Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Среда, 21.02.2024, 23:46

Список авторов

Статистика

Онлайн: 5
Гостей: 5
Читатели: 0

Книг на сайте: 3469
Комментарии: 28538
Cообщения в ГК: 239

Глава 32
Глава 32
 
От вида Запретного Города у Елены перехватило дыхание. Запутанные лабиринты изысканных строений и спрятанных тропинок выглядели, словно отдельный городок внутри столицы. Это место было наполнено чудесами. Мосты из белого мрамора со спящими драконами на конечных стойках; мощеные дворики, изобилующие деревьями, на которых вместо фруктов висели мерцающие шелковые фонарики; придворные, одетые в платья всевозможных оттенков драгоценных камней. Все это напоминало сон.
– Как бабочки, – прошептала Елена, находясь на балконе их личной резиденции в одной многоэтажке. – Они напоминают бабочек.
Рафаэль стоял позади Елены, уперев руки о перила по обе стороны от неё, создавая своим телом теплый надежный тыл. Она нежилась исходящим от него жаром, крыльями ощущала вибрацию его груди, когда он разговаривал.
– У Нехи и некоторых других множество придворных, но Ли Цзюань в этом плане переплюнула всех.
– Она и вправду королева. – Елена наблюдала за тем, как женщины обмениваются кокетливыми улыбками, пряча лица за иллюзорными краями раскрытых вееров. Все они носили платья в пол, больше элегантные, нежели сексуальные.
– Как думаешь, они знают о возрождённых?
– Да, – ответил Рафаэль, накрыв её ладони своими. Его голос темным шепотом раздавался в ушах. – Люди Ясона доложили, что Ли Цзюань начала демонстрировать возрожденных самым приближенным из своего круга в качестве развлечения.
Почувствовав ладонями силу, исходящую от Рафаэля, Елена сильнее схватилась за поручни. Она ощущала гладкость камня, которую тот обрел за многие века.
– Зачем ей так их унижать? Я думала, она считает их своими созданиями.
– Похоже, к некоторым она более благосклонна, нежели к другим. – Рафаэль провел ладонями по её плечам и прижал к себе. – Завтра утром встреча с Советом. Будь осторожна, гуляя здесь – Ли Цзюань может решить поиграть и натравить одного из них на тебя.
– Кто будет моим телохранителем?
– Эйдан, – она ничего не ответила и Рафаэль продолжил: – Ты недовольна.
– Мне не нравится тот факт, что ко мне всё ещё приставляют няньку.
– Это необходимо.
– Только пока.
Последовало зловещее молчание, и Елена поняла, что снова придётся спорить. Но ей не привыкать, да и Рафаэлю тоже.
– Ты выбрал себе в пару воительницу, не забыл?
Он поцеловал её чувствительную кожу за ухом.
– А ты выбрала архангела.
Она всегда знала, что поладить с ним будет трудно. Впрочем, как и с ней.
– Я никогда не тренировалась с тобой. У тебя есть ножи? – игриво спросила Елена.
Она ощутила, как его губы тронула слабая улыбка, когда он прикоснулся к тому месту, которое поцеловал ранее.
– Устроим танец с кинжалами после приема.
Мысли Елены путались от близости Рафаэля, красоты Запретного Города, мерцающего внизу.
– Ты взял с собой только несколько человек. – Ясон, полетевший с ними самолетом и Эйдан – Только двое из Семерки сопровождали архангела в Запретный Город.
– Если придётся драться, то будет уже слишком поздно.
 
***
 
Елена закончила укладывать волосы в аккуратный французский твист, делать которой её научила Сара – приглаженные пряди удерживало, казалось, больше пяти ста шпилек – и осмотрела себя в зеркале. Бледно-голубое платье с цельнокроеным рукавом и обнаженной спиной не доходило даже до середины бедра и имело разрезы с обеих сторон. Не взирая на то, что вся поверхность была полностью усыпана камушками, оно идеально облегало фигуру. Когда портной впервые принес его, Елена просто уставилась на мужчину, но он оказался не промах. Вместе с черными чулками и такого же цвета ботфортами этот наряд превращал Елену из привлекательной спутницы на вечер в грациозную убийцу, оставляя при необходимости большую свободу движений.
Теплые мужские ладони оказались на ее талии.
– Идеально. – Неприкрытая страсть, прозвучавшая в единственном слове, прокатилась по её телу трепетной, ленивой лаской. Её соски сразу же затвердели под тонкой тканью.
– Макияж, – ахнула она.
Рафаэль слегка ослабил хватку, чтобы Елена смогла нанести немного румян на скулы и подкрасить тушью глаза. Открыв ящик с одеждой, она нашла помаду насыщенного красного цвета.
– Совсем не мой стиль.
– Считай это маскировкой, – ответил Рафаэль и прижал Елену к своему полуодетому телу. Она отчетливо ощущала спиной его возбуждение, а её крылья словно горели. – Это позволит тебе влиться в окружение врага.
– Я не очень похожа на вампиров и ангелов, которых видела. – Её платье-туника было далеко нескромным. Плюс ножи. Не говоря уже о пистолете. Сегодня всё оружие пришлось скрыть – акт вежливости с её стороны, который Ли Цзюань никак не заслуживала после своих игр. Но Елена училась расставлять приоритеты. – Я не смогу правильно раскрыть веер, даже если ты заставишь меня его использовать.
– Это да, в тебе слишком много от охотницы, – сказал Рафаэль и бросил на неё взгляд столь жаркий, что Елена почти ожидала, что зеркало расплавится. В итоге ей пришлось сжать бедра, чтобы не набросится на него, не повалить на пол и, оседлав, подарить восхитительное блаженство.
– Но она увидит тебя не такой, – пробормотал Рафаэль. – А слабым и юным ангелом, интересным ей лишь своим превращением, и недостойным внимания по другим причинам.
– Вот и отлично. – Это позволит ей свободно наблюдать за ничего не подозревающей Ли Цзюань. Елена не строила иллюзий на счет того, что сможет остановить старейшую из архангелов с помощью физической силы, но, возможно, ей удастся разгадать её способ мышления и хоть такой мелочью поддержать Рафаэля.
Отпустив её, Рафаэль подошел к маленькому столику.
– Иллиум попросил разрешения преподнести тебе подарок.
Заинтересовавшись, Елена развернулась... и увидела, как лазурь в его глазах заволокли штормовые облака.
– Чем он взбесил тебя на этот раз?
На его губах появилась улыбка, означающая, что архангел находится в опасном расположении духа.
– Клинки и ножны, – пробормотал он.
Елена коснулась верхней части правого сапога:
– Мой при мне...
– Хм. – Он вынул что-то из отполированной деревянной коробки и подошел к Елене. – Но у тебя нет моего.
Притянув её к себе за шею, Рафаэль впился в её губы поцелуем. Его страсть и выражение собственнических чувств заставляли Елену желать также заявить на него свои права.
– Если не прекратишь, то мы не успеем на ужин, – сказала Елена, положив ладонь ему на грудь и уставившись в его красивые и одновременно жестокие глаза.
Рафаэль провел ладонью вдоль её ягодиц, задев чувствительную кожу между ног. Елена резко вдохнула.
– Дразнишься, Архангел?
Он слегка прикусил её губы и ответил:
– Слушай и запоминай, Елена. Ты никогда не станешь носить нож другого мужчины.
Она недоуменно моргнула:
– Он хотел подарить мне нож? Ну и что в этом такого?
– Клинки и ножны, – прошептал он, – всегда в паре. И в твоих ножнах может находиться только мой клинок.
Чтобы понять смысл его слов ей понадобилось несколько минут – желание заволокло её разум, а лицо покрылось румянцем.
– Рафаэль... – она не могла подобрать нужные слова и только покачала головой. – В драке нет ничего сексуального.
– Да неужели? – Бескрайняя синь его глаз превратилась в штормовое море, бурное, необузданное, шальное.
Внутри нее тлеющие угольки жара начали разгораться сильнее, и осознание того, что этот опасный и красивый мужчина принадлежит ей, только подливало масла в огонь.
– Обладать должны оба, Архангел.
– Согласен, охотница, – отступив назад, он раскрыл ладонь.
Глаза Елены засверкали, увиденное её просто заворожило.
– Эти камни настоящие? – спросила она, забирая подарок из рук Рафаэля и на ходу вытягивая прекрасный, невероятно красивый клинок из ножен, созданных специально для него. Острая, словно бритва сталь своим сиянием могла соперничать с блеском драгоценных камней на рукоятке и ножнах.
– Конечно.
Да, точно. Елена повертела нож в руке, проверяя его тяжесть и сбалансированность. В своей ладони она держала совершенство.
– Боже, он великолепен. – От красоты драгоценных камней перехватывало дыхание, но всё же именно само лезвие – тонкое, но в то же время прочное – привлекло внимание Елены. – Брось мне шаль.
Рафаэль взял кусок прозрачной, воздушной ткани и подбросил вверх. Она мягким облачком упала на лезвие и, с легкостью разрезанная пополам, опустилась по обе стороны от него.
– О мой Бог. – Такое острое, просто восхитительно. – Ты заказал его специально для меня?
Она подошла к нему и поцеловала, не дожидаясь ответа. А когда отстранилась, то увидела, что глаза Рафаэля сияют ярче, чем бриллианты и синие сапфиры на рукояти и ножнах.
– Твой голос звучит так, будто ты занимаешься сексом.
– Такой великолепный нож так же хорош, как и секс, – ответила Елена, рассматривая ножны, восхищаясь. Она не была собственницей по натуре. Разве что дело касалось квартиры, тогда она вела себя по-другому. Воспоминание об утерянном доме отозвалось острой болью. Но этот клинок взывал именно к меркантильной части ее сущности. "Мой", – думала Елена.
– Мне нужно...
Рафаэль уже доставал крепление для ножен из коробки. Сделанное из мягкой, гладкой чёрной кожи, оно состояло из пояска, который пропускался через прорези на обеих сторонах ножен, а затем плотно крепился к верхней части плеча.
– Идеально. – Сказала Елена, вставив оружие на место. – Клинок и ножны настолько легкие, что не упадут и настолько красивые, что сойдут за украшение.
Рафаэль наблюдал, как его охотница играет со своим клинком и удивлялся, сколько удовольствия он получает от её радости. Этот подарок имел для нее особое значение. Значит, он сделал правильный выбор. Вот только он чуть не прикончил Иллиума, ведь тот осмелился посягнуть на то, что принадлежит Рафаэлю.
– Думаешь, у меня нет такого подарка для моей любимой?
– Господин, я не хотел вас оскорбить.
– Уходи Иллиум, пока я не забыл, что она тебя любит.
Такая нелогичная реакция на действия ангела, который давным-давно доказал свою верность и чуть не умер ради Елены. Рафаэль не привык терять контроль над собой, никто раньше не заставлял его так себя чувствовать.
"Однажды она тебя погубит. Сделает смертным".
Тогда он подумал, что речь идет о физическом состоянии. Но может Ли Цзюань предупреждала о том, как его сердце медленно оттает и станет затмевать голос разума, на который он полагался на протяжении своего длительного правления.
– Холодный расчет или эмоции? – спросил он у Елены, когда она, закончив серию сложных движений, вернула клинок в ножны. – Что бы ты выбрала?
На её губах появилась странная полуулыбка:
– Всё не так просто. Рациональность, не подкрепленная эмоциями очень часто не что иное, как замаскированная жестокость. А излишняя эмоциональность без здравого смысла позволит прощать людям различные проступки и крайности.
– Да, – согласился Рафаэль и вспомнил безжалостного монстра, в которого он превратился, погрузившись в Тишину.
Елена развернулась и подошла к нему, виляя бедрами в очень провокационной манере. Высокие каблуки прибавили ей роста, и теперь её макушка была чуть-чуть выше его подбородка.
– Помнишь, что я сказала? О собственнических замашках у нас обоих?
– Я не стану изменять тебе, Елена. – То, что она могла усомниться в нем, заставило Рафаэля вспыхнуть от гнева.
– Ой, умерь свой пыл, Архангел. – Она прошла мимо него, открыла боковой карман сумки, в которой хранилось её оружие, и достала маленькую коробку. – У меня тоже есть для тебя подарок.
Внезапно он почувствовал, как внутри радость распахнула свои крылья. Ему преподносили множество, неисчислимое количество подарков на протяжении столетий. Но большинство из них ничего не значили, и люди и бессмертные пытались таким образом завоевать его расположение ради власти, положения в обществе и других корыстных целей, большой или мелкой наживы.
– Ты купила его в Убежище?
– Нет.
– Тогда как ты смогла его достать?
– У меня свои методы. – Елена встала напротив, открыла маленькую коробочку и достала кольцо. С янтарем.
– Ну вот, – сказала она, надевая перстень ему на соответствующий палец левой руки, – теперь ты по-настоящему окольцован.
Сердце Рафаэля сжалось от чувств, которых он раньше не испытывал. Он стал внимательно рассматривать подарок. В широкую и толстую оправу из платины был вставлен квадратный камень отшлифованного янтаря, тёмный, намного темнее всех тех, что когда-либо попадались ему на глаза... а в его середине словно полыхало белое пламя. Заинтригованный, Рафаэль снял кольцо и поднес к свету. Цвета камня постоянно сменяли друг друга от тёмного к светлому. А затем он увидел надпись на внутренней стороне. Knhebek
[1]. Какое-то время он жил в Магрибе[2], путешествовал по Марокко, ещё до того, как стал архангелом и слышал, как это слово нашептывают молодые, полные жизни молодые люди краснеющим темноглазым красавицам.
Я люблю тебя. Его грудь сдавило ещё сильнее. Вернув кольцо на палец, он произнес:
– Shokran.
На её лице засияла радостная улыбка.
– Пожалуйста.
– Ты разговариваешь на языке своей бабушки? – Рафаэль сжал руку в кулак, впервые за многие века ощутив желание обладать вещью.
– Знаю только несколько слов, которые повторяла моя мама. – На Елену нахлынули счастливые воспоминания, и это отразилось в ее улыбке. – Она всё время мешала слова из английского, французского и арабского языков. Но мы выросли рядом с ней, так что всё понимали.
Даже Джеффри. Тогда он смеялся – вспомнила Елена. Её отец смеялся над маминой неразборчивой речью, смеялся над собой, а не над ней.
– Сжалься надо мной, – говорил он, опустив голову и прикрыв лицо ладонями. – Я бедный деревенский парень и не знаю таких изысканных языков.
– Девочки, – отвечала она с искрящимся озорством в бледно-серых глазах. – Не верьте ни слову из того, о чём говорит ваш отец. Для него французский – словно родной.
– Ma chérie
[3], ты меня ранила до глубины души. – Добавлял он, наигранно прижимая руки к сердцу.
– Куда завели тебя твои воспоминания, Елена? – Рафаэль приподнял её подбородок пальцами, и она встретилась со взглядом столь синих глаз, что могла бы тонуть в них целую вечность.
– В родной дом, – прошептала она. – До того, как у нас всё отобрали.
– Мы построим свой собственный дом.
Обещание Рафаэля укутало Елену, согрело сердце яркими солнечными лучами.
– В Манхэттене.
– Конечно. – Ленивая улыбка сопровождала эти слова. – Какой ты хочешь дом?
Чёрт, архангел опять с ней играл. Солнечный свет в её душе становился всё ярче, струился по венам.
– Вообще-то, мне как бы и твой нравится, – Елена обняла Рафаэля за шею. – Я хочу его. Можно? О, и Дживса я тоже хочу. Всегда мечтала о дворецком.
– Да.
Елена моргнула.
– Что, вот так просто?
– Это всего лишь место.
– Мы превратим его в нечто большее, – пообещала она, шепча ему в губы. – Сделаем его только нашим.
Но, когда раздался стук в дверь, Елена подумала, что сперва им надо пережить безумие Ли Цзюань.

[1] я тебя люблю (араб.).
[2] Магриб – название, данное средневековыми арабскими географами и историками странам, расположенным к западу от Египта.
[3] Дорогая (фр.).
 
Переводчик и редактор: navaprecious 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх