня.
— Что, черт возьми, ты имеешь в виду? Какое принятие?
Он вздохнул и бросил тоскливый взгляд в сторону воды.
— Мне нужна вода. Но я не могу оставить тебя здесь, когда тебе так много нужно узнать. Мы жили в скрытом месте. Давным-давно колдуны, ведьмы и все паранормальные люди объединились, и мы сделали волшебные карманы в мире, безопасные места для нас, чтобы жить там, где вы, люди, не навредите нам. Ты не сможешь оставить меня. Да, ты можешь уйти, но если не собираешься бросить меня. Например, ты могла бы навестить своего отца или уйти на уроки танцев, но ты не можешь оставить меня и не вернуться. Ты не сможешь рассказывать людям обо мне.
— Ха, как будто кто-нибудь мне поверит. Почему я не смогу ничего из этого сделать?
— Это всегда было так с человеческими парами. Это помогает, чтобы они не рассказывали наш секрет и дали нам шанс быть вместе. Это дает людям возможность узнать свою вторую половину. Можешь ли ты честно сказать, что без этого ты бы осталась, а не убежала?
Элвин не могла поверить в то, что слышала. Она знала без сомнения, что убежала бы. Чувствовала магическое притяжение к Клею. Она опустилась на стул и остановилась, глядя на него сверху вниз.
— Так тебе нужна вода?
— Да. Пойдем со мной, и я покажу тебе.
Элвин было любопытно. Клей был прекрасен как русалка. Дерьмо, тритон.
— Конечно, а люди не увидят тебя?
— Нет. Как я уже сказал, мы живем в кармане. Единственные люди, которые могли бы увидеть  -  другие паранормальные существа, если посмотрят на океан.
— Эм... хорошо. Что за другие паранормальные существа?
— Любое мифическое существо, о котором можешь подумать, и, вероятно, намного больше.
Вау, было много, о чем она могла подумать, например, оборотни, вампиры, демоны, ангелы, единороги и это только несколько названий.
— Итак, ты — тритон. Что тритоны делают помимо плаванья?
— Морских жителей сейчас очень мало. У нас всех есть особые способности, дар. Мой - исцелять. Брат умеет читать мысли, а сестра может сказать, когда ты лжешь или когда предстоит что-то важное. Моя мать – провидица, а отец, ну, он, как я, но его целебные способности больше. У меня есть двоюродный брат с супер силой, а другой со скоростью. Поэтому, кроме того, что, будучи собой, плаваю в океане, я исцеляю. Я должен быть осторожен с тем, кого исцеляю, потому что, если это невозможно объяснить, люди становятся подозрительными. Я исцелил твоего отца. Он не должен был выжить. Как только я встретил тебя, я сделал бы все для тебя. Вот почему я исцелил его. Меня не волновали последствия. Я просто хотел, чтобы ты была счастлива.
Элвин почувствовала, что ее сердце разрывается от любви, он рисковал ради нее. Исцелил ее отца, и она была так благодарна, но не знала, может ли стать его парой. Звучало так, как будто это изменит ее мир еще больше. Что она скажет друзьям или отцу? Ей нравился Клей, но она едва знала его и то, что он рассказал ей, было большим обязательством.
Клей пополз к воде, используя свои руки. Один раз он ударил волны, и она ахнула, когда он засиял от счастья.
— Пойдем со мной.
Элвин уставилась на сверкающую воду. Она любила воду.
— У меня нет плавок.
Клей ухмыльнулся ей в ответ, и она поняла, что пропала. Как кто-то мог выглядеть таким горячим с синими волосами и чешуйчатым хвостом?
— Тебе не нужны плавки. У меня их нет.
— Конечно, у тебя нет. Ты — тритон, — О, Боже, она не могла поверить, что разговаривала с аномальным тритоном. Черт, у нее был секс с тритоном. Направляясь к воде, она была удивлена ее теплотой. Клей поплыл дальше. Элвин высвободилась из платья и отбросила его как можно дальше. Она сделала то же самое с лифчиком и вошла, пока вода не покрыла ее грудь. — Клей. Вернись сюда.
В мгновение ока Клей был перед ней и привлек ее к себе.
— Ты принимаешь это быстрее, чем я думал.
Она оттолкнула его руки.
— На самом деле, у меня нет выбора. Я знаю, что должна беситься и убегать, но мне также любопытно.
— Ты не можешь убежать и насчет чего тебе любопытно?
— Во-первых, у нас был незащищенный секс. Я никогда этого не делала. Не то, чтобы я спала со многими мужчинами. Но все-таки я всегда использовала презервативы. Во-вторых, вдруг я забеременею? Кроме того, ты меня укусил. Я превращусь в русалку? Я получу классные синие волосы?
Он рассмеялся. Это был глубокий грохочущий звук, который шел прямо к ее киске. Черт бы его побрал.
— Нет, ты не превратишься в русалку. Морскими жителями рождаются, а не становятся, — он отплыл дальше от берега вместе с ней, она попыталась освободиться от его захвата, но он не оставлял ее. — Рад, что я единственный мужчина,  с которым у тебя когда-либо был незащищенный секс. Тебе не нужно беспокоиться о болезнях. Паранормальные люди невосприимчивы к ним и не могут их получить. — Это хорошо, но он пропустил один из ее вопросов. Элвин смотрела на него, ожидая, что Клей продолжит.
 — Могу ли я забеременеть?
— Да, но только после того, как наша трехмесячная невидимая нить прекратится.
— Три месяца. Это... — он прервал ее, накрыв рот своим. Поцелуй состоял из обладания, похоти и желания. Она растворилась в нем, любя, то какой он имел вкус свежей мяты. Поскольку ее разум затуманился желанием, она знала, что даст этой родственной штуке реальную попытку. Элвин никогда не ощущала мгновенного влечения к кому-либо, не так, как с Клеем. На самом деле, раньше ее не особо интересовали отношения. Ей нравился Клей, и, кроме того, что он был тритоном и создал связь с ней, не спросив, он, действительно, не сделал ничего плохого. Если бы Клей продолжал заставлять ее чувствовать себя такой, какой была сейчас: страстной, особенной и значимой, она бы с радостью осталась с ним.
Элвин обвила руки вокруг его шеи и углубила поцелуй. Клей, казалось, удивился и оторвал свой рот от ее рта.
— Ты поцеловала меня в ответ. Это значит, что ты готова дать этому реальную попытку?
Она изучала его, его карие, почти черные глаза, его кожа сверкала, а синие волосы сияли в лунном свете. Элвин потянулась к ним, интересуясь, другие ли они на ощупь. Они были мягче и более гладкие.
— Мне нравится синий. Лучше, чем блонд. Ты должен найти способ сохранить их такими.
Он рассмеялся, и она почувствовала, как трясется его тело рядом с ней.
— Не представляю, что подумают об этом в больнице, — он прикусил ее губу. — Пойдем. Мы можем вернуться на берег. Я хочу заняться с тобой любовью в своей постели, нашей постели.
Клей отпустил ее, держа за руку и помог ей доплыть до берега. Элвин с удивлением наблюдала, как его хвост исчез, и он вышел голым. Вау.

 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх