Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Четверг, 22.02.2024, 00:02

Список авторов

Статистика

Онлайн: 6
Гостей: 5
Читатели: 1
elenkavamp
Книг на сайте: 3469
Комментарии: 28538
Cообщения в ГК: 239

Глава 38
Глава 38
 
Бал проходил на открытом воздухе, в огромном дворе, вокруг которого располагались низкие здания, наполненные светом, едой и музыкантами. Завораживающие звуки Эрху витали в воздухе. Елена огляделась по сторонам. Она не могла не восхищаться поразительной простотой всего окружающего: тонкая треугольная брусчатка, отмытая до цвета слоновой кости, сияла чистотой под ногами прохожих, тысячи фонарей различных оттенков освещали всю территорию, их сияние отражалось от ночного неба, усеянного звёздами. Цветущие сакуры – что невероятно в эту пору – раскинули свои пышные розовые ветви над придворными. Их стволы обвивали сверкающие, словно бриллианты, гирлянды. Елена сняла с волос идеальный цветок.
– Я чувствую под всем этим шепот правды, – сказала она, ощущая легкий неприятный запах разложения, смерти. – Хотя поверхность волшебно прекрасна.
– У королевы свита, о которой идёт молва. Окружение богини никогда не исчезнет из памяти.
Перед глазами Елены замелькали крылья, когда ангелы начали грациозно приземляться. Их одежда подчёркивала запредельную красоту, недостижимую простым смертным. Даже вампиры, чьи лица можно было назвать образцами чувственной симметрии, завороженно застыли. Несколько людей, которых пригласили, или которые сопровождали своих возлюбленных, старались не пялиться. Но всё четно.
Реакция Елены была бы точно такой же, если бы рядом не стоял самый неотразимый мужчина среди присутствующих. Сегодня Рафаэль был в чёрном. Строгий цвет делал его глаза более яркими. В нём сочетались красота неземного существа и жестокость короля воинов, способного без промедления пролить кровь.
– Не думал, что она появится.
Елена проследила за взглядом Рафаэля и увидела Неху. Она стояла в шелковом, ничем не украшенном, сари белого цвета со стянутыми в простой пучок на затылке волосами. Когда она посмотрела на Микаэлу, её тёмные глаза загорелись ненавистью. Микаэлу же, казалось, ничто не заботило. Она стояла под руку с Дахариэлем, облачённая в изысканное платье до щиколоток цвета заходящего солнца. Ангел не улыбался, его беспристрастное лицо наводили на мысли о крылатом хищнике. Но нельзя было не заметить окружающее их сексуальное напряжение.
Елена отвела глаза и столкнулась взглядом с Нехой. Архангел Индии посмотрела на них с Рафаэлем. Елена сразу же замерла. То, что таилось внутри неё, было древнее всех цивилизаций – жестокое, хладнокровное существо, бездушное и бесчувственное. Кровь застыла у Елены в жилах, когда Неха направилась к ним, но её походка была какой-то дёрганной, совсем лишенная присущей ей чувственной грациозности.
Зашуршали крылья. Эйдан и Ясон возникли из ниоткуда и встали рядом. Неха игнорировала всех, кроме Рафаэля:
– Я прощу тебя, Рафаэль, – лишённым эмоций тоном произнесла она. – Анушка нарушила наш главнейший запрет. И поплатилась за это смертью.
Рафаэль молчал, и Неха ушла, не проронив больше ни слова. Она направилась к группе вампиров с карими глазами и тёмной кожей. Их внешний вид навевал мысли о жарких древних краях, и коварной, изворотливой жестокости. Они напоминали тигров, скрывающиеся в джунглях.
Елена убрала руку с приклада пистолета и спросила:
– Сколько правды в её словах?
– Ни грамма. – Неха будет действовать как архангел, но ненависть, словно яд, пожирает её душу.
Елена даже не подозревала, что задержала дыхание. Глубоко вдохнув, она скользнула взглядом к ступенькам, которые вели к трону. Ли Цзюань восседала на кресле, искусно вырезьбленном из слоновой кости. Позади неё стояло трое мужчин – Кси, с красно-серыми крыльями, вампир китайской наружности с безупречным лицом, и возрождённый, спасший Елену и Рафаэля в первую ночь.
Но он был не одним из своего вида. Его собратья находились в первых рядах толпы – беззвучная армия, следящая за каждым движением. Их глаза как-то странно блестели, в них отражался голод, который заставлял инстинкты Елены насторожиться. И тут она вспомнила, о чём говорилось в докладе Ясона, который она читала в классной комнате Джессами. Плоть. Они питаются плотью.
– Возрождённые окружают нас, – сказала она, удивляясь, почему другие гости не чувствуют вони разложения, затхлости осквернённых могил.
Рафаэль не отвел глаз от Ли Цзюань, но его слова дали понять, что он в курсе всего происходящего.
– Ангел, лишенный крыльев – искалеченное создание, добыча, загнанная в угол.
Елена глубоко вдохнула, в голове пронеслись воспоминания о закате в саду полевых цветов, мече Иллиума, которым он, словно серебряной молнией, отсек крылья охраннику Микаэлы. Инстинктивно Елена теснее прижала крылья к спине и бросила ещё один взгляд в сторону трона.
Ли Цзюань смотрела прямо на неё. Даже с такого расстояния Елена ощущала тяжесть её взгляда. Она не удивилась, когда архангел встала, и все сразу затихли.
– Сегодня мы празднуем новое начало. Обращение ангела. – Голос Ли Цзюань с легкостью летел по воздуху, пугающие теплые потоки воздуха разносили его над толпой.
Головы придворных поворачивались, следуя за взглядом Ли Цзюань, и Елена ощущала обращённые на неё взоры. Некоторые любопытные, другие раздраженные и недоброжелательные. И один... Кожу на затылке Елены начало покалывать. Зло. Оно касалось её. Словно отвратительный поцелуй, который хочется стереть с губ, отвергнуть всем естеством. Но она стояла молча, не двигаясь. Позволила им думать, что она ничего не чувствует, позволила считать себя легкой добычей.
– Елена – уникальное существо, – продолжала Ли Цзюань, спускаясь к ним по ступенькам. – Бессмертная с сердцем человека.
Толпа расступалась перед ней... только одна парочка человека и вампира, охваченная благоговейным страхом, не успела убраться с её пути достаточно быстро.
– Адриан, – тихо позвала Ли Цзюань.
Возрождённый – с кожей цвета песков саванны – вырвал сердце у человеческой женщины и тут же, глубоко вонзив в шею клыки, разорвал ей горло. Она всё ещё стояла, когда Адриан потянулся к шее мужчины-вампира и вырвал ему глотку. Он разорвал его тело пополам голыми руками, и несчастный мужчина превратился в кучу выброшенного мяса. Мёртвая женщина лежала рядом бесформенной горой плоти, пар поднимался над её внутренностями. Адриан замешкался на мгновение, словно хотел слизать кровь, запачкавшую его кожу, а затем вытащил носовой платок и начал вытирать пятна. Ли Цзюань прошла мимо расчлененной пары, словно ничего и не произошло, и остановилась напротив Елены.
– Некоторые считают, что человеческое сердце – недостаток, из-за которого ты утратишь дар Рафаэля.
– Лучше уж иметь человеческое сердце, чем совсем бесчувственное, – тихо ответила Елена.
на лице Ли Цзюань появилась игривая улыбка, и от этого она казалась ещё ужаснее.
– Хорошо сказано, Елена. – Она хлопнула в ладоши, подав молчаливый знак. – Чтобы отметить это событие, встречу двух существ – древнего и недавно появившегося на свет, я бы хотела преподнести тебе сувенир на память. От многовекового к юному. Подарок столь особенный и уникальный, что я скрывала его даже от своих придворных.
Боль от предыдущего подарка Ли Цзюань всё ещё разрывала душу Елены. Но она расправила плечи и не сдвинулась с места, понимая: это тест, который ей нужно пройти, иначе до конца дней её будут считать всего лишь игрушкой Рафаэля, которая когда-то была смертной.
– Филип. – Ли Цзюань бросила взгляд на вампира китайской наружности, от красоты которого перехватывало дыхание.
Филип растворился в толпе.
– Это займёт всего мгновение. – Ли Цзюань обратилась к Рафаэлю: – Как Кейр? Не видела его уже столетия.
Её попытка завязать разговор казалась какой-то нелепой, словно Ли Цзюань одела маску, которая ей совсем не подходила. Елена слышала ответ Рафаэля, но её глаза были устремлены к теням, в которых скрылся Филип. Замедленный удар сердца, и одинокая капля пота скатилась по её спине.
С каждым биением сердца зловещая аура приближалась всё ближе и ближе, она могла чувствовать её на кончике языка. Запах земли и разложения, что присущ всем возрождённым.
А так же специи, которые Елена не могла определить, теплый золотистый солнечный свет. Она знала, какой ужас увидит ещё до того, как Филип появился перед ней с симпатичным мужчиной. У него были каштановые с красноватым оттенком волосы и тёмно-карие глаза. Глаза, приглашающие женщин поддаться искушению. До того как стать вампиром, он был кинозвездой. Юные девушки обвешивали стены своих спален плакатами с его изображением, смеялись, шепча его имя.
Их глаза встретились.
"Подойди ближе, маленькая охотница, попробуй".
Эти слова отдавались в её голове хриплым шепотом, тысячами кричащих голосов, слившихся в один. Она знала, что Ли Цзюань говорит с ней, но всё, что слышала – тот вкрадчивый голос, преследовавший её почти два десятилетия.
"Беги, беги, беги. – Он со смехом перекривлял последние слова Ари, произнесенные перед смертью в попытке помочь Елене. – Она не побежит. Ты же видишь – ей это нравиться".
Елена чувствовала, как кошмары закружились под её ногами, разверзлись бездонной пропастью, из которой никогда не сбежать. Они затягивали её, как и смех, отражающийся в глазах чудовища перед ней и тошнотворная радость на его лице. Словно они были связаны, словно он имел на неё какие-то права. Ноги Елены начали дрожать, её сердце пропустило удар. Она вновь оказалась на том полу, пыталась отползти назад, но её руки постоянно соскальзывали с окровавленной плитки, не позволяя покинуть это место. Мокрое и холодное. А глаза Ари...
Ливень, чистый и сильный, обрушился на сознание Елены. Аромат моря и ветра.
"Елена, я рядом".
Эти слова, вместе с непоколебимой силой стихии, стали внезапным и резким осознанием того, что она не одна в комнате. Больше не одна. Воодушевлённая правдой, Елена отступила от бездны прошлого и сделала шаг в настоящее. Она видела перед собой Слейтера Паталиса, это мерзкое существо, стоящее рядом с Ли Цзюань. В вырезе его рубашки Елена могла видеть гладкую, безупречную кожу, без уродливого шрама в форме буквы Y, оставшегося после вскрытия, которое проводил патологоанатом Гильдии. Она пересматривала видео снова и снова, пока не убедила себя, что он мёртв. Слишком запоздалое правосудие за то, что он у неё украл, но всё-таки правосудие. И Ли Цзюань не имеет никакого права его перечёркивать, не имеет права использовать смерть Ари и Бэль, как часть игры, которая всего лишь на мгновение послужит для неё развлечением.
Елену переполняла ярость, истинная, яркая. Она звенела чистотой, не ведомой ей ранее. Монстр улыбался, пока её сестры лежали мёртвые в могилах, пока раскачивающееся тело её матери навечно запечатлелось на стене её памяти тенью, которую она никогда не сможет забыть.
Её позвоночник превратился в железо, закалённое в пламени печали.
– Эйдан, можешь на секунду опуститься на колени? – попросила Елена, зная, что Ли Цзюань не догадается о её плане, подумает, что она не посмеет.
Мгновение спустя ангел грациозно преклонил колени и опустил голову, открывая доступ к мечам, которые плотно прилегали к средине его спины. Елена вытащила один смертельно острый клинок из ножен и снесла голову улыбающегося Слейтера Пэталиса единственным точным взмахом. Страдания, длинной в два десятилетия, придали ей сил. Кровь брызнула ярко-алым фонтаном, заляпала её лицо, сделала цветки сакуры чёрными. Елена вонзила меч в его сердце и прокрутила, превращая в месиво. Затем вытащила окровавленный меч, и тело вампира, подергиваясь, с глухим стуком упало на землю.
– Она сможет воскресить его из такого состояния? – спросила Елена Рафаэля уверенным голосом, лишенным любых интонаций. Слейтер не заслуживал её эмоций, не заслуживал ничего, кроме хладной длани долгожданного правосудия.
– Всё возможно. – Синее пламя охватило ладонь Рафаэля. – Но вот этот обеспечит ему смерть без возврата.
Ужаснейший вампир-убийца на их памяти превратился в горстку тёмно-серого пепла. Всё это заняло несколько секунд. Продолжая держать меч, Елена посмотрела в глаза Ли Цзюань.
– Мои извинения. Но подарок мне не понравился. – Её слова разорвали тяжелую тишину.
Архангел Китая подошла и стала напротив Елены, прах тела Слейтера Паталиса лежал между ними. Призрачный ветер развевал волосы Ли Цзюань.
– Ты загубила мое развлечение на корню.
– Если кроме смерти тебя больше ничто не интересует, то, возможно, пришло время прекратить вмешиваться в мир живых, – произнёс Рафаэль резким тоном.
Ли Цзюань смотрела на него почти белыми глазами, без радужек, напоминающими бесконечную перламутровую равнину.
– Нет, мне ещё не время Спать. – Она подняла руку и провела тыльной стороной ладони вдоль лица возрождённого со смуглой кожей, который подошел и встал рядом с ней. – Адриан также ещё не готов умереть.
Воздух наполнился силой, от которой кожу Елены начало покалывать. Она почувствовала, как вокруг Рафаэля появилось сияние, услышала, как Эйдан поднялся и обнажил оставшийся меч. Ясон вышел из теней. Елена знала: сегодня они все могут погибнуть в этой битве.
"Смерть – невысокая цена, чтобы остановить Ли Цзюань", – мысленно сказала она Рафаэлю.
"Такая смелая, моя охотница", – его слова коснулись её подобно поцелую.
Она вернула меч Эйдану и вытащила пистолет, не предназначенный для убийства вампира, но способный замедлить архангела, хоть и на короткое мгновение. Справа от Рафаэля Елена увидела всполох знакомой силы. Микаэла оказалась рядом с Рафаэлем. Ещё одна вспышка. И ещё одна, и ещё. Илия, Титус, Кэризмнон, Фаваши, Астаад. Что бы не заставило других архангелов присоединиться к борьбе против Ли Цзюань, их совместная мощь была подобна взрывной волне жара. И если бы Елене не стояла между Рафаэлем и Эйданом, то вылетела бы за пределы их круга.
Повел ледяной, пронизывающий ветер. Такая огромная сила, от которой веяло смертью.
Ли Цзюань рассмеялась:
– Значит, вы все выступите против меня, – проговорила она, удивление звучало в каждом слове. – Вы даже понятия не имеете, что я такое.
Сила Ли Цзюань казалась арктическим штормом по сравнению с жаром других. Елена с ужасом осознала, что Рафаэль был прав. Старейшая из архангелов, возможно, обрела истинное бессмертие, перешагнув за порог смерти. Как только эта мысль пронеслась у неё в голове, она увидела глаза Адриана.
Бархатисто-чёрные, такие спокойные, терпеливые... и наполнены болью. Елена поняла, что он знает, понимает, кем стал. И всё же, его преданность горела пламенем столь ярким, что смотреть на это было тяжело. И пока Елена наблюдала, он встал у Ли Цзюань за спиной и обнажил её шею, подняв волосы. Казалось, архангел не заметила – или, возможно, не оттолкнула его из-за того, что считала своим созданием. Так что когда Адриан склонил голову и коснулся губами кожи Ли Цзюань, Елена посчитала этот жест всего лишь жутким поцелуем, поклонением богине.
И тогда она увидела одинокую кристально-чистую слезу, скользящую по полуночной коже Адриана. Елена подумала, что он любил её, но пленённый внутри безмолвной оболочки – дара архангела Китая, также видел, каким чудовищем она являлась.
Ли Цзюань начала истекать кровью ещё до того, как его слеза докатилась до подбородка. Две тонкие красные струйки зазмеились вниз по её телу, впитываясь в прозрачную ткань платья. Яркие ручейки цвета на раскалённом до бела сиянии силы.
Ли Цзюань покачнулась.
– Адриан? Что ты делаешь. – Из-за удивления её голос прозвучал как у обычного человека.
– Он убивает тебя. – ответил Рафаэль. – Ты создала собственную смерть.
Ли Цзюань отбросила его одним движением руки. Тело Адриана врезалось в Фаваши, и они оба упали на землю. Через мгновение архангел Персии уже была на ногах, но возрождённый так и остался лежать.
– Я – смерть, – произнесла Ли Цзюань. Её голос крепчал, хотя платье всё больше пропитывалось кровью. – У вас нет прав на этой земле. Уходите, и я вас пощажу.
Илия покачал головой:
– Твои возрождённые заразны.
Елена проследила за его взглядом, и её глаза округлились от ужаса. Человеческая женщина, которую убил Адриан, пыталась подняться на ноги, цепляясь пальцами за плитку на полу. Люди вокруг смотрели и не верили в то, что происходило. Боже правый.
 
Переводчик и редактор: navaprecious
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх