Вы вошли как Гость
Группа "Гости"
Суббота, 23.09.2023, 04:17

Список авторов

Статистика

Онлайн: 1
Гостей: 1
Читатели: 0

Книг на сайте: 3385
Комментарии: 28525
Cообщения в ГК: 239

Глава 19
Глава 19
 
Морин.
"Это моё настоящее имя?" – подумала Брайд.
– Моя татуировка...
– Не является твоим именем, – ответил вампир, стоящий перед нею. Настоящий вампир. Она знала, что может встретиться с одним из них сегодня, но то, что ей это удалось, поражало её. Зубы у вампира были длиннее, чем у неё, а кожа бледнее. Как же выглядели остальные? Как она или как он?
А имело ли это значение? Брайд всю жизнь ждала этого момента, отчаянно надеясь встретить подобного себе. Этот мужчина являлся доказательством того, что она не была отклонением от нормы, ошибкой, уродцем. Он являлся доказательством того, что и у неё был дом.
– Ты знал меня? – удалось ей вымолвить сквозь комок в горле. Мир вокруг неё постепенно исчезал, и вампир – реальный, живой вампир! – стал единственным, что она видела. – Прежде?
Взгляд воина смягчился, переходя от фиолетового к нежно-голубому.
– Конечно. Ты была рождена, чтобы стать моей. Твоё тату – это метка. Моя метка. Эта татуировка говорит о том, кем ты являешься. Невестой МакКилла. – Протянув руку, он дотронулся большим пальцем до надписи на её запястье.
"Значит, вот что означает татуировка. Ничего себе". Не то чтобы она хотела выйти за этого мужчину. Или принадлежать ему, чтобы это ни значило в мире вампиров. В её мире. Брайд ощутила, как дрожь охватывает её руки и распространяется по всему телу.
– У меня так много вопросов, – произнесла Брайд. – Как я здесь оказалась? Меня кто-то сюда отправил? Или я ушла сама? У меня есть мать? – Она заставила себя остановиться, чтобы не надоесть вампиру вопросами.
Прежде, чем он успел вымолвить хоть слово, кто-то прошёл рядом с ними, и Девин повернулся, чтобы избежать контакта, в результате дотронувшись плечом до Брайд, а она, в свою очередь, случайно задела своим плечом МакКилла.
– Прости, – пробормотала она, ощущая покалывание в том месте, где к ней прикоснулся Девин, и не чувствуя ничего там, где она затронула МакКилла. Как и в тот момент, когда он провёл пальцем по её тату, она не испытала никакой реакции. Однако покалывание от прикосновения к Девину словно вернуло её в настоящее. Девин. Аукцион. Толпа.
– В извинениях нет необходимости, милая Морин. Я только рад твоим прикосновениям. – МакКилл обвёл взглядом людей вокруг них, а Девин зарычал. – Однако сейчас не время для разговоров.
– Да, не время, и никто не хочет, чтобы было иначе, – проскрежетал Девин, опустив руку на бёдра Брайд и разведя пальцы, пока они не дотронулись до её кожи. Этим он словно заявлял на неё свои права. – И её зовут Брайд. Моя Брайд.
Очевидно, он не был рад встрече с вампиром так же сильно, как она. Хотя ему следовало ликовать: может, МакКилл отведёт её в подземный мир вампиров, и тогда Девин вновь обретёт драгоценную свободу.
Брайд постаралась не обращать внимания на то, что от этой мысли её сердце болезненно сжалось.
МакКилл вдруг задрожал от внезапной... ярости?
– Ты ходишь по краю смерти, Таргон.
О, да. Это была ярость. К счастью, посетители аукциона не обращали на них внимания, но это могло измениться в любое мгновенье.
Девин слегка сдвинул Брайд в сторону, не отпуская её, но занимая её место и вставая лицом к лицу с воином.
– Она – моя жена. Мы обменялись кровью. Тебе прекрасно известно, что она больше не может кормиться от кого-либо ещё, а значит, она вне твоей досягаемости.
– На самом деле, – самодовольно произнёс воин, – это не совсем так. Она не погибнет без тебя.
– Теперь заметно, что ты в отчаянии. Я наблюдал за тем, как вампирша умирала, потому что потеряла своего мужчину.
– По собственному выбору, Таргон. Она умерла, потому что хотела этого. Ты серьёзно думаешь, что мы могли бы прожить так долго, не найдя способ обойти кровавую болезнь?
Девин зашипел. "Значит, болезнь можно преодолеть", – подумала Брайд. Однажды она сможет кормиться от кого-то другого. От этой мысли ей стало и радостно и грустно. Она обожала кровь Девина, но не хотела зависеть от него.
– Морин, – произнёс МакКилл, – принадлежит мне.
– Парни, – произнёс Даллас, когда Девин попытался схватить вампира за рубашку. – Достаточно.
Выпрямившись, Девин разгладил костюм.
– Верно, мне не о чем волноваться. Я видел твои движения – тебе нужно попрактиковаться, прежде чем ты сможешь совладать с такой тигрицей, как Брайд. И, пожалуйста, не обижайся. На правду не обижаются.
Под глазом МакКилла задёргалась мышца, его радужки покраснели.
– Когда мы отучим от твоей крови, она больше никогда не сможет увидеть тебя. Никогда не сможет с тобой столкнуться. Что ты об этом думаешь?
– Я думаю, что тебе нужно подлечиться, бедняга. – Девин похлопал МакКилла по голове. – Подобный бред, вероятно, опасен.
Если она будет пить кровь кого-то другого, то больше никогда не увидится с Девином? Это было правдой или МакКилл просто насмехался над ним?
Вена на лбу МакКилла, казалось, вот-вот лопнет.
Девин снова обхватил Брайд за талию в собственническом жесте.
– Это ты пытался купить её, верно?
МакКилл напряжённо кивнул.
– Скоро тебе станет известно, что, когда дело касается моей женщины, я сделаю всё, чтобы её вернуть. Всё. – "Даже убью тебя". Непроизнесённая угроза повисла в воздухе. Брайд попыталась встать между мужчинами, но Девин ей этого не позволил. Она бы пожелала, чтобы они разошлись, но слишком боялась последствий.
– Ну, а тебе стоит знать, что я сделаю всё, чтобы удержать её, – ответил Девин. Он хотел её удержать? Это было чем-то новым.
– Возможно, девушка должна сама принять решение. – МакКилл посмотрел на неё, его взгляд смягчился. Протянув руку, он заправил прядь волос ей за ухо.
Девин хлопнул его по руке.
– Не прикасайся к ней. Никогда.
МакКилл щелкнул челюстью, не сводя с Брайд взгляда.
– Меня зовут Виктор. МакКилл – просто моя категория.
– Категория воина, – произнесла она, на что он ответил кивком. – Значит, я тоже воин? Или вампирши берут категорию тех, кому принадлежат?
Он открыл рот, чтобы ответить, но голос с трибуны остановил его.
– Леди и джентльмены, пожалуйста, займите свои места. – Галогенные лампы над головой мигнули. – Мы начинаем и, как видите, сегодня у нас роскошный выбор.
– Мы поговорим, – сказал ей вампир. – Позже. – С этими словами, он повернулся к ним спиной, словно они не представляли никакой угрозы, и занял своё место.
Девин провёл Брайд к местам позади напротив воина и опустился на один из роскошных складных стульев. Когда она попыталась сделать то же самое, Девин покачал головой и указал вниз.
Она должна сидеть на покрытой ветками и грязью земле? Серьёзно?
– Садись, – рявкнул он, потеряв терпение.
Широко распахнув глаза, Брайд опустилась на колени возле ног Девина. Прежде она никогда не слышала такого гнева в его тоне. Даже тогда, когда он впервые сказал, что они женаты. Сейчас эмоции буквально бурлили в нём, его мышцы были напряжёнными, а лицо словно окаменело. И всё это из-за того, что МакКилл считал, что имеет на неё права?
Так ли это? Брайд потёрла татуировку на запястье. Точнее, клеймо. Её отдали вампиру сразу после рождения, если верить его словам. Это означало, что браки между вампирами были договорными.
Во всех своих фантазиях, она никогда не думала, что законы в её мире будут такими устаревшими. Но, очевидно, они были именно такими.
Какой была бы её жизнь, если бы она вышла замуж за МакКилла? Она не встретила бы Девина, это уж точно. Хотя, может, и встретила бы. Он ведь как-то был под землёй. Встретились бы они тогда? Ходили вокруг друг друга кругами и, в конце концов, поддались бы притяжению? Сейчас Брайд уже не могла представить, какого это, не хотеть Девина. Желание к нему стало неотъемлемой частью её жизни.
– Отстой, – произнёс Даллас, усаживаясь рядом с Девином и прерывая её размышления. – Что, если аукционер не знает, кто вампир? Мне не удалось изучить пленных.
– Просто следуй примеру МакКилла. – Ответ Девина был спокойным, но она всё ещё слышала ярость в его голосе. Он не успокаивался.
Брайд хотела умиротворить его, но не знала как. Спустя несколько секунд торг начался, и она позабыла о Девине. Рабов один за другим выводили на сцену, полы их мантий раздвигали, выставляя их тела на показ. Внутри Брайд поднялось отвращение. Это было жестоко. Некоторые пленники плакали и краснели, даже отводили взгляд от толпы. А другие смотрели прямо, словно испытывали вещи намного хуже и осмотр и критика были, по сравнению с этим, просто ничем.
В попытке отстраниться от этого ужаса, Брайд посмотрела на МакКилла. Он находился далеко от них, и ей было видно только его мужественный профиль: чуть длинноватый нос, безупречную кожу и чёрные волосы, слегка растрёпанные.
Неплохой экземпляр. "Фу. Теперь я думаю так же, как те, кто покупает рабов". Опустив ладонь на голову Брайд, Девин впился пальцами в её кожу.
– Видишь что-то, что тебе нравится, любимая?
Любимая. Раньше он никогда не называл её так, и от этого Брайд охватила дрожь. Серьёзно ли он говорил? И хотела ли она этого? Отведя взгляд от МакКилла, она взглянула на Девина, изучая его. Он смотрел на сцену, но его челюсти сжались, а глаза сузились, и в них можно было увидеть неистовое пламя.
– Теперь вижу, – ответила она мягко, ненавидя себя за то, что это было правдой.
Ослабив хватку, он погладил её по волосам. Выражение его лица разгладилось, наконец-то став спокойным.
– Нам нужно многое обсудить, – сказал Девин. Многое. Он имел в виду их расставание? Или то, что не прикасался к ней целую неделю, а как только кто-то другой проявил к ней интерес, заговорил о ней, как о своей собственности?
Брайд внезапно охватил гнев. Так вот, что необходимо для того, чтобы Девин её замечал? Привлекать внимание других мужчин? Ну, в эту игру она играть не собиралась. Девин либо хотел её, либо не хотел. Тут по зданию разнёсся голос МакКилла, и Брайд удивлённо повернулась в его сторону. Его рука была в воздухе, а значит, он только что предложил цену. Переведя взгляд на сцену, Брайд увидела на ней высокого, худощавого бледного мужчину с белоснежными волосами, который гордо смотрел вперёд, не сводя взгляда с толпы. И он не просто терпел унижение: он шипел и обнажал зубы, однако клыков Брайд не заметила.
– ...сильнее, быстрее, смертоноснее, – произносил организатор торгов. – Хотя, предупреждаю. Вам придётся быть с ним осторожнее – он кусается. – По толпе пронеслась волна смеха, вызывая у Брайд ещё большее отвращение.
Цена на мужчину всё возрастала, руки взлетали в воздух.
– Взгляните в его глаза, – произнёс аукционер. – Тёмно-синие. Как сапфиры. Давайте же, дамы. Вам ведь нравятся драгоценности. Когда устанете от него, сможете носить его глаза.
– Как они удерживают его, если он такой сильный? – прошептала Брайд.
– Возможно, дело в наркотиках, – ответил Девин. – Или они не позволяют ему кормиться.
МакКилл снова поднял руку.
– Давай, – сказал Девин Далласу, и тот выкрикнул такую астрономическую сумму, что толпы тут же затихла, а аукционер ахнул. МакКилл развернулся на своём месте, стреляя в них злобным взглядом.
– Продано, – провозгласил аукционер с ухмылкой.
Торги всё продолжались. МакКилл больше не поднимал руку, но напрягся, когда на сцену вывели молодую девушку. Её кожа не была настолько бледной, как у предыдущего вампира, но волосы её были такими же белоснежными, и Девин приказал Далласу предложить цену. И тот снова победил. Наконец, аукцион подошёл к концу, и последнего иного приобрели. Девин и Даллас вместе с остальными поднялись с мест, и никто из них не помог Брайд встать. Её глаза были сухими, хоть ей и хотелось заплакать от жалости к тем, кого продали.
Она постаралась запомнить лица присутствующих, надеясь проследить за ними и освободить их "рабов", как только сможет. Или ещё лучше, она воспользуется деньгами Девина и поручит кому-нибудь эту работу.
– Он – воин, так что прикажет своим людям попытаться забрать тех, кого ты купил, – тихо сказал Девин Далласу. – Будь готов.
– А где будешь ты? – спросил агент, прикрыв рот рукой.
– Я буду избегать его, и охранять Брайд. Скажи Мие, что я выполнил свою часть сделки. – Сделка. Кровь Брайд больше не будут исследовать, а взамен Девин предоставит А.У.Ч. столько вампиров, сколько смог достать. То есть, двое. Её желудок сжался. Она не могла позволить тем вампирам стать игольницами. Она даже предложит себя вместо них, если потребуется, ведь она, по крайней мере, не была травмирована.
Переглянувшись, мужчины молча кивнули друг другу, а затем Даллас направился к сцене, чтобы забрать выигрыш.
– Ты идёшь со мной, и я не хочу слышать каких-либо возражений, – холодно произнёс Девин. Он не взглянул на неё и не тронулся с места. Чего он ждал?
– Ну, возражений у меня достаточно. – Она не оборачивалась к нему, словно говорила сама с собой. МакКилл всё ещё был на своём месте, лицом к сцене. – Торги закончились, ты получил свои трофеи, а мне уже осточертело быть рабыней. Власть ударила тебе в голову. И не в ту голову, которую я хочу! Точнее хотела. Теперь это не так. И, просто чтобы ты знал, мы не можем позволить, чтобы проданных людей забрали Бог знает куда, и делали с ними Бог знает что.
– Мы можем, и мы позволим. Если я знаю А.У.Ч, а я знаю, то они освободят тех, кого смогут, прежде чем новые владельцы смогут сесть в свои автомобили.
От этих слов Брайд расслабилась.
– Что насчёт вампиров?
– С тобой хорошо обращались. И с ними тоже будут.
– Как с ними могут хорошо обращаться, если они останутся взаперти до конца своих дней?
Под глазом Девина задёргалась мышца. У него не было ответа.
– А.У.Ч. может оставить их у себя на неделю, а затем я хочу, чтобы ты забрал нашу собственность обратно, – решительно произнесла она. – То, что принадлежит тебе, принадлежит и мне, помнишь?
– Мы поговорим об этом с Мией.
Мы. Не я. Из-за этого она смогла согласно кивнуть.
– А теперь перейдём к тому, что ты, я уверена, не хочешь обсуждать. Я хочу расспросить МакКилла о своих людях.
Словно услышав её, МакКилл поднялся и повернулся к ним.
– Ты права, я не хочу это обсуждать. – Наконец приступив к делу, Девин схватил её за руку и потащил на выход, огибая попадающихся на пути людей и стулья. – Ты можешь расспросить нашу собственность, как ты их назвала, в А.У.Ч. МакКилл только попытается заманить тебя под землю.
Её сердце заколотилось в груди.
– Но что, если я хочу там побывать?
Вдруг у неё там была семья?
– Тебя могут приговорить к смерти за жизнь на поверхности, помнишь? Ты не можешь туда пойти. Это слишком большой риск. – Он на мгновение остановился, оглянувшись на неё через плечо. – Хотя, если бы это не было фактором, ты бы всё равно захотела пойти?
– Да. – Брайд чувствовала взгляд, прожигающий её спину, и знала, кто за ней наблюдал. Однако не в состоянии остановится, оглянулась. И точно, МакКилл смотрел на неё, сощурившись. Его руки были сжаты в кулаки, но он не следовал за ними, оставаясь на месте. – Я всю жизнь мечтала о семье.
– Даже несмотря на то, что эта семья отдала тебя мужчине сразу после рождения? Это не является традицией. С другими женщинами такого не делают.
– Ох. – Тогда почему это сделали с ней, если это не было традицией, как она изначально предполагала? В качестве расплаты? Или родители просто не хотели её? Брайд подавила накатывающее уныние.
– Да, – произнесла она тихо. Единственный способ получить ответы – спросить тех, кто знал её родителей. – Я бы всё равно захотела пойти.
Когда они вышли на улицу, затхлый воздух здания, смешанный с запахом духов, сменился прохладным и чистым. Брайд глубоко вдохнула. В ночном воздухе ощущались выхлопные газы, но это лучше, чем куча людей, от которых пахло едой.
– Если мне нельзя спускаться под землю, то я хочу поговорить с МакКиллом. – Казалось, он не возражал против её вопросов, с готовностью отвечая на них.
– Я говорил тебе, насколько ты меня раздражаешь? – Девин ускорил шаг.
Пытаясь поспеть за ним, она запиналась об собственные ноги.
– Находиться рядом со мной – одно удовольствие, и тебе это прекрасно известно. Куда ты меня ведёшь? – Они уже прошли мимо его машины.
– Чтобы я ни сделал в конце – а я меняю решение каждые три секунды – я не смогу сделать это здесь, – ответил он. – Они возвели что-то типа скремблера энергии, чтобы я не мог управлять телами других людей.
Заметка для себя: купить скремблер энергии. Не то чтобы Девин контролировал её движения с тех пор, как заставил её раздеться в той квартире, ублюдок.
Взволнованно проведя свободной рукой по волосам, Девин отошёл от парковки, направившись в сторону огороженного забором леса. Являющегося государственной собственностью.
– А... Девин.
– Не сейчас.
– А когда? Когда нас арестуют? – Чем дальше они уходили, тем тише становилась ночь и слаще воздух. "Деревья. Ммм". Брайд снова сделала глубокий вдох, наслаждаясь запахом. Наконец, Девин остановился – они дошли до забора.
Развернувшись, он схватил её за плечи. Его взгляд был неистовым, даже слегка диким.
– Ты со мной, Брайд?
Она непонимающе моргнула.
– Я ведь стою здесь, разве нет?
Девин потряс её.
– МакКилл нравится тебе больше, чем я?
МакКилл... что? Она едва могла понять, чего Девин от неё хотел.
– А кто сказал, что кто-либо из вас мне нравится?
– Я добуду ответы о твоей семье, – произнёс Девин с прежней интенсивностью. – Я даже проведу тебя в подземелье, если хочешь, и буду охранять тебя. Но ты не должна вовлекать в это вампира, ясно? Он хочет, чтобы ты принадлежала ему.
И что?
– Люди не всегда получают то, чего хотят, верно?
Он снова встряхнул её.
– Брайд, я серьёзно. Скажи, что тебе не нравится МакКилл.
Тут её озарила шокирующая мысль.
– Девин, ты что... ревнуешь?
Он не просто хотел её из-за того, что она привлекала внимание другого мужчины: Девин был в отчаянии. Таким она его ещё не видела.
– Нет, конечно, нет. – Он отпустил её, но продолжал хмуриться. – Я просто не хочу, чтобы ты была с кем-то другим, пока являешься моей женой. Сейчас ты моя, и я убью любого, кто к тебе прикоснётся, – добавил он.
Эм... привет, ревность. Брайд хотела улыбнуться, но сдержалась. Девин не заслуживал знать того, как обрадовал её своими словами.
– Раз ты так сильно ревнуешь, то почему игнорировал меня всю неделю? Почему спал в другой комнате?
– Я ведь сказал, что не ревную. – Сощурившись, он приблизился к ней, пока они не уперлись в ограду. – Я не подходил к тебе, желая показать, что уважаю тебя.
– Дай мне минуту, чтобы прийти в себя от твоей ревности и понять, что ты только что сказал. – Она ахнула, ощутив прохладный камень плечами и бёдрами. – Нет, всё ещё не понимаю. Как игнорирование связано с уважением ко мне?
Девин дотронулся носом до её.
– Ты знаешь, каково это, быть взаперти? В одиночестве, в темноте, когда все про тебя забыли, а тишина оглушает?
Она молча покачала головой.
– А я знаю. В детстве меня запирали в темнице за проявление малейших признаков желания. Мне говорили, что секс – неприличное и грязное дело, и долгое время я в это верил. С возрастом это прошло, но с тобой я ощутил, как подобные мысли снова выбираются на поверхность, и так боялся, что...
Ощутив волну эмоций, поглощающих её, Брайд забросила руки на шею Девину и впилась в его рот губами. Он оставил её в одиночестве не потом, что его желание прошло, а потому, что боялся пристыдить её. "Я покажу ему, какую ошибку он совершил", – подумала Брайд, скользнув языком в его рот. Сначала Девин не ответил, но потом застонал и прижался к ней, овладевая её губами и доводя её до края удовольствия.
– Ещё, – произнесла она. С их последнего поцелуя прошло много времени. Слишком много. Несмотря на их окружение и опасность, ожидание казалось немыслимым. – Ничто из того, что ты делаешь, не является неприличным, клянусь Богом. Ну, если не считать того, что ты позволил мне страдать, уходя к себе в комнату. Ты позволил мне испытать наслаждение, а потом отнял его.
Девин хрипло рассмеялся.
– Ну, первая доза всегда бесплатна. За остальное придётся заплатить.
– Назови цену.
– Мне нужна ты. Просто ты.
Опустив руки, он в считанные секунды спустил её штаны до лодыжек, а затем рывком расстегнул собственные брюки, и его возбуждённый член вырвался наружу. Затем Девин схватил Брайд за бёдра и, разведя их в стороны и обернув вокруг своей талии, погрузился в неё. Она откинула голову на холодную ограду и выгнула спину, чтобы принять его глубже.
Одной рукой Девин начал массировать её грудь, лаская сосок через ткань лифчика.
– Никогда не отказывай мне в этом снова, – потребовала Брайд. – Ясно?
Прикусив её за подбородок, Девин продолжил врываться в неё.
– Ты – всё, о чём я думаю. Всё, чего я хочу.
Каждым движением вперёд он возносил её на новые высоты. Каждым движением назад он сводил её с ума. Он касался каждой её частички, даже её души.
– Девин, – простонала Брайд.
– Ты... ты возбуждаешь меня, заставляешь смеяться и злиться. Ты смотришь на меня своими изумрудными глазами и всё, чего я хочу – увидеть в них радость. Ты приводишь меня в замешательство, и из-за тебя я хочу стать лучше.
– Лучше не бывает, – ответив ему, она шагнула через край, ахая и выкрикивая его имя, держась за него, желая никогда не отпускать.
А когда она наклонилась и провела клыками по его шее, Девин вздрогнул, сильнее прижав её к себе. Она не станет делать этого, не будет пить его кровь, пока они находились рядом с домом, где проходили торги. Но она скользнула языком по его коже, покрывая её особым веществом. Девин тут же кончил, погружаясь в неё до конца и снова заводя за грань удовольствия.
– Брайд. Моя Брайд.
Убрав руки из его волос, она заставила Девина взглянуть на неё, чтобы он мог видеть правду в её глазах.
– Твоя. – Но как долго она будет его?
Немного успокоившись, но продолжая тяжело дышать, Девин притянул её ближе.
– Я не готов отпускать тебя.
– Так не отпускай. Мы можем оставаться здесь всю ночь.
– Кто-то идёт.
Это привлекло её внимание. Взвизгнув, Брайд отстранилась от Девина.
– Почему ты не сказал раньше?
Поправляя одежду дрожащими руками, она покраснела, ощутив влагу между ног.
– Потому что не хотел. – Девин неспешно застегнул брюки, оставаясь перед ней и загораживая её своим телом. Он ухмылялся, снова став дерзким и самоуверенны. – МакКилл, – произнёс он с наслаждением, а затем повернулся, готовясь к противостоянию.
Подойдя к ним, МакКилл скользнул фиолетовым взглядом по их помятой одежде, припухшим губам Брайд и её быстро поднимающейся груди. Ноздри воина раздулись. Если его обоняние было таким же, как у неё, то он ощущал запах секса, исходивший от них.
– Мне следует уничтожить тебя здесь и сейчас, – обратился вампир к Девину.
Пока он говорил, его армия подошла и окружила их. Ахнув, Брайд вышла вперёд и развела руки в стороны, чтобы заслонить собою Девина. Без лезвий она чувствовала себя обнажённой, но не беспомощной.
– Никому не двигаться, – скомандовала она.
Не позволяя ей прикрывать себя, Девин задвинул Брайд обратно за спину, но она тут же вышла и встала рядом с ним.
– Ты последовал за нами, как я и предполагал, – сказал Девин вампиру, его улыбка стала зловещей. – Хорошо, что ты это сделал.
МакКилл ответил ему собственной ухмылкой и двинулся вперёд, сокращая расстояние между ними. Сделав всего пару шагов, он остановился и нахмурился.
– Ублюдок. Используешь против меня свою способность. Ну, посмотрим, сможешь ли ты справиться со всеми нами. Выведите его из строя, – прорычал воин своим мужчинам. – Но оставьте в живых. Моя женщина нуждается в его крови. На данный момент.
Вампиры тоже шагнули вперёд. И тоже замерли на месте.
– Ты получил ответ на свой вопрос? – спросил Девин самодовольно. Затем он удивил её, потому что, вместо того, чтобы напасть и убить, произнёс. – Я позволю тебе и твоим воинам жить, МакКилл. А взамен, ты отведёшь нас к вашему королю, если можешь гарантировать, что Брайд не будет наказана за жизнь на поверхности. Так как ты планировал забрать её с собой, я полагаю, что ты уже нашёл способ обойти смертный приговор.
МакКилл поражённо моргнул, во взгляде его мелькнуло подозрение.
– Я не понимаю.
Она тоже не понимала.
– Да, что происходит?
Девин убивал без колебания и сожалений, и он определённо хотел сделать это сейчас. Но не сделал. Вместо этого он требовал, чтобы их отвели под землю. Ради неё.
– Брайд принадлежит мне, – продолжил он, – однако ты считаешь её своей собственностью. – Девин решительно приподнял подбородок. – Мне не нужно, чтобы ты гонялся за ней до конца жизни, а она хочет узнать больше о своих людях, поэтому давай решим обе проблемы разом. Мы обратимся к вашему королю и позволим ему решить, что будет дальше, а по пути ты расскажешь Брайд то, что она хочет узнать.
"А что, если король решит, что я принадлежу МакКиллу?" – подумала Брайд. Ну, уж нет.
– Я с радостью спущусь под землю, но никто не станет управлять моей судьбой.
– Её не приговорят к смерти, – сказал МакКилл, игнорируя её. – Она родилась на поверхности, будучи дочерью пойманных вампиров. – Он взглянул на своих воинов, прося её и Девина не противоречить ему. – Тут ничего нельзя было сделать.
Девин кивнул.
– Тогда решено.
– Решено, – ответил вампир.
– То, что вы в согласии друг с другом, просто замечательно, правда. Но разве у меня нет права голоса? – резко произнесла Брайд. – Вы не слышали, что никто кроме меня не станет решать, с кем мне быть?
И снова никто не обратил на неё внимания. Чёрт побери! Может, дело в блёстках на её костюме? Стоило ей нарядиться как рабыне, и все перестали воспринимать её всерьёз.
– Я спущусь в подземелье, но только потому, что сама этого хочу, – сказала она. – Это всё, что я могу пообещать.
Девин, должно быть, отпустил вампира, потому что он сделал шаг назад и произнёс:
– Не надейся, что для тебя это хорошо закончится, Таргон.
 
Переводчик и редактор: Eddie_10 
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход
Вверх