Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Четверг, 22.02.2024, 01:35

Список авторов

Статистика

Онлайн: 4
Гостей: 3
Читатели: 1
Nadin
Книг на сайте: 3469
Комментарии: 28538
Cообщения в ГК: 239

Глава 44
Глава 44
 
– Я ведь ничего не сломал? – послышался возглас отца.
– Нет, но ты обещал, что не будешь ничего трогать! – кинулся в ответ Джошуа. Крис рассмеялся бы, если не был бы так напуган. Пугало то, как один момент истины может изменить всё мировоззрение. Менее часа назад Крис собирался жить, словно в аду, без своей пары, а затем одно слово изменило всё.
Джессика.
Он очень сильно старался не думать о ребенке, так чертовски сильно. Услышав имя девочки, он получил удар под дых, который так давно был ему нужен. Крис начал представлять себе маленькое личико, подходящее такому имени, и уже не мог даже и думать о том, что не будет держать ее на руках, любить, помогать ей и направлять в этом мире. Теперь он только надеялся, что его маленький Гномик даст ему шанс, иначе, будет обречен всю жизнь смотреть на них с расстояния. Там, где он не смог обеспечить безопасное пристанище для своей пары и ребенка, преуспели его отец и Эрик. А судя по тем фотографиям и описанию системы безопасности, которые только что прислал ему Эрик, они более чем преуспели. Уровень безопасности особняка оказался в сотни раз выше, чем в убежище, и это говорило о многом. Дом был обнесен забором, осматривался со всех сторон, а еще был невероятно красив.
Крис не мог в это поверить, не мог поверить, насколько плачевным было положение дел. С одной стороны он отталкивал свою пару, считая, что так лучше для всех, а его чертова семья не только поддерживала её, но и позаботились о её будущем и счастье, а что сделал он? Он вел себя как сволочь. А теперь он вернулся к своей паре, с которой обращался, как с дерьмом, и молился всем богам, что она даст ему шанс. В том, что касалось ребенка, Крис всё ещё боялся до чертиков, но очень хотел её увидеть. Боже, он так хотел её увидеть, что ему было больно дышать.
Крис зашел в клинику и обнаружил, что вся его семья стояла около Иззи, в то время как та лежала на кушетке, а Джошуа водил по блестевшему животу маленьким пластиковым прибором, к которому вел шнур от большого аппарата. Несмотря на собственное волнение, у него невольно скривились губы в усмешке, когда увидел, как его отец забрал прибор у Джошуа, но в результате сразу несколько человек шлепнули его по руке.
– Мне всего лишь интересно!
– Тогда хватит, мы все пытаемся увидеть, – сказала Джил, улыбаясь чему-то, что увидела на маленьком экране у ног Иззи.
– Что это? – спросил Марк, сморщив лицо, когда повернул голову, чтобы лучше увидеть то, что было на экране.
– Это её рука, – ответил Джошуа, скользя прибором по животу Иззи. – А если она повернется вот так... мы увидим её лицо.
– О, мой бог! – воскликнула Медисон, широко улыбнувшись.
В считанные секунды Крис пересёк комнату, потому что больше не мог оставаться вдали. Отец увидел его и облегченно улыбнулся, посторонившись. После того, как отец месяцами кричал на Криса и призывал дать Иззи шанс, Крис понимал, какое облегчение тот ощущает.
Сделав глубокий вдох и молясь о том, чтобы не облажаться в жизни его маленькой девочки так же, как облажалась его мать, он сделал шаг вперед и влюбился без ума в ту же секунду. Там на экране была меленькая девочка, его Джессика. В тот же мгновение, Крис понял, что никогда не уйдет от неё. Он отдаст свою жизнь ради нее, не раздумывая.
– Ой, она такая красивая! – восторгалась Джилл, и Крис не мог не согласиться.
– Когда мы сможем увидеть мальчиков? – поинтересовалась Медисон.
– Где-то через месяц должно быть попроще их увидеть, – ответил Джошуа.
– Замечательно, – сказал отец, и никто не удивился.
– Ты хочешь фотографию дочери, Крис? – спросил Джошуа.
Крис не мог оторваться от экрана и кивнул:
– Пожалуйста! Две, пожалуйста.
Одну он положит в бумажник, а для второй возьмет рамку у Медисон и поставит возле кровати.
– Сейчас напечатаются. Джил, ты не могла бы передать мне несколько салфеток, чтобы я мог вытереть гель с живота Иззи? – попросил Джошуа, но, прежде чем Джил смогла дотянуться до коробки с подогретыми салфетками, Крис уже держал их в руках. Молясь о том, чтобы не дрожали руки и не выдали то, как взволнован, Крис вынул несколько салфеток и начал вытирать большой живот Иззи. У него перехватило дыхание, когда он почувствовала, как толкнулась его дочка.
– Я сама, – сказала Иззи, протягивая руку, чтобы забрать салфетки, но он не позволил ей.
– Позволь мне, – попросил он, желая сделать для неё что-то, неважно что. Он был такой сволочью. Какого черта он продолжает молоть ерунду рядом с ней?
– Почему бы не дать им немного личного пространства? Крис, Иззи, я занесу фотографии к вам в номер, – сказал Джошуа и легонько пожал руку Иззи, затем вышел.
– Крис, я, правда, могу сама, – повторила Иззи в замешательстве.
– Я знаю, но хочу сам, – промолвил он, подарив ей легкую улыбку, а затем сосредоточил всё свое внимание на её животе. После того как вытер весь прозрачный гель с её живота, он провел по нему руками и каждый раз, когда его девочка пиналась, усмехался.
"Маленькая бойкая малышка", – подумал он, наклонился и поцеловал живот Иззи, тем самым заработав очередной толчок своей девочки.
– Крис, ты должен остановиться, – попросила Иззи.
– Слушай, мне жаль, я облажался, больше чем ты думаешь, но я хочу попытаться, Иззи, – начал он, улыбнувшись, когда его маленькая девочка дважды толкнулась.
– Не в этом дело, – жалко пробормотала Иззи.
– Тогда в чем? – спросил он, не в состоянии оторвать взгляд от ее круглого живота.
– Если тебе так хочется знать, то все эти пинания и надавливания заставляют меня хотеть в туалет! – призналась она, скинула его руки и постаралась перекатиться, чтобы сесть. Осторожно, насколько это было возможно, Крис помог ей встать и постарался не улыбаться, когда она бросила на него взгляд и вразвалку направилась в сторону двери.
– Ты куда? Я думал, тебе нужно в ванную? – позвал он её.
– Мне нравится пользоваться нашей ванной, – услышал он её ворчание, по крайней мере, ему так показалось. – Кроме того, мне нужно отмокнуть в горячей ванне, и мне все равно, опоздаю я на твои уроки самозащиты или нет. Всё равно в следующие два месяца всё, что я смогу, – это сидеть в углу, – раздраженно выпалила она.
– Но бьюсь об заклад, ты многому научилась, – указал он, последовав за ней.
– Ага, то, что ты садист, который заставляет женщин плакать, – положив руку на поясницу, ответила она и, переваливаясь с ноги на ногу, направилась в сторону лифта, который доставит их на нужный этаж.
То, что должно было оказаться десятисекундной прогулкой, длилось все пять минут, потому что Иззи приходилось останавливаться, чтобы восстановить дыхание.
– Ты в порядке? Может, тебе стоит воспользоваться туалетом здесь, – предложил он, потянулся, чтобы взять Иззи за руку и направить снова в клинику.
Она отстранилась и продолжила идти.
– Я просто хочу провести некоторое время в одиночестве, чтобы подумать и отмокнуть в горячей ванной.
– Позволь мне помочь тебе, – попросил он, снова подойдя к ней.
– Мне не нужна твоя помощь, Крис. А теперь перестань меня смущать, потому что если быть честной, твое раздвоение личности вызывает у меня недомогание, – выпалила она, просканировала ладонь и нажала кнопку вызова лифта.
– Просто дай мне шанс объяснить тебе, Гномик, пожалуйста, – сказал он, последовав за ней в лифт.
– Нет, я давала тебе достаточно шансов и думаю, мы оба сойдемся во мнении, что в последние пару месяцев ты более чем ясно дал понять, что ты испытываешь ко мне и к ребенку, поэтому я не вижу смысла, а ты? – спросила она, сложив, точнее попытавшись сложить руки на большой груди. Благодаря беременности грудь стала еще больше.
– Ты не знаешь, что я к тебе чувствую, – отрезал он, стараясь оставаться терпеливым и не выйти из себя, что удавалось с трудом.
– Ага, со мной удобно только, когда нужно сбросить напряжение.
– Нет, ты женщина, в которую я влюблен, – сказал он, ненавидя себя за то, как обращался с ней в последние месяцы. – И мне очень жаль, что я так вел себя.
– Не жаль, – твердо промолвила она, потерев глаза.
– Да, мне жаль, Гномик. Я люблю тебя, и мне очень жаль, что я так вел себя с тобой, но ты должна знать, что я так поступал, чтобы защитить тебя, я...
Она повернулась к нему, когда двери лифта закрылись.
– Защитить меня? Ты обращался со мной, как с мусором, чтобы защитить меня? Нет, – сказала она, упрямо покачав головой, – ты так вел себя, чтобы защитить себя.
– Нет, я...
– Да! Ты со мной мил только, когда тебе удобно, и теперь ты выяснил, что у тебя могут быть и я, и твоя семья. Ты никогда бы не выбрал меня, а сейчас благодаря твоему отцу тебе не нужно выбирать. Но знаешь что? Я не выбираю тебя. Я не хочу быть с тобой. Ты просрал свой шанс! – прокричала она.
– Так нечестно, Иззи, в особенности, когда ты не знаешь, о чем говоришь, – отрезал он уперто.
Она презрительно фыркнула:
– Не знаю? Правда? Я знаю, что ты боишься жить своей жизнью. Знаю, что ты живешь жизнью своей семьей. Знаю, что ты трус и...
– Они, блять, спасли меня! – закричал Крис, уставившись ей в лицо и оттесняя в угол. – Ты не знаешь, как было до того, как они приняли меня. Я должен был следить за каждым своим движением. Ты не знаешь, какого это – беспокоиться, что твоя мать слишком пьяна или под кайфом, чтобы трахаться с каким-нибудь мужиком, и вместо этого предлагает твою задницу. Тебе никогда не приходилось беспокоиться о том, что этот мужик согласится на её предложение, а ты не сможешь добраться до ножа, с которым спишь, или не сможешь сбежать, прежде чем он попытается сунуться к тебе.
– О мой бог, Крис! – пробормотала она, слезы потекли по щекам, но ему было уже все равно. Она хотела знать, почему его семья была смыслом его жизни, вот он и рассказал ей.
– Никто никогда не мог до меня добраться, но не оттого, что не пытался. А еще не знаешь, какого это быть настолько чертовски голодным, что готов на всё ради еды. Ты не имеешь ни малейшего понятия, как я был напуган, и что чувствовал, когда меня выкинули на улицу, потому что мать нашла кого-то настолько глупого, чтобы приютить её. Моя семья приняла меня и спасла мне жизнь, Изабелла. Они дали мне приют, любовь и надежность, и я всем им обязан! Всем!
– Ты, правда, считаешь, что они хотят видеть тебя одиноким и несчастным? – спросила она, её голос дрогнул от наплыва чувств, когда она протянула руки, чтобы обхватить его лицо. – Ты так считаешь?
Он упрямо покачал головой:
– Я им нужен, чтобы их защитить.
– Нет, им нужно, чтобы ты был счастлив! – прокричала она, крепче обхватив его, когда он попытался отстраниться. – Они так любят тебя, Крис, неужели ты не видишь? Им не нужен солдат или охранник, или кем ты там еще был для них. Им нужен сын, брат и друг. Им нужен ты, Крис.
– Я хорошо о них забочусь, – отрезал он. – Вот что я делаю. Я забочусь об их безопасности, счастье, и от этого счастлив сам.
– Бред! – спорила она, что привело его в шоковое состояние. – Ты несчастен!
Крис открыл рот, чтобы начать спорить, но что он мог на это сказать? Он радовался, что его семья в безопасности, и был счастлив за них, но сам счастлив не был. Они – его семья, любимая им семья. Но они никогда не заполняли пустоту внутри, и не давали столько радости, от которой он мог бы лопнуть. Только Иззи могла.
Она входила в комнату, и он чувствовал себя лучше, свободнее и поступал глупо, отталкивая её от себя. Он всё ещё до смерти боялся, что кто-то будет на неё охотиться и попытается отобрать её у него, но знал, что не отдаст её без боя. Но как бы сильно ни любил свою семью, Крис не мог позволить им принять это решение, не поговорив с ними для начала. Он должен был убедиться, что они действительно хотят с ними жить, потому что не мог принять идею, что они подвергнут себя риску. Если у них возникнут сомнения, он заберет Иззи, чтобы сохранить им жизнь, но не мог бросить свою пару и ребенка. Никак не мог.
– Ты делаешь меня счастливым, – сказал он, глядя на её красивое лицо.
– Ты не кажешься счастливым, – возразила она, всхлипнув.
– Это потому что я засранец, – ответил он, улыбнулся, когда она поперхнулась смешком.
– И то правда, – ответила она, улыбнувшись сквозь слезы, что дало ему надежду.
– Дашь мне еще один шанс? Пожалуйста, – промолвил он, наклонился и поцеловал ее в кончик носа. – Я люблю тебя, Гномик, и хочу получить шанс, чтобы доказать это тебе и Джессике. Пожалуйста, дай мне еще один шанс.
Иззи подалась вперёд, Крис встретил её на полпути, и её живот заставил его склониться еще ниже, и они поцеловались. Поцелуй стал бальзамом для его души. Крис обнял и прижал Иззи к себе так сильно, насколько это было возможно, а другой рукой погладил её живот.
Когда его маленький Гномик резко зашипела, он отскочил назад:
– Я сделал тебе больно? – спросил он, напомнив себе, что должен быть с ней осторожен.
– Нет, – ответила она, покачав головой, но он заметил, что Иззи побледнела. – Ребенок шевелится.
– Мне позвать Джошуа? – спросил он, протянув руку, чтобы нажать на кнопку и доставить их вниз.
– Нет, мне всего лишь нужно принять горячую ванну, – сказала она, положив руки на живот.
– Уверена? – переспросил он, всё еще держа палец на кнопке лифта.
С легким вздохом нетерпения Иззи взяла его за руку.
– Ты не дала мне ответа, – напомнил он.
– Мне нужно немного времени, Крис. Как бы я ни любила тебя, но я не могу рисковать тем, что ты причинишь вред ребенку, – тихо произнесла она.
– Я никогда не причиню ей вреда, – твердо промолвил он и знал, что так и будет. Он скорее умрет, чем сделает что-то плохое с их ребенком.
Иззи закатила глаза:
– Я имела в виду твои небольшие проблемы с ПМС.
– Я больше не буду вести себя как ублюдок, – заверил он, молясь о том, чтобы она дала ему шанс, потому что он не знал, что делать дальше. Умолять? Он мог бы. Купить ей шоколада? Кажется, она любила его. Дать ей выбить дерьмо из себя? Она скоро так и сделает.
– Могу я получить твое предложение в письменном виде? – спросила она с дразнящей легкой усмешкой, что подарила ему надежду.
– Конечно, – пробормотал он, наклонившись, поцеловал её снова, и двери лифта открылись.
– Изабелла Макгвайр, я полагаю? – спросил удивленный низкий голос, привлекший внимание Криса, и то, что он увидел, заставило его потянуться к своему оружию. – На твоем месте я бы этого не делал, если только ты не хочешь, чтобы мальчику вырвали глотку, – предупредил человек, а точнее оборотень, со значением посмотрев вниз на шею Марка, где он когтями сжимал нежную кожу.
Крис посмотрел в сторону и обнаружил, что справа от оборотня лежал Джошуа, у которого изо рта текла кровь, и он явно сдерживался, чтобы не напасть на ублюдка, но они все понимали, что сделай тот хоть малейшее движение, и именно их младший брат заплатит за это.
 
Переводчики: m_red
Редактор: oks9
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх