Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Четверг, 22.02.2024, 01:59

Список авторов

Статистика

Онлайн: 3
Гостей: 3
Читатели: 0

Книг на сайте: 3469
Комментарии: 28538
Cообщения в ГК: 239

Глава 2
Глава 2

Незнакомец нахмурился еще больше. Слишком быстро, чтобы она могла заметить, он схватился за ее одежду двумя руками и потянул. Шов рядом с молнией не выдержал, и мужчина, разорвал куртку и стянул ее с девушки.
- Какого черта ты делаешь?
- Не дергайся, - приказал он.
Властность его голоса подействовала на Луизу: она в ужасе застыла перед ним, а потом взглянула на свою руку. Рукав рубашки был пропитан кровью. Казалось, как будто кто-то окрасил ткань в темно-красный цвет. Девушка сжала руку в кулак и почувствовала, как теплая, липкая жидкость пропитывает перчатку.
Мужчина оторвал рукав. В ее руке виднелось черное, уродливое отверстие. Кровь стекала из раны с каждым, ритмичным ударом ее сердца. Пуля задела артерию.
Луиза похолодела, почувствовав волну головокружения, угрожающего свалить ее с ног.
- Садись. – Он подтолкнул ее к краю опрокинутых саней, чтобы девушка присела. Мужчина воспользовался оторванным рукавом ее рубашки, чтобы сделать жгут, а затем указал на ее нос своим длинным пальцем. – Жди.
Он повернулся к медведице. Стоя на коленях рядом с большой, пушистой тушей, он положил на нее руку. Незнакомец закрыл глаза и поднял лицо к небу. Спустя пару минут, он поднялся и попытался снять петлю с задней ноги медведицы, но веревка была туго привязана ко второму снегоходу, поэтому мужчина сжал ее двумя руками и дернул.
Сани отскочили назад на несколько футов.
Глаза Луизы расширились от удивления.
Незнакомец потрогал маленькое отверстие в задней части саней. Наклонившись поближе, чтобы рассмотреть дырку, он отвел кулак назад и пробил отверстие в металлическом крыле снегохода, а затем что-то вытащил оттуда, рассмотрел и снова спрятал.
Рация на поясе привела ее в чувства.
- Луиза! Как обстановка? – спросил ее напарник Бак Кларк.
Она потянулась к рации.
- Не отвечай.
- Я должна.
Его глаза сузились, он шагнул к ней.
Девушка убрала руку подальше от рации. И незнакомец снова повернулся к медведице.
- Она ранена? – спросила Луиза.
- Только задняя лапа. Заживет и без моей помощи. – Он стоял, пристально смотря на медведицу. – Она поправится до рождения двойни.
Как, черт возьми, он мог знать, всего лишь взглянув на медведицу, что она родит двойню? Прежде чем девушка успела спросить, мужчина подсунул под самку руки и поднял ее. Луиза прижала ладонь ко лбу: представшая перед ней картина полностью разрушала ее прежние представления о действительности. 
Этого просто не может быть. Медведица весит по крайне мере восемьсот фунтов (363кг – прим. пер.). Но он, подняв ее, как ребенка, вернул в свою берлогу.
Рация снова затрещала:
– Подмога уже близко. Минут через тридцать будет на месте. Тебе нужна помощь медиков?
Мужчина выполз из логова и стряхнул снег с джинсов. Луиза показала пальцем на рацию и замерла, с интересом ожидая, что он будет делать.
Его холодный, пристальный взгляд и агрессивная поза заставили ее волноваться. Она взглянула на браконьеров, которых этот мужчина срубил, как саженцы. 
– У них мои исследовательские карты, по которым они нашли эту берлогу.
– Их здесь нет, - ответил он, обыскав поверженных мужчин.
- Браконьеры мертвы? – спросила она.
Незнакомец указал на мужчину лежащего лицом в снегу:
– Да. – Затем - на двоих около дерева. – И не совсем.
- Что, вообще, происходит?
- Если я тебя оставлю, ты истечешь кровью, прежде чем медики прибудут сюда.
Луиза думала, что сильнее испугаться уже не может. Но она опустила взгляд на свою безжизненную руку и признала, что жгут не помог остановить кровотечение. Сейчас она еще держалась, но паника уже завладела ею.
Незнакомец потянулся к девушке, но она увернулась. Борьба между ними была короткой и односторонней. Ему потребовалось всего несколько секунд, чтобы обнять Луизу своими сильными ручищами и остановить ее удары.
- Перестань.
Рация снова ожила. Мужчина обхватил ее одной рукой, ослабляя захват, и, вытащив передатчик из ее кобуры, протянул его ей.
- Скажи, что ты видишь трех мужчин рядом с этой берлогой и уходишь отсюда,а зарегистрируешь происшествие позже.
Мужчина нажал на кнопку, и она повторила все, что он сказал, заканчивая словом «отбой».
Незнакомец выключил радио и спрятал в своем пальто. Луиза не понимала, почему он еще и не забрал ее пистолет с транквилизатором, который находился в кобуре у нее на бедре.
Луиза сердито взглянула на него:
– Отпусти.
Он взволнованно взглянул на нее:
– Ты должна пойти со мной.
- Не выйдет.
- Это твой единственный шанс. – Он, не моргая, смотрел ей в глаза. – Я не хочу, чтобы ты умерла. – Незнакомец протянул ей руку. Ладонь была широкой, длинной и вымазанной в ее крови. – Возьми ее и выбери жизнь.
Она всего лишь на мгновение заколебалась, прежде чем своей рукой сжать его ладонь. Его пожатие излучало тепло и силу. Глаза сверкали, пугая и заполняя девушку непонятным желанием. Мужчина использовал их соединенные ладони, чтобы притянуть Луизу к себе и подхватить ее на руки. Он бережно держал девушку и, запрокинув голову, смотрел в небо. Его певучий напев послал волну дрожи по ее телу.
Вдали прогремел гром. И холодный ветер обрушился на гору, а через минуту на них налетел град, стуча по веткам и скользя по плотному насту.
- Что ты делаешь? – вскрикнула она, с ужасом глядя, какой на них надвигается ураган. Сквозь высокое завывание ветра прорвался крик орла. Девушка закрыла уши руками и отвернулась, безуспешно пытаясь спрятаться от оглушительного вопля. – Что это?
Он усмехнулся:
– Это наше средство передвижения.
Ветер швырнул осколки кристалликов льда на открытые и уязвимые участки кожи Луизы, волосы хлестали по ее щекам. Разверзнувшийся над ними вихрь открыл проход сквозь черные облака.
Незнакомец крепко обнял ее и прижался губами к уху:
– Сделай глубокий вдох и закрой глаза.
Она резко подняла голову, чтобы убедиться, что он говорит серьезно. Всего лишь один взгляд на мужчину сказал, что он был серьезен. Девушка сделала глубокий вдох морозного воздуха прямо перед тем, как температура резко упала. Кожанка развивалась на мужчине, как крылья. Он схватил края и укутал ими Луизу, защищая от неприятных иголочек льда. Снизу лился свет. Девушка открыла глаза.
Это неправильно.
Земля под ними пропала. Они поднимались. Луиза свысока посмотрела на верхушку старой ели Дугласа, стоявшую на горном хребте. Ее крик потерялся в завывании ветра.
Она попыталась еще раз вдохнуть, но воздух был слишком холодными, и девушка стала задыхаться. Луиза начала биться в неподвижных оковах его рук, борясь за свою жизнь, и воздух, который она не могла вздохнуть, начал соперничать с темнотой, которая надвигалась на нее, как стадо буйволов.
Они начали снижаться и осторожно приземлились где-то. Рана начала дико гудеть, как шершень, в то время как ее зрение продолжало тускнеть, толкая ее в нереальные сумерки. Луиза знала, что происходит: она проигрывает борьбу за жизнь.
Пальцы дрожали. От недостатка воздуха легкие горели. Девушку накрыли мучительные волны головокружения, в то время как свет вокруг сжался до яркого пятна. Как будто смотришь через телескоп на светящийся, подобно луне, шар, который сначала ярко горит, а потом блекнет, исчезая.
Незнакомец был прав. Никто никогда не найдет ее, куда бы он ее не забрал.

 
***

Ти Мун почувствовал, что женщина в его руках обмякла, и понял, что должен опустить ее. Он призвал громовую птицу (гигантская птица, останки которой найдены в Австралии; также мифическая птица Северной и Южной Америки – прим. пер.), которая низко пронеслась вдоль луга, приземляясь на восточной стороне его теперешнего дома. Минутой позднее они уже мягко приземлились, и ураган исчез.
Мужчина пропел благодарность богам грома и молнии, а затем перевел взгляд на тело женщины. О чем он думал?
Всю свою жизнь он никогда не вмешивался в дела людей. Но когда увидел, что она истекает кровью, что-то оборвалось внутри него. Большую часть лета Ти потратил, наблюдая за тем, как девушка изучает его медведей. Он не мог уйти, зная, что она умрет.
Ради нее Ти нарушил все правила. Он дрался за женщину, защищал ее. Хуже того, прежде чем отнести ее в безопасное место, он не убедился, что браконьеры мертвы. Важно то, что он спас Луизу, не задумываясь.
Мог ли человек пережить такой ураган?
Ти взглянул на ее бледное лицо и сильнее сжал руки, прижимая девушку к своей груди. Он слегка встряхнул ее. 
– Дыши!
Она вздохнула, и он почувствовал, как напряжение в его плечах стало отступать. Ее кожа была синеватого цвета, но постепенно приобретала очаровательный здоровый розовый оттенок, делая девушку еще более прекрасной, чем он помнил. Находясь так близко, Ти мог видеть ее темные пушистые ресницы и плавный изгиб губ.
Он посмотрел на поврежденную руку Луизы. Ему нужно было вылечить ее.Его пугала бледность безупречной кожи девушки, потерявшей много крови, а еще больше он опасался, что она не переживет этот бурный полет. Вместо того чтобы построить исцеляющий круг, он привлек ее к себе поближе.
Мужчина быстро отнес ее к кольцу камней, в настоящий момент похороненных под покровом снега. Это не имело значения. Он знал, где они находятся, и собирался использовать их, чтобы сконцентрировать силу, унаследованную им от отца, магию исцеления, которая есть у всех медведей расы Инанока или оборотней Скинуокеров - обращающихся в любое животное, которые были ни людьми, ни богами.
В этом заключалось его призвание - защищать животных, и Ти так и сделал, вернув медведицу в ее безопасную берлогу. Но сейчас он решил использовать свою силу, чтобы излечить эту женщину. Он никогда не использовал свой талант таким образом, и не был уверен, получится ли у него. Все-таки другим было предназначено заботиться о безопасности людей, например расе Ниянока.
Ти аккуратно положил девушку на белый снег и встал на колени, поцеловав ее в мягкие губы. Это не было частью ритуала, но он потратил много часов, представляя себе вознаграждение за, так сказать, спасение ее жизни. Мужчина очень сомневался, что когда она излечится, то позволит снова поцеловать себя. 
Не то, чтобы он страшно выглядел, но у людей есть инстинкты, как бы они не пытались отрицать их, и эта самая интуиция говорила, что он опасен. Это правда, хотя он даже детеныша никогда не обидел. Она уже заслужила его уважение, защищая медведей, также неустанно, как и любой оборотень.
Ти неохотно оторвал от нее взгляд и достал перо, спрятанное им в дупле дерева. Он поднял его к небу. Напев мужчины звучал чисто и сильно, как ледяное очищение. Ти чувствовал внутри знакомую теплоту, набирающую силу. Когда он собрал ее достаточно, то положил на девушку свои руки, чтобы его энергия влилась в тело Луизы.
Она дернулась, выгибаясь, будто от боли. Он немного отстранился, боясь, что вместо исцеления может убить ее. Но затем увидел, как рана начинает затягиваться, и кожа прекрасно срастается. Мужчина потер большим пальцем ее гладкую атласную кожу и улыбнулся. На этом месте даже не осталось покраснения.
Ти положил голову ей на грудь, слушая ее устойчивое сердцебиение, ища другие травмы и не находя их. Он отстранился. Почему она не очнулась?
Девушка начала дрожать, и он вспомнил, что разорвал ее куртку и теперь она лежит на голом снегу. Он сгреб ее в охапку, бережно прижимая к своей теплой груди, и бросился к хижине. 
Ти знал, что делает серьезную ошибку, но казалось, был не в состоянии удержать себя. С этой женщиной он не заботился о долге или правилах, его волновало только то, как защитить и вернуть ее к жизни.
Но все может зайти и дальше. Эта женщина была не только храброй. Она была умной и любознательной. Ученый, который верит лишь в то, что может увидеть и измерить. Что бы она сказала о нем? 
Не было логического способа примирить все, что она видела, с тем, что она знает о материальном мире. И как только она поймет, что он… ну, в общем, все это закончится, прежде чем успеет начаться. Он почувствовал укол сожаления. Великая Тайна, мужчина уже боялся ее потерять, даже не зная, откажет ли она ему или нет.
Ти отличался от нее во многих отношениях, но они оба разделяли страсть к защите медведей и также как он, большую часть времени она была одна. Как будто этого было достаточно. А все потому, что он оставался в медвежьей форме вместо того, чтобы самому непосредственно подойти к ней. Всего лишь однажды Ти приблизился, когда она застукала его за обнюхиванием ее жилища. В то время как между белых простыней он обнаружил красный кружевной лифчик и трусики. Он все еще хранил в памяти ее аромат, и ему оказалось не по силам побороть искушение.
Почему исследователь медведей, живя здесь, на природе, нуждается в таком ослепительном, непрактичном нижнем белье? Он разорвал веревку и начал кататься по белью, втирая в себя ее возбуждающий аромат.
Интересно, на ней сейчас одеты те же красные кружева?
Когда она появилась у своего жилища, он забыл о своей силе и вырвал дверь ее пикапа, напугав до полусмерти. 
Ти пронес девушку через задний ход своего нового бревенчатого дома и кухню, которой никогда не пользовался, положив на широкий диван, он стал наблюдать за ней. Тупая боль в груди становилась все сильнее, пока мужчина пристально вглядывался в первую женщину, которая когда-либо смогла причинить ему боль.
Он постоянно думал о ней. Она вела себя очень храбро и пыталась противостоять тем мужчинам. Также Ти знал, что она была умной и очень бесшумной, потому что однажды попала в него дротиком. Это, конечно, не убило его. Но было унизительно знать, что она смогла подкрасться достаточно близко, чтобы подстрелить, а он даже не почувствовал ее. Какой бы ненормальной ни была причина, девушка находилась так близко, и он опять думал об этих проклятых красных трусиках.
С тех пор как Ти пережил свою человеческую мать и сводную сестру, он тщательно избегал серьезных отношений, поэтому до сих пор очень переживал. Мужчина согнулся от щемящей боли в груди. Печаль так сильно причиняла боль, что даже со временем не исцелялась. Он стоял, пристально глядя на ту, которую так хотел, и знал, что не может получить. Ти вздохнул. Ему было бы мало смотреть на нее издали.

 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх